Огнем и мечом

4,4
20 читателей оценили
772 печ. страниц
2016 год
Оцените книгу
  1. rhanigusto
    Оценил книгу

    ...litera scripta manet...

    ...золочёным тиснением проступают сквозь кожу переплёта заглавные словеса верительной грамоты Нобелевской премии. Ярче других: «выдающийся эпос». Перед вами – «Огнём и мечом» польского писателя Генрика Сенкевича. Внутри – один из самых драматических и, вместе с тем, завораживающих отрывков из летописи земель, ныне зовущихся Niepodległa Polska и незалежна Україна. Это при том, что даже в тот период, а освещается хронология восстания Богдана Хмельницкого 1648-54 годов, ничем уж совсем экстраординарным данные события не изобиловали. Всё было как всегда: в корчмах – наливали, крестьяне – пахали, бунтовщики – бунтовали, бедные – беднели, а богатые – богатели. Правители плели интриги, за которые их воинства, в перерывах между приступами мертвецкого пьянства и грабежа захваченных земель, сражались, побеждали, проигрывали и умирали. И разрешение любых неоднозначностей, допускающих изначальную двойственность трактования, происходило исключительно с применением мантры «казнить-линчевать». Так что романтизация и популяризация образов описываемой эпохи заслуга практически исключительно великолепного авторского таланта. Подобно латинской пословице из эпиграфа, написанное в книге теперь уже не вырубишь даже топором. Было так на самом деле, или нет, но для многих читателей казацкий бунт семнадцатого столетия останется в восприятии именно таким, каким его изобразил пан Сенкевич. Повествованием не то убедительным, не то убеждающим. А местами, и попросту – выдуманным. Но воспринимаемым, тем не менее, до странного правдоподобно. И даже доверительно. Вереницы букв которого, незаметно для читающего, сливаются в слова. Те, в свою очередь, сплетаются узором абзацев, из которых и сложено это, несмотря на впечатляющий объём, удивительно короткое и головокружительно увлекающее сказание о казаке и татарине, шляхтиче и русиче, Украйне и Речи Посполитой, Диком Поле и Сечи Запорожской. О том, как огнём и мечом, благородством и отвагой, подлостью и доблестью, смекалкой и хитростью, пирами и посольствами, ратными подвигами и злобными деяниями триста лет тому назад писалась история земли русской...

    ...и ведь историческая трилогия, первым томом которой и является «Огнём и мечом», в результате стала самым кассовым, да простят меня поклонники классической литературы за такое определение, творением знаменитого поляка. Общая сумма полученных за трёхкнижие гонораров, ещё при жизни автора перевалила за отметку в 70000 царских рублей. Что, в переводе на нынешние финансы, составляло бы где-то порядка двух с половиной миллионов (sic!) долларов США. Но Нобеля просто за такое даже в те времена не давали. Тут дело в другом. Время написания – 1884-ый. В 2014-ом сто тридцать годов уж книге будет, между прочим. Но вот ведь штука, столь почтенный, да что там – откровенно дремучий, возраст не ощущается совершенно. Архаизмом тут и не пахло. Роман задорен, кипуч и читается, как лучшие достижения современной литературы. Одновременно с тем, события книги разворачиваются с деланной неспешностью, неотвратимо, с неукротимым достоинством и тяжеловесным изяществом идеально вышколенной панцирной фаланги. Получаемый таким противоборственным разнообразием эффект, оказывает воздействие, если и не магическое, то уж сродни лёгкому гипнозу определённо. Конечно, по ходу чтения, может показаться, что пан Сенкевич изваял собственную версию «Трёх мушкетеров» Дюма. Но не стоит обманываться. Это исторический трактат. Практически – скрижаль. Волею случая проступивший на бумаге в виде удивительно поэтичной, беллетризированной приключенческой прозы. Ценность исторического труда, побуждающего отдельными местами к откровенному хихикающему веселью, невозможно определить в скупых рамках метрики «понравился-непонравился-безразлично». Даже современный читатель, одурманенный миазмами доподлинно вымышленных интриг и хитросплетений вестеросских королевств, и никогда не происходивших приключений славного малого Рейнмара, прозываемого Рейневаном, поневоле вынужден будет проникнуться необоримой мощью исполинской поступи описанных в романе событий. Ибо из них и им подобных и проистекает вся нынешняя фэнтезийная и альтернативно историческая проза. По крайней мере – лучшая её часть. А ведь это, как и упоминалось выше, всего лишь малая частица истории меньшей половины европейских земель. И рассказ ведётся всего-то о шести годах одного века. И, по раздумии, читатель вправе предположить, что не в тысячах лет придуманной хронологии многих миров, стало быть, книжная сила. А в Слове она. И в Образах, им порождаемых. Что в действительности, и не придумывая очередной трёхручный арбалет и ещё один элитный орден конных саблеметателей, можно владеть вниманием читающего безраздельно: от корки до корки, от предисловия до оглавления...

