«Там, где течет молоко и мед (сборник)» читать онлайн книгу 📙 автора Елены Минкиной-Тайчер на MyBook.ru
Там, где течет молоко и мед (сборник)

Отсканируйте код для установки мобильного приложения MyBook

Премиум

4.71 
(103 оценки)

Там, где течет молоко и мед (сборник)

228 печатных страниц

2016 год

16+

По подписке
549 руб.

Доступ ко всем книгам и аудиокнигам от 1 месяца

Первые 14 дней бесплатно
Оцените книгу
О книге

Что есть любовь? Преданность Родине, тоска по дому, обаяние ребенка, страсть женщины? Роман «Там, где течет молоко и мед» об обетованной Любви, музыкальная притча о четырех поколениях большой еврейской семьи, ветвистом дереве, срубленном под корень и возродившемся вновь. В книгу вошли также три повести – три истории в монологах, словно три пьесы, продиктованные жизнью. О страсти и усталости, надежде и вечном непонимании друг друга, смерти, предательстве, отчаянии. И всегда о любви. Как и в первой книге Елены Минкиной-Тайчер «Эффект Ребиндера», выпущенной издательством «Время» и получившей признание читателей и литераторов.

читайте онлайн полную версию книги «Там, где течет молоко и мед (сборник)» автора Елена Минкина-Тайчер на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Скачивайте приложения для iOS или Android и читайте «Там, где течет молоко и мед (сборник)» где угодно даже без интернета. 

Подробная информация
Дата написания: 1 января 2016Объем: 411280
Год издания: 2016Дата поступления: 27 ноября 2017
ISBN (EAN): 9785969114753
Издатель
525 книг
Правообладатель
764 книги

Поделиться

Lizchen

Оценил книгу

"Еще мгновение – и лопнет струна, и разорвется сердце от любви и печали…"

О еврейской истории, о еврейских семьях уже написано такое бесчисленное количество книг, разве может что-то добавить еще одна семейная сага, в которой целый век или даже больше туго втиснут в совсем небольшой объем? Вот только автор ее – Елена Минкина-Тайчер, что равнозначно «брать в руки немедленно, читать запоем», так как это имя на обложке гарантирует: скажет, еще как скажет! Здесь не будет надрыва, не будет обид на уровне генетической памяти, не будет обвинений в том, в чем допустимо и даже необходимо обвинять, здесь просто будут большие человеческие Истории. «Всего лишь» о семье, огромной, правда, семье, еврейской же. И останется в тебе после них такой эмоциональный след, что долго будет он теребить тебя уже после того, как книга закончится.

И после романа о рыжей девочке Соне, ее предках и потомках, сплетающих и расплетающих свои судьбы, рассеявшихся по свету, но так часто соприкасающихся краешками жизней, как и положено в настоящей саге. Ты так до конца романа и не сможешь сложить генеалогическое древо этой семьи, ну и что? Разве в том ее ценность...
И после повести о еврейской маме, такой привычно-анекдотичной, только живущей не в анекдоте, а в Израиле… Мне самой никогда не понять этого выбора – добровольно переехать в воюющую страну и для войны рожать там детей, но ведь я и не еврейка, не стоит и пытаться.
И после повести о стариках и взрослых детях, так гениально выстроенной – немым диалогом всех со всеми, когда все правы и все не услышаны любимыми.
И от повести о старом упрямом старике-отце и …

Нет, так не бывает, чтобы в сборнике все вещи были невыносимо цепляющими, чтобы последние строчки каждой из них оставались комком в горле. Вот именно так, как в эпиграфе, строчкой из самой книги: «Еще мгновение – и лопнет струна, и разорвется сердце от любви и печали…» Не бывает, но здесь все именно так.

5 мая 2016
LiveLib

Поделиться

SantelliBungeys

Оценил книгу

Еврейская проза особенная. Тут тебе и радости, и страдания, а более всего выживания. Легендарная птица феникс обзавидовалась бы в край, посыпала бы головушку собственным пеплом и отказалась возрождаться, из принципа. Говорят же срубленное под корень родовое дерево не возродится...

В этой истории все вопреки. Вопреки времени, вопреки изменчивости мира, вопреки власть имущим, играющим с судьбами народов. Наконец, вопреки здравому смыслу, подсказывающему затаиться и раствориться. Помните как у Эфраима Севелы :

Две тысячи лет человеку говорят, что он лишний, чужой и ему нет места на земле. А чтоб он не заблуждался относительно искренности этих слов, его постоянно бьют, грабят, плюют в лицо, время от времени режут и даже жгут на кострах. Любому нормальному человеку уже давно стало бы ясно, что пора кончать, как говорится, поиграли и хватит и надо уступить всему миру, если уж так настойчиво просят тебя убраться с этого света.
Но у нас все не так, как у людей. Мы не только продолжаем жить, раздражая человечество до белого каления, но плодимся и размножаемся и даже порой отпускаем шуточки...

Пожалуй, добавить и нечего...

Но я добавлю.
Это история не семьи, это история народа. Не Мирки, и не Сарры, не Арончики, и не Иосифы. Народ колен Израилевых.
И название «Там, где течет молоко и мед» – это ведь просто цитата из Библии. Цитата о том как Господь вывел Авраама в место, где молоко и мед очень сильно смешаны с кровью и слезами, и землю эту невозможно увидеть на карте.
Все эти судьбы переплетённые потерями и воспоминаниями, и лишь две серебряные рюмки, хранящие память. Год за годом, эпоха за эпохой. Как неспешно отмеряющие капли водяные часы. Тишина, от которой звенит в ушах. Призрак множества голосов и тени отступившие в прошлое. Они надеялись родить и вырастить детей. А потом выучить их. Они пели вечером чудесными голосами и продавали невиданной красоты ожерелья, чтобы внучка могла поступить в гимназию. Они радовали родителей, влюблялись... А жизнь неизменно , с редкостной жестокостью обрезала корни.

Погромы, ущемление в правах, зона оседлости. Репрессии, война, блокада. И даже в стране равных возможностей шипение в лицо и переиначивание фамилий. Вечный Исход.
И даже там, на земле предков они не получили счастья. Казалось бы, это старое дерево уже не даст побегов...
Удивительная живучесть. Пятьдесят шесть рыжих и кудрявых, все тот же морковно-капустный салат, и ни к чему подписанный плакат в аэропорту. И шаль, в которую кутаешься на свадьбе дочери.

Три небольшие повести кроме романа. Повести настоящего и моя надежда на лучшее.
Лучшее сбылось, но надежда на счастье для них, тех кто стал близок и дорог, нет. Все те же воспоминания и невозможность изменить. Все те же потери.
Матери, не желающие до последней минуты верить и молящие о снисхождении Господа.
Юбилей, когда можно собрать всех родных за одним столом, покрытым расшитой скатертью.
Старый молчаливый упрямец, отец, не желающий оставлять запутавшегося по жизни сына одного на свете.

Наверное надо очень любить жизнь и уметь надеяться, тогда и старое дерево может. В очередной раз.

27 августа 2021
LiveLib

Поделиться

nad1204

Оценил книгу

Как же я ждала новой встречи с прекрасным автором Еленой Минкиной-Тайчер! Мне очень понравился её роман "Эффект Ребиндера". Но я вас уверяю, что и "Там, где течет молоко и мед" ничуть не хуже.
О чём он? Как и первый — прежде всего о людях.
Это опять семейная сага, рассказ о многочисленном семействе Блюмов-Раппортов, начиная с дореволюционного времени и заканчивая началом 2000-ных.
Не надо много слов, чтобы понять сколько трагедий и горя вынесли члены этих семей — уж больно фамилии говорящие. Да и про события XX века мы все хорошо знаем.
Некоторые скажут: "Сколько же можно об одном и том же?" А я считаю, что если это талантливо и хорошо, то можно до бесконечности.
Елена написала изумительную книгу! Как бусинки рассыпались по её страницам множество имен и фамилий. И как бережно, с любовью нанизывала их на жизненную нить писательница. Пока не увидели мы целиком ожерелье из рассыпанных бус.
Было где поплакать. Были и смешные моменты.
Удивительно тёплая, светлая и добрая книга.
Очень понравилась.

11 августа 2016
LiveLib

Поделиться

Не зря кто-то из великих сказал, что старость — это бестактность природы.
14 ноября 2020

Поделиться

Томас Манн, — говорю я, — Генрих Бёлль, Рильке, Ремарк! И Цветаева, между прочим, очень любила Германию, разве ты не помнишь? — Любовь — вещь интимная, — заявляет папа, — и не всегда контролируется умом. Муж Цветаевой, если не ошибаюсь, пытался даже полюбить НКВД. Но почему-то не добился взаимности.
14 ноября 2020

Поделиться

Но, госпожа Камински, вы, наверное, не знаете, какое влияние имеет еврейская мама на своего мальчика! Днем я учился на механизатора, а вечером играл на баяне и пел гаммы под руководством бывшего кантора Иосифа Каца, и ваше счастье, госпожа Камински, что вы не слышали этого пения! Короче, еще неизвестно, кто бы победил в нашем споре, но все решил Гитлер со своей войной. Я не стал трактористом, я стал танкистом. Вы говорите, тяжелая служба? Ну, это как посмотреть. Хотя бы крыша над головой! А каково было пехоте? А артиллерия? Они же все ходили глухие. И потом, знаете, госпожа Камински, я не очень боялся. Ведь я уже подложил свинью своей бедной маме, когда бросил музыку, не мог я еще и погибнуть в придачу!
6 марта 2019

Поделиться

Автор книги