«Андерманир штук» читать онлайн книгу📙 автора Евгения Клюева на MyBook.ru

Премиум

4.69 
(16 оценок)

Андерманир штук

510 печатных страниц

2010 год

16+

По подписке
549 руб.

Доступ ко всем книгам и аудиокнигам от 1 месяца

Первые 14 дней бесплатно
Аренда книги
125 руб.

Доступ к этой книге на 14 дней

Чтобы читать онлайн 

или возьмите книгу 
в аренду

Оцените книгу
О книге
Новый роман Евгения Клюева, подобно его прежним романам, превращает фантасмагорию в реальность и поднимает реальность до фантасмагории. Это роман, постоянно балансирующий на границе между чудом и трюком, текстом и жизнью, видимым и невидимым, прошлым и будущим. Роман, чьи сюжетные линии суть теря...

читайте онлайн полную версию книги «Андерманир штук» автора Евгений Клюев на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Скачивайте приложения для iOS или Android и читайте «Андерманир штук» где угодно даже без интернета. 

Издатель
561 книга

Поделиться

sq

Оценил книгу

Когда я начал читать эту книгу, у меня было желание поскорее закрыть последнюю страницу и поставить высшую лайвлибовскую оценку. Я наслаждался языком книги, сатирой и иронией, любовью автора к (родному?) городу. Однако литературные достоинства со временем померкли. Обнаружились куски, которые читать было скучно. А главное: все персонажи остались плоскими и чёрно-белыми. Никакого развития никто из них не получил. Лев в 6 лет не сильно отличается от Льва в 30.
И всё время чувствовалась какая-то вторичность. То Пелевин проскочит, то смягчённый вариант Сорокина, то "Мастер и Маргарита" вспомнится, то Маркес. В конце и вовсе автор вогнал меня в непонимание густой мистикой. Не решил ещё, сколькими баллами я эту книгу оценю, но точно не максимумом.
Однако оценка будет высокой. БОльшую часть текста я прочитал с удовольствием. Книга полна афористических фраз вроде таких:

вилкой гоняя по тарелке ловко и, видимо, не без причин увертывавшийся от него соленый огурчик
...
Пора было покрываться холодным потом: чувство порядка требовало. Так Владлен Семенович и поступил: холодным потом покрылся и затрясся даже.

Ну классно же! Просто представляешь себя на месте этого Владлена Семёновича. Или даже на месте огурчика.
И таких перлов в тексте огромное количество. Приятно читать.

О чём же книга?
О месте и времени.

Жанр?
Несомненный магический реализм.

Написано про Москву. Хотя подобную книгу можно написать о любом городе мира. Надо только, чтобы он был достаточно большим и с историей. Чтобы можно было пойти куда-то в неизвестном направлении, встретить много незнакомых улиц, переулков, проходов, подворотен, странных зданий и людей. И потом вдруг, совершенно неожиданно, оказаться в знакомом месте, расположенном бог знает как далеко от начала маршрута.
Можно немного пользоваться картой, но только бумажной и желательно достаточно старой. (GPS-навигатор не подойдёт.) Бумажная карта всегда чуть-чуть врёт и -- немного или сильно -- отстаёт от времени. Пользуясь ею, вы обнаружите много интересного, узнаете, что город живёт, что-то в нём неожиданно меняется.
Можно прогуляться и по карте, которая у каждого в голове. Пожалуй, в этом случае интересного найдётся ещё больше.
Что это?
5-я улица Соколиной Горы. И 8-я есть. А куда же делись остальные?
Спасоглинищевские могут превратиться в Спасокукоцкие или наоборот.
Отыщутся какие-то Лялины, Галины, Машины, которых сто лет здесь не было и быть не могло.
И какой там Кисловский переулок? Верхний? Нижний? Хрен его знает. Но совершенно точно не Средний. Так какой всё-таки? А неважно! Каждому известно, что Кисловский в Москве один, какой бы он ни был. Но ясно и то, что были и другие Кисловские. И где они все?
А они где-то рядом. Они остались. На старых картах или в памяти. Если в памяти, то с дополнительными искажениями. Получается цирковой фокус:
андеманир штук, свежий вид: другая Москва стоит!

По этому поводу Евгений Клюев предлагает афоризм, практически готовый тост:

за мою Москву, за память места, за Слово, которое было в начале!

Выпить за такое совсем не грех.