    P.S. ...в постскриптуме – немного о героях книги. В отличие от четвёрки вымышленных приключенцев, каковые нарочито литературные, главные отрицательные персонажи – Богун и Хмельницкий – вышли из под пера Сенкевича доподлинными великими людьми своего времени. Благородными, безжалостными, изворотливыми, подлыми и достойными порицания и восхищения скопом. В общем, личностями предельно противоречивыми, но, безусловно, способными увековечить память о себе и собственных деяниях в умах будущих поколений...

    P.P.S. ...на сладкое – приторная, концентрированного авторского мастерства, цитата:

    Стычки под орудийным огнем уже начались. С флангового укрепления были видны и отдельные всадники, и целые группки, мерявшиеся друг с другом силами. Это татары сходились с сине-желтыми казаками Потоцких. Всадники наскакивали друг на друга, проворно разлетались в стороны, объезжали друг друга с боков, перестреливались из пистолетов и луков, метали копья и пытались заарканить один другого. Издали стычки эти казались скорее игрой, и только кони, там и сям бегавшие без всадников по лугу, были свидетельством тому, что игра велась не на жизнь, а на смерть.
  2. Kitty
    Оценил книгу

    Какая же раньше на меня тоска и скука находила, когда слышала фамилии Хмельницкого и Вишневецкого - вспоминались сразу неинтересные уроки истории Украины в школе, когда училка настолько “вдохновленно” рассказывала о событиях минувших дней, что сама за своим же рассказом и засыпала… И тут на тебе - благодаря Сенкевичу эти двое, да и многие другие исторические личности наконец ожили, обрели плоть и поскакали-понеслись творить дела и бороться за справедливость, так же как и стали объемными и более внятными события восстания Богдана Хмельницкого и его войной с Речью Посполитой.

    Только вот разбираться насколько правду Сенкевич тут описал нет ни малейшего желания - все это настолько субъективно и, рассматривая некоторые события то в одном, то в другом свете, скрывая подлости одних, и акцентируя внимания на прелестях других, можно долго и нудно перетягивать одеяло. Да и исторической точности тут как раз меньше всего хочется - ведь не учебник по истории берешь читать, а захватывающий роман. И он именно таким и получился у Генрика - милый, героический, романтизированный и довольно таки сентиментальный роман о чести, отваге и доблести польского панства с неизбежной (и необходимой для поддержания интереса читателя и накала эмоций) любовью до гроба и преданностью стране и князю.

    Помимо главных героев в книге, как бы мило пан Володыёвский не шевелил усиками, какие бы чудеса доброты и силы не проявлял Лонгин Подбипятка, я не смогла остаться равнодушной к пану Заглобе - трусливому старому пройдохе, который только то и умеет хорошо делать, что пить да болтать. Хотя от страха и боязни за свою шкуру, он таких геройств натворил за все повествование, что по его внешности и характеру сложно поверить, что он на такое способен. А как он ругался и огрызался - я практически все его перлы выписывала, настолько они хороши! Слуга Скетушского тоже особо полюбился - такой хитрюга и с подвешенным языком, который из любой неприятности выкрутится. И на фоне этих двух (ну ладно, ладно, трех - маленький Михалка прелесть та еще) сам пан Ян смотрится пресным и прилизанным - слишком разумным, слишком идеальным и степенным. Хотелось каких-то больше безумств от него увидеть. И единственное, что поддерживает к нему интерес - это его любовные переживания к прекрасной Елене.

    К слову, “Огнем и мечом” мне многими мотивами и настроением напомнил “Крестоносцев” того же Сенкевича: обет одного из персонажей не жениться, пока не насобирает определенное количество голов врага, а так же любовь главного героя, когда ему с его суженной столько препятствий и неприятностей выпадает, что рано или поздно с ним же теряешь надежду, что они когда-либо уже будут вместе. А добавить ко всему этому восхищение и хвастовство силой и героизмом польских рыцарей - и всплыло чувство дежа вю. Но это книгу ни разу не портит - я готова Генрика читать и перечитывать вдоль и поперек и вряд ли он от этого станет хуже и менее интересным.

    Вышла куча необоснованных (хотя почему же необоснованных - книга-то прелесть) восторгов и радости, но по-другому с Сенкевичем я не могу - настолько он мил и интересен. Ведь мало кто может похвастаться таким умением совместить юмор с серьезностью происходящих событий, не говоря уже о том, как захватывающее у него получается рассказывать про битвы, подробные описания которых занимают целые главы, но тем не менее ни капельки не утомляют. Подожду теперь, чтобы немного улеглись впечатления и побегу читать продолжение. Уж очень хочется снова встретиться с полюбившимися героями и послушать как они в очередной раз одолеют своих неприятелей.

  3. strannik102
    Оценил книгу

    Совсем неплохая книга. Если постараться избегать термина "хорошая".

    Хорошесть книги состоит во многих достоинствах.
    И историчность (с вполне понятными и объяснимыми включениями художественной придуманности некоторых героев и каких-то ситуаций).
    И приключабельность на уровне: и сам ход исторических событий так и заставляет приключения впрыгивать в текст романа, и воля автора.
    И даже актуальность романа, как ни странно, тоже тут как тут (с учётом современных реалий этого восточно-европейского региона).
    И горячая и горячащая любовная линия — с трудностями и опасностями, с разлуками и стремлениями друг к другу, с обретениями и потерями.
    И даже некоторая мушкетёристость тоже есть: боевых друзей-соратников тоже оказывается ровно четверо, и их неразлучимость и готовность быть вместе везде и всюду так и подталкивают читателя к именам прославленных героев Дюма.
    И яркие и характерные герои, начиная от нашей четвёрки и переходя уже к другим, как совершенно историческим личностям, так и к придуманным авторам персонажам.
    И красочные картины польско-украинских земель.
    И жанрово-бытовые сценки жизни людей в этих местах и городах — что украинских, что польских (и вкрапления украинизмов, а также латинских выражений, распространённых в те времена и в тех местах).
    И сочные и порой промораживающие душу описания боёв и штурмов, осад и сабельных стычек, и многочисленных сцен насилия одной стороны над другой и обратно.
    В общем, скучать не приходится.

    А избегать термина "хорошая" заставляет явная предвзятость и избирательность автора в своей симпатии к одной из противостоящих сторон. Всё, что делается панством и польским "рыцарством", шляхтичами — всё это подаётся явно с одобрением или, как минимум, с пониманием и сочувствием Генрика Сенкевича. И ровно такие же по жестокости и бессмысленности действия восставшего и бунтующего украинского казачества подаются автором только как чрезмерные и бесчеловечные жестокости и зверства. Одна сторона противостояние заранее назначена автором как неправая и преступная, а вторая явно обеляется и романтизируется, приукрашивается и как бы возвышается. И именно эта предвзятость Сенкевича и не даёт читателю возможность оценить роман очень высоко.

    Хотя нужно отдать должное мастерству Сенкевича как литератора — он сумел-таки вызвать явную симпатию и сочувствие с некоторым своим героям. И уж конечно к влюблённой паре. И заразившись этим чисто человеческим сочувствием поневоле как бы становишься на сторону польских шляхтичей...

    Ради справедливости нужно также признать, что есть-таки в романе строки упрёка и в адрес Речи Посполитой как государства, и в адрес польской знати — такие критические строки то и дело встречаются в тексте романа в тех местах, где анализируется общее актуальное социально-политическое положение в этом царстве-государстве в период его Смутного времени. Однако тут же вся вина и вся ответственность за смуту возлагается на казаков, на простой украинский народ и на Богдана Хмельницкого как главного смутьяна и зачинщика всех этих польских бед.

    Трудно, не являясь специалистом-историком, пытаться самому раздавать сёстрам серьги, и потому при необходимости обратимся к учёным в этой области человековедения, а кому нужна настоящая критика романа Генрика Сенкевича, так за этим лучше к Болеславу Прусу. Нам же остаётся только воздать должное этому совсем неплохому историко-приключенческому роману. И решить, когда будут читаться вторая и третья часть трилогии...