25-31may

Транскрипт

Транскрипт
Читайте в приложениях:
Книга доступна в стандартной подписке
10 уже добавило
Оценка читателей
3.2

Анна Мазурова – москвичка, с 1991 года проживающая в США; переводчик-синхронист. Соответственно и роман являет собой историю толмача, сюжетом и формой уже выделившуюся в последние годы в отдельный жанр. Однако в романе речь идёт не об узкопрофессиональной деятельности и даже не о попытке наладить жизнь как переливание меж сообщающимися сосудами двух разных культур. Перевод с языка на язык оказывается в нём метафорой социальной и творческой реализации: как «перевести» себя на общедоступный язык общества, как вообще «перевести» нематериальный замысел в план реального, и как человеку – любому, не обязательно переводчику, – усиливающему и транслирующему общие мнения через микрофон своей частной и профессиональной жизни, сделаться хотя бы ответственным микрофоном.

Лучшие рецензии
brebis_blanche
brebis_blanche
Оценка:
6

Не так уж сложно написать хороший роман о переводчике выдающемся — тому есть немало подтверждений. Но, как мне кажется, сложно написать роман именно об обычном переводчике — так, чтобы в итоге он не оказался сборником баек разной степени бородатости.

Байки здесь, конечно же, есть. Но кроме того, живейшие портреты клиентов разной степени адекватности, куча языковых и литературных отсылок, что нам fuckel, то им торч, мне вот эту брошюру осилить до завтра, а потом устняк с самого утра — в общем, сплошной поток сознания, в котором разобраться до конца нереально (и это ж при том, что я в теме!). Муравлеев берется за все: перевод документов и книг, устные переводы в суде, больницах, на конференциях и банкетах, сопровождение делегаций на производстве и экскурсиях. Правда, ситуация взята с другой стороны — он, работая с русским языком, живет в США. То есть это НАШИ находятся не в своей тарелке, окружены огромным непониманием, но, тем не менее, с не меньшим удовольствием продолжают шпынять переводчика.

Прямо по живому прошлись заметки о психологии профессии. Например, как у каждого устного переводчика есть своя безразмерная секунда, в которую ты ныряешь и успеваешь вспомнить нужное слово, да и отвлечься малек, так, подумать о своем, а тем временем в реальном мире действительно проходит не больше мгновения. Как ты переводишь фактически не с языка на язык, а с непонятного на понятное. А уж некоторые переводческие находки, выловленные в потоке сознания, чудо как хороши, возьму себе на вооружение. Погружение ощущалось еще больше оттого, что значительную часть книги я прочитала на синхроне, во время своих перерывов (чем, собственно, постоянно занимается и Муравлеев).

В романе мне не хватило самой малости — сюжета. Ведь те, кто не "из этих самых", будут приходить именно за ним, а его и не дождутся. Поэтому сомневаюсь, что книга может найти отклик среди непосвященных. Хотя отсутствие хорошего твердого сюжета — беда современной литературы на просторах СНГ, о ком бы она ни слагалась.

Вердикт: остро и правдиво, но только для своих.

Читать полностью
FemaleCrocodile
FemaleCrocodile
Оценка:
4
С текстом можно делать только одно, зато всю жизнь

Как может человек, который пишет "language" и всегда при этом проговаривает "лангуаге", впасть в наркотический транс от производственной драмы из жизни переводчиков-синхронистов? Игнорируя все эти "Посторонним вход воспрещен!" и строгий дресс-код представителей сакральных ремесел? Нет уж! Этот колючий и плотный текст (комок осеннего репейника - цитату не выдернешь без вреда для контекста) я оставляю себе!

Итого: два вопросительных знака и три восклицательных. Несколько избыточно. Но то - у меня. Не то - у Анны Мазуровой. У нее не только слова , но и знаки препинания прицельно точны, ошеломляюще уместны. Они важнее отсутствующего сюжета и периодически всплывающего вопроса: кто все эти люди? Язык богатый, всезнающий, "усталый язык", которому недосуг растекаться мыслью по древу или разжевывать очевидное до диетической удобоваримой консистенции. Схватывание живьем, синхронный перевод действительности с "сигналов, невнятных уму, а то и не слышных уху", отчего она не становится ни проще, ни понятнее. Так и не должна ведь. Невозможность и проклятье - мысль изреченная есть ложь, а переведенная...the rest is silence.

Еще один вопросительный для асимметрии: с какой целью основной персонаж зовется Муравлеев? Невозможная фамилия.

Читать полностью
Oksident
Oksident
Оценка:
1

Тихий и очень честный роман о буднях, мыслях и «зеркальности» синхронных переводчиков, которые пропускают через себя все виды речевых и письменных потоков: переговоры, судебные разбирательства, банкеты, экселевские таблички. Некоторые ругают книгу за излишнюю хаотичность и бессюжетность, но как здесь удержаться на одной линии, когда тосты подвыпивших клиентов накладываются на пышные речи докладчиков?

Оглавление