Но что лучше: Москва моей памяти или Москва современная?
Ох, и сложный же это вопрос!
Идёшь по парку или скверу и вдруг вместо уютной тропинки с одуванчиками и цикорием по бокам -- тротуарная плитка! В сильный дождь она очень полезна, наверное. Да никто об этом не знает: кто ж пойдёт сюда в сильный дождь?
С другой стороны, кому хочется сегодня жить в городе, который спланировал ещё Юрий Долгорукий? Кому-то жаль сгоревших без следа во время нашествия Наполеона деревянных изб? Лично мне жаль только погибшего в огне оригинала Слова о полку Игореве. Нельзя стоять на месте. Надо двигаться вперёд. Большой театр, Манеж и Александровский сад наверняка лучше, чем топкие берега реки Неглинной.
Посмотрим с третьей, так сказать, стороны. Берём Мясницкую между Бульварным кольцом и Садовым. Андеманир штук, гранитный вид: широченный тротуар лежит! По нему и раньше, когда он узким был, редкий пешеход ходил, и сейчас почти никого нет. Каменные лавочки. Предполагается, видимо, что мы сядем и будем глазеть на контору Центросоюза, шедевр Ле Корбюзье. Здание стОит того, чтобы посидеть и посмотреть. Но... ни разу не видел, чтобы кто-нибудь действительно сидел и смотрел. Не трогали бы лучше Мясницкую, оставили как есть, честное слово. Гранит в данном случае мало уместен.

OK, это всё мои личные впечатления. Для тех, кто хочет впечатлений своих, вот набор старых карт. Гуляйте, друзья, читая эту книгу. Москва несомненно её главный герой. Только не смотрите при этом на навигатор: он убивает андеманир штук.

Действие книги относится к периоду от 1970 примерно года до конца века. Автор в мистической форме довольно интересно рассказывает о многих сторонах нашей жизни от советской засекреченности всего на свете до повального увлечения "тонкими энергиями" и подобных помешательств.
А где-то фоном постоянно маячит цирк. В настоящем цирке всё и делается по-честному, по-настоящему. А в цирке нашей московской жизни во все времена всё было, есть и будет наперекосяк.

Книга очень достойная. Особенно рекомендую жителям упомянутых больших городов с историей. В первую очередь, разумеется, москвичам.
Очень жаль, что повествование не доходит до настоящего времени. Было бы не менее занимательно.

====== PS

Раздражало частое написание слов "Вы", "Вас", "Вам" с прописной буквы. В служебной записке начальнику это уместно. В литературном произведении -- нет. Заблуждаются те, кто думает, что такое написание добавляет тексту вежливости, а героям уважения. Канцелярского стиля оно добавляет.

Хотел ещё много чего написать. Про власть, про науку и шарлатанство, про искусство добывания денег и неожиданные повороты сюжета, ещё про что-то. В книге очень много интересных тем, которые можно обсудить.
Но довольно. И так длинно получилось.

Поделиться

zhem4uzhinka

Оценил книгу

У Клюева всегда в начале будет Слово. И слово это будет не просто инструментом коммуникации с читателем – Слово будет осязаемым элементом мира, на котором все и держится. В этом романе таким словом стал Лев – младенец по имени Лев, который в силу своего звериного имени, царственного имени, будет всю жизнь стоять на границе.

Граница между существующим и… тоже существующим, но как-то иначе и где-то не здесь, хотя на самом деле именно здесь и совершенно схоже. Границу эту хорошо знают циркачи, которые каждый свой трюк выполняют, опираясь на веру в чудо – и каждый раз принимают к сведению, что чуда может не произойти.
Поэтому роман получился не только о Льве, но и о мире цирка. О фокусниках и клоунах, о трюках и волшебстве. И еще он о Москве, запутанной, очень большой и многогранной Москве, в которой можно так заплутать, что не выберешься.

Клюев выбирает этакий притчевый, напоминающий старинные сказки стиль и ведет историю и мальчике Льве, львенке, о его дедушке, великом фокуснике цирка на Цветном, и Москве и обо всем вокруг. История получается завораживающей, как магические пассы рук в белых перчатках над изящным черным цилиндром.

