Джон Бёрджер — отзывы о творчестве автора и мнения читателей

Отзывы на книги автора «Джон Бёрджер»

14 
отзывов

tsumikomu

Оценил книгу

Джон Бёрджер — художник и критик, специализирующийся на живописи и умении в общем видеть частности. В чём-то большой идеалист, в чём-то резкий оппонент, он оставил весомый след не только в области искусствоведения, но также и в философии. Именно к философскому трактату можно отнести сборник его эссе «Зачем смотреть на животных?»: речь в нём идёт не о статичных картинах, а о постоянно меняющемся мире животных и ещё шире — мире природы.

Животное протягивает своему владельцу зеркало, в котором отражается часть, нигде более не отражающаяся.

Книгу открывает описание того, как мыши, которых человек выпускал в поле, по-разному реагировали на нежданно-негаданно обретённую свободу. У каждой была своя реакция, своё действие и выражение счастья: уникальное. Постепенно автор переходит к истории овеществления животных, их обожествления и развенчания. Он анализирует, сколь много они нам дали и сколь многого мы оказались лишены, низведя их до уровня продукта. При этом Бёрджер не жалеет их, нет, в его текстах нет места жалости - он отстранённо анализирует стадии деградации человечества, которые неожиданно ярко проступают на фоне животного мира.

«Итак, спокойной ночи, милый читатель. Отправляйся домой, как следует запри свою клетку. Желаем тебе крепкого сна и приятных сновидений. До завтра».

У этих текстовых зарисовок-размышлений нет ярко выраженной темы. Они в какой-то степени напоминают обрывки мыслей, недосказанных слов и сиюминутных прозрений. По сути, вся эта книга строится не на жёстко прописанных императивах, а на мимолётных ощущениях, бездоказательных с точки зрения фактологии, но тем не менее оставляющих свой след на культуре, привычках и образе жизни. Эта его позёмка мыслей, постоянно меняющая движения и направление, трудноуловима и практически не поддаётся контролю. В этом книга походит на текстовый вариант картин импрессионистов, когда пара секунд и ты уже не уверен в достоверности отражения.

Поделиться

Hermanarich

Оценил книгу

Наиболее острое свое непонимание в портретном искусстве я ощутил в Дрезденской картинной галерее (а может это было в художественном музее Берлина – не помню уже. Давно это было, короче). Я всегда знал, что портрет – это не просто портрет, это целое зашифрованное послание. Для человека, в этом разбирающемся, значимо почти все – особенно если портрет создан в те времена, когда еще умели писать портреты, и традиция не прерывалась: весь антураж (цветы рядом с мужчиной – всегда достаточно специфический намек, а вот рядом с женщиной – надо смотреть какие цветы. По цветам можно было понять, сколько у женщины детей, или же она старая дева. Книги выдавали человека ученого, а характер научных приспособлений выдавал науки, которыми данный человек интересуется. Вещь, которую человек держит в руке, или которая лежит на столе – выдает повод написания картины: от брака до смерти, и пр.), сам человек – его поза, выражение лица, падение света. Очень много о человеке говорил и говорит его костюм – от разбогатевшего купца до потомственной, но обедневшей аристократии. В общем, специалист, посмотрев на портрет прошлого, даже не зная этого человека – сможет рассказать очень много о его социальном статусе, материальном достатке, характере, наклонностях и прочих специфических особенностях.
Я в этом никогда не разбирался – и всегда очень хотел разобраться. И вот я открываю книгу со звонким названием «Портреты», с изображением Махи Гойи на обложке, и ожидаю что книга будет посвящена… портретам! И я, наконец, проникну в портретные тайны – научусь читать эти портреты, и пр. И знаете что? Я получил удар шваброй по размечтавшейся роже – книга не про это вообще.
Правда – я не виню книгу именно за свое разочарование – сам виноват. Надо было внимательно читать аннотацию, вернее, дочитать ее до последнего предложения. Но я, в свое время, этого не сделал – в итоге ввел сам себя в заблуждение. В книги описываются «портреты» в смысле короткие эссе по художникам – и я не могу ставить ей низкую оценку за свою ошибку и разочарование. Но я поставил ей низкую оценку за другие грехи.
Грехи издательства:
1. Упомянутые сложности с позиционированием книги. Объективно: если б я сразу определил, про что книга, она бы меня мало заинтересовала. Но издательства старательно сделало все, чтоб это было невозможно сделать сразу – а только лишь при вдумчивом анализе, и я не думаю, что это было сделано случайно;
2. Грех куда более страшный – в книге нет иллюстраций. Совсем! Ни одной! Вообще ни одной! В оригинальной книге на английском иллюстрации были – но в русском издании их нет. Особенно издевательски выглядят отсылки к иллюстрациям на страницах книги: «Посмотрите, эти колонные как-бы говорят нам о величии, вглядитесь внимательно…» - только вглядываться не во что! Издатель сообщает, что иллюстрации не вошли в книгу по «не зависящим от них причинам» - что это за причины? Дело не в цене – в самой книге делается оговорка, что иллюстрации специально сделаны черно-белыми, чтоб не повышать стоимость книги. Фотографии сделаны или автором, или его учениками – с авторскими правами тоже проблем быть не должно. Почему же их нет? Ответ неясен, но имеем что имеем – работа по художникам, в изрядной части построенная на описании иллюстраций, представлена без иллюстраций.
Грехи редактора:
1. Этой книги вообще нет как таковой – ее не писал Берджер. Это эссе, написанные (начитанные, проговоренные, притянутые за уши) им в разные годы, и объединены в единый «конструкт» уже после его смерти. В итоге книга вызывающе, просто абсолютно бессовестно эклектична. Эссе не просто в разнобой (хотя попытка выстроить их хронологически предпринималась), а представляю собой какой-то эталонный стилевой/содержательный хаос. Все эссе носят названия художников – но внутри может вообще ничего не быть про художника. Внутри может содержаться (выпадает рандомно): эссе на отвлеченную тему, где художник из заголовка только упоминается; впечатление от конкретного произведения данного художника; личные воспоминания автора, вообще не связанные с художником; личная переписка автора с дочерью, и впечатления от произведения; короткие передачи на радио, которые, как я понял, вел автор; фрагменты интервью автора, где упоминается тот либо иной художник. Открывая каждое эссе – можно ожидать чего угодно. И именно в плохом смысле слова. Кроме, собственно, самого анализа «портретов» художников – именно «портретов» - творческих, биографических - здесь нет;
2. Положенный в основу «хронологический» подход – самый тупой и примитивный прием, который только можно придумать. Вот честно, если бы редактор (как я понял – это Том Овертон, скромно вынесший цитату из самого себя на обложку) как-то систематизировал эти разрозненные очерки, и проложил их в какой-то стилистической канве – было бы гораздо лучше. Но сам подход, изначально, выбран абсолютно примитивный. Увы;
Грехи автора:
1. Растекающиеся мысли. Создается ощущение, что автор вообще не может удержать свою мысль. Мысли у него как из песни Газманова: «Мои мысли – мои скакуны». Начал про одно – продолжил про другое, перешел на третье, попутно забыв про второе, вернулся к первому, потом снова ко второму, но скакнул на четвертое… Вот честно – я не понимаю, почему в статье про художника я должен читать про опыт автора по выпасу коров?
Вот вам цитата – как думаете, какому художнику она посвящена?

Коровы очень изящно ступают: ноги ставят, как модели, ловко балансирующие на высоченных каблуках на своем подиуме. Мне даже подумалось: а не научить ли корову ходить по канату? Например, через нашу речку!
Как обычно, наш ежевечерний спуск сопровождает журчание быстрой речушки, а когда оно стихает, коровы слышат беззубые плевки воды, льющейся в поилку возле коровника, где они смогут наконец утолить жажду. За пару минут корова способна выпить около 30 литров.
Тем вечером мы продолжали не спеша продвигаться к ферме, проходя мимо все тех же деревьев, и казалось, каждое дерево стремится направить тропу чуть в сторону, по-своему.

Это не про произведение, не про биографию художника – это именно какое-то словоблудие автора. И этого словоблудия тут тонны.
2. Квалификация автора – все можно было бы простить, если б автор был какой-то большой профессионал, и раскрыл для меня что-то новое. Проблема в том, что автор путается сам, проявляет свою безграмотность – и его приходится поправлять даже редактору русского издания. Пример: эссе «Фаюмские портреты» - автор, рассматривая портреты, написанные две тысячи лет назад, называет этих людей по именам – дескать, мы знаем их имена. «Флавиан, Клодин» и пр. – автор путает названия эпох (эпоха Флавиана, эпоха Клавдия) с именами людей, написанных на портретах! Как?! Ну неужели нельзя понять, что, если портрет не подписан, и это обычный человек – мы не можем узнать его имя. Но, видимо, читая о них в каком-то другом источника, автор просто подумал, что перечисляются не эпохи, в которых они написаны – а имена людей, которые написаны почти 2000 лет назад. Что это? Это и есть прославленный искусствовед? Во многих моментах редакторы не выдерживают, и совсем уже очевидные дыры латают сносками – это все хорошо, но зачем тогда эту панаму вообще выпускать?
3. Графоманский нагон текста – что вы хотите прочитать в эссе про Антонелло де Мессина? Я вот ничего не знал об этом художнике –и не узнал. Знаете, почему? Потому что эссе об этом художнике посвящено тому, как автор ругался в музее. Да, в конце автора выставили из музея – это и помешало ему, видимо, рассказать мне об этом художнике;
4. Автор – левак, коммунист. И его убеждения прям бьют из книги – он старательно пытается трактовать с позиции классов, и элементы классовой борьбы встречаются у него почти везде. Портрет Медичи можно рассмотреть с позиции классовой теории? Конечно можно – но надо ли делать это в художественной книге? Вообще, можно ли смешивать свои личные убеждения с анализируемыми объектами? Я вот считаю, что нет – автор считает иначе.
Подведу итог: эта книга один из главных номинантов на премию «Разочарование года» - я хотел ее прочитать, узнав про портретное искусство, а оказалось, что это не годится даже как какой-то сборник по биографиям художников. Ибо ни биографий, ни характеров там нет. Давненько я не брал в руки шашку – но в данном случае придется. Вероятно, это худшая работа по искусству, прочитанная за последний год, и, возможно, вообще худшая книга года. Обидно.

Поделиться

3.2

Стандарт

Дж.Джон Бёрджер

Anonymous

Оценил книгу

Краткая памятка для дизайнера книжных обложек.
Вопрос: когда на обложку оправдано помещать фотографию обнажённой женщины а-ля третьесортная эротика?
Ответ: никогда!

Голая баба на обложке (уж позвольте назвать вещи своими именами) вводит потенциального читателя книги в заблуждение. По бабе можно предположить, что перед нами - очередной женский роман про романтику и животную страсть, могущий скрасить часы одиночества. Правда, тревожным звоночком звенит мужское имя автора и весьма странное для подобного жанра название. Таким образом, под обложкой читателя ожидает злостное разочарование - никакой романтики и в конце герои не поженились!
Дело всё в том, что иногда дизайнеры русских изданий пытаются сымитировать дизайн оригинального издания. Мне пока что-то не попадалось удачных попыток подобного рода. Например, на обложке одного из оригинальных изданий "G" фигурирует изображение обнажённого мальчика (Купидона). Как у дизайнера всплыла аналогия с бабой? Ээх.
При этом другие книги серии оформлены куда лучше (за исключением моей небольшой претензии к Внесите тела Мантел).

Что же под обложкой есть на самом деле? Довольно странный сумбурный роман, получивший высочайшее одобрение букеровского комитета в 1972 году (на самом деле тот год вообще обошёлся без громких имён). Сумбурный = постмодерновый. Главный герой (обозначенный буквой Дж.) имеет некую склонность к женскому полу, за что аннотация его окрестила новым воплощением Казановы. Обычно Казанову называют коварным обольстителем. В данном случае всё не так просто, скорее женщины соблазняют Дж. и используют его в своих целях. Казанова, которого коварно используют в обмен на секс. В серединке автор помещает весьма подробное объяснение о положении женщины во время разворачивающихся событий. Положение это плачевно - женщина находится в подчинённом положении и является собственностью мужчины. Так вот, женщины используют Дж. для маленького бунта, для частичного освобождения. Женщина, выбирающая любовника, выбирающая, как распорядиться своим телом, больше не безмолвная собственность мужчины. Короче, Дж. - в чём-то феминист.
Несмотря на то, что в романе достаточно много секса, автор подходит к нему как к инструменту, теоретизирует и философствует на этот счёт. Эти рассуждения сами по себе интересны, даже без сюжета. Кроме того, автор хорошо знаком с русской литературой (с Толстым), за что от меня ему отдельный респект - редко кто вне Союза может похвастаться не только прочтением, но и пониманием русской классики.
Не то чтобы сильно выдающися роман, но и конечно отнюдь не заслуживает столь полного равнодушия со стороны русскоязычных читателей.

Поделиться

grt_pretender

Оценил книгу

Что ж, эта книга оказалась совсем не так, как я ожидала. Да, это сборник размышлений и рисунков автора, а также цитат Спинозы (который, увы, явно на любителя). Сборник очень личный, разноплановый. Хотя автор и заявляет, что мечтает изучить, как рождается импульс к рисованию, его словесные наброски больше посвящены тому, как рисунок и жизнь взаимодействуют и проникают друг в друга (до/в процессе/после его создания). Рисунок и история, рисунок и политика, рисунок и танец и т.д.

Вот Джон Берджер торопится срисовать изображение Христа, в то время как охранник пытается вