Там, где течет молоко и мед (сборник)

4,7
51 читатель оценил
228 печ. страниц
2016 год
Оцените книгу
  1. Lizchen
    Оценил книгу

    "Еще мгновение – и лопнет струна, и разорвется сердце от любви и печали…"

    О еврейской истории, о еврейских семьях уже написано такое бесчисленное количество книг, разве может что-то добавить еще одна семейная сага, в которой целый век или даже больше туго втиснут в совсем небольшой объем? Вот только автор ее – Елена Минкина-Тайчер, что равнозначно «брать в руки немедленно, читать запоем», так как это имя на обложке гарантирует: скажет, еще как скажет! Здесь не будет надрыва, не будет обид на уровне генетической памяти, не будет обвинений в том, в чем допустимо и даже необходимо обвинять, здесь просто будут большие человеческие Истории. «Всего лишь» о семье, огромной, правда, семье, еврейской же. И останется в тебе после них такой эмоциональный след, что долго будет он теребить тебя уже после того, как книга закончится.

    И после романа о рыжей девочке Соне, ее предках и потомках, сплетающих и расплетающих свои судьбы, рассеявшихся по свету, но так часто соприкасающихся краешками жизней, как и положено в настоящей саге. Ты так до конца романа и не сможешь сложить генеалогическое древо этой семьи, ну и что? Разве в том ее ценность...
    И после повести о еврейской маме, такой привычно-анекдотичной, только живущей не в анекдоте, а в Израиле… Мне самой никогда не понять этого выбора – добровольно переехать в воюющую страну и для войны рожать там детей, но ведь я и не еврейка, не стоит и пытаться.
    И после повести о стариках и взрослых детях, так гениально выстроенной – немым диалогом всех со всеми, когда все правы и все не услышаны любимыми.
    И от повести о старом упрямом старике-отце и …

    Нет, так не бывает, чтобы в сборнике все вещи были невыносимо цепляющими, чтобы последние строчки каждой из них оставались комком в горле. Вот именно так, как в эпиграфе, строчкой из самой книги: «Еще мгновение – и лопнет струна, и разорвется сердце от любви и печали…» Не бывает, но здесь все именно так.

  2. nad1204
    Оценил книгу

    Как же я ждала новой встречи с прекрасным автором Еленой Минкиной-Тайчер! Мне очень понравился её роман "Эффект Ребиндера". Но я вас уверяю, что и "Там, где течет молоко и мед" ничуть не хуже.
    О чём он? Как и первый — прежде всего о людях.
    Это опять семейная сага, рассказ о многочисленном семействе Блюмов-Раппортов, начиная с дореволюционного времени и заканчивая началом 2000-ных.
    Не надо много слов, чтобы понять сколько трагедий и горя вынесли члены этих семей — уж больно фамилии говорящие. Да и про события XX века мы все хорошо знаем.
    Некоторые скажут: "Сколько же можно об одном и том же?" А я считаю, что если это талантливо и хорошо, то можно до бесконечности.
    Елена написала изумительную книгу! Как бусинки рассыпались по её страницам множество имен и фамилий. И как бережно, с любовью нанизывала их на жизненную нить писательница. Пока не увидели мы целиком ожерелье из рассыпанных бус.
    Было где поплакать. Были и смешные моменты.
    Удивительно тёплая, светлая и добрая книга.
    Очень понравилась.

  3. sireniti
    Оценил книгу

    Маленькая книжка- большая семейная сага.
    История одной семьи. История одной страны. Где-то я уже так писала. Ну что? Я не виновата, что на ум пришли именно эти слова.
    В основе книги клан Блюм-Раппопорт.
    Как всегда у Елены Минкиной-Тайчер всё смешалось. Переплелись судьбы, люди.
    Горести и страдания, радости и надежды.
    И невинно убитые, и просто пропавшие в горниле войн и революций.
    Запутанные сюжетные нити, интриги и жизненные головоломки.
    Пазлы, которые жизнь складывает столетиями.
    Мне было интересно читать, но, как писала Юля Julia_cherry в своей рецензии,"книга протекла сквозь меня." Где-то на день третий после прочтения, я с трудом вспоминала о чём она. Видимо, насыщенность событий, героев, боли, трагедий в столь маленьком произведении меня утомили. Хотя, повторюсь, читала взахлёб. И, если куплю бумажную, обязательно перечитаю.

    То ли дело следующие три повести. Как вспышка, как молния. Впечатались, врезались в память. СильнО!

    "Полания."
    Исповедь мамы, исповедь жены, исповедь дочери. Но больше мамы, конечно.
    Небольшой, в несколько страниц монолог, даже молитва.
    И вся жизнь героини пронеслась перед нами. Все радости и переживания.
    Вся боль. Матери, жены, дочери.
    И в конце такая безысходность... До мурашек. До немоты.
    И Бог не поможет. Опять исчерпан лимит?

    Я с тобою, Шуламит.
    Вот так вот живут люди, любят, изменяют, ненавидят. Заводят детей, любят внуков, ходят на праздники, провожают в последний путь близких. Умирают, когда приходит их час.
    И так мало знают друг друга. Столько мыслей скрывают за обычными делами, за привычными словами, за банальным:"Прости."
    Интересно почитать разные мнения на одни и те же ситуации. Тем более интересно, что знаешь, что это доступно только читателю. Герои так и будут брести в полупотёмках, ошибаться, обижаться, и ведь часто зря. Но так и останутся каждый при своих мыслях. И каждый при своих обидах. "Зачем я вспоминаю все это? Зачем я живу своими обидами? Не знаю. Наверное, их было слишком много."

    "Старик."
    Он прожил долгую жизнь. И, наверное, счастливую.
    И только когда умерла жена, сын узнал другую сторону отца.
    Что это? Флирт? Постоянные измены? Ошибка молодости?
    А может что-то другое?
    Странно узнавать о своих родителях подобное.
    Может и не слишком сильная повесть, но очень жизненная.

    Всё думала... эти три повести. Их стиль написания. Что же мне это напоминает? Вспомнила. Очень похоже на Гномы к нам на помощь не придут Сары Шило
    Если кому интересно- рекомендую.

  1. Но, госпожа Камински, вы, наверное, не знаете, какое влияние имеет еврейская мама на своего мальчика! Днем я учился на механизатора, а вечером играл на баяне и пел гаммы под руководством бывшего кантора Иосифа Каца, и ваше счастье, госпожа Камински, что вы не слышали этого пения! Короче, еще неизвестно, кто бы победил в нашем споре, но все решил Гитлер со своей войной. Я не стал трактористом, я стал танкистом. Вы говорите, тяжелая служба? Ну, это как посмотреть. Хотя бы крыша над головой! А каково было пехоте? А артиллерия? Они же все ходили глухие. И потом, знаете, госпожа Камински, я не очень боялся. Ведь я уже подложил свинью своей бедной маме, когда бросил музыку, не мог я еще и погибнуть в придачу!
    6 марта 2019
  2. не помнишь? — Любовь — вещь интимная, — заявляет папа, — и не всегда контролируется умом. Муж Цветаевой, если не ошибаюсь, пытался даже полюбить НКВД. Но почему-то не добился взаимности.
    6 марта 2019
  3. Но и он тоже хорош! Всех достал со своей непримиримостью к Германии. Будто никогда не существовало антифашистов, гуманистов, великих немецких писателей. — Томас Манн, — говорю я, — Генрих Бёлль, Рильке, Ремарк! И Цветаева, между прочим, очень любила Германию, разве ты
    6 марта 2019