Вот только под конец что-то сломалось. Даже скажу, что именно – страна сломалась, развалился Союз и настали девяностые. Со всеми этими новыми русскими, модными зарубежными писателями, громкими брендами и бандитскими разборками на всех ступеньках власти. Девяностые – удивительное время, уникальное, но эта атмосфера, как мне кажется, не совместима с любыми чудесами и ломает об колено всякое очарование. Про девяностые нужно писать как Пелевин, а роман Клюева очень хочется оставить в восьмидесятых, потому что дальше идти этой истории нельзя.

И концовка какая-то такая… чем-то напоминает любимую «Vita Nostra», но если там сидишь с открытым ртом и вдохнуть не можешь, то здесь скорее просто пожмешь плечами – скомканно, непонятно. Ощущение, что последний аккорд в этой песне не прозвучал.

Поделиться

old_bat

Оценил книгу

Ох ты-ж, елки-моталки! Как же мне нравится нереальная реальность, создаваемая автором! И точно известно, что он на 50% придумал ее. И точно известно, что на столько же она правдива. Известно... А что это такое: знать, представлять...

Нельзя найти то, чего не ищешь. Нельзя захотеть то, чего не представляешь себе. Нельзя ощутить потребность в том, у чего нет названия.

Как же это точно, как же это верно. И как же это грустно, товарищи! Ведь, если я одна что-то себе представляю, то вам от этого совершенно нет никакой выгоды. Рассказать красочно у меня может быть и получится, но видеть вы будете свое, а не мое... Грустно.

Я вспоминаю свои детские годы, улетающего олимпийского мишку в 1980 году. Да-да, не смейтесь, именно это время оказалось для меня наиболее реальным в процессе чтения книги Клюева. Мишка улетал в голубое советское небо. Все с ним прощались, вытирая сентиментальные слезы. Ах, как это трогательно! Какой единый порыв у всех жителей нашей великой (в то время) страны! А я думала о том, что наступит когда-нибудь 2000 год, очень нескоро наступит, да. И будет мне в том двухтысячном году аж 32 года. Ужас! Старухой буду, ведь столько не живут.

Только сегодня вот прошла по своему двору, услышала обрывок разговора местных старушек: "В новом году нам уже по 84 будет. И жить еще так хочется!" Хочется жить... Очень хочется. А вот мама моя, их подруга, не дожила нескольких дней до своих 82-х лет. Так тоже бывает. Одним век отмерен для жизни, другим несколько десятков лет. А некоторые и не помнят, что жили. Такая она штука сложная, земная жизнь.

И реальность моя, та, которая нереальная, часто проявляется весьма причудливыми заморочками. То окажется для окружающих повернута стороной Елены Александровны, к которой-то страшно подойти, такой у нее взгляд неприступный. А то, вдруг сквозь неприступность проглянет Леночка, дитё малое... Ну, да у кого так не бывает. Вот и Клюев об этом же пишет. Это для того, чтобы вы мне поверили. Есть дед Антонио, с которым уютно и совсем не страшно. Но, есть и Антонио Феери, от которого можно ожидать всякого разного. Кроликом сделает, например. Или перепилит, да так и оставит...

Вот морочу я вам голову, а о сюжете не пишу. Да и чего о нем писать-то? Сами все знаете, сами ежедневно оказываетесь в своей собственной нереальной реальности. Только что шли по улице родного города, а тут вдруг оказались в его двойнике. И попробуй разберись, где же на самом деле лучше? Где стоит остаться? В реальности №1 или в №2? Кто посоветует? Кого спросить?

И жалко, жалко, жалко – всех.

PS: А мишка, между прочим, все так же улетает...

Поделиться

Еще 2 отзыва
А действительно… – чем он Льва не устраивает? Человек, при одном упоминании о котором у Льва еще недавно замирало сердце, и знакомства с которым наяву он не мог себе представить, ибо человек этот был бог! Но, когда бог подошел совсем близко, оказалось, что у него усы наклеенные…
29 июня 2020

Поделиться

Понятие нормы постепенно вышло из обихода и удалилось в неизвестном направлении – за ним никто не пошел.
17 апреля 2016

Поделиться

Толкователи разных мастей предлагали – чаще за деньги – понимание смысла всего происходящего, пророки разных мастей – четкие очертания будущего, практики разных мастей – безболезненные способы приспособления к настоящему. Все вокруг внезапно поверили в звезды, в судьбу, в чары, сосредоточились на поисках корней – и в мир вернулись легенды, взявшись за ручки и притворившись явью: о вечных ценностях, о духе предпринимательства и безграничных возможностях человека.
16 апреля 2016

Поделиться

Автор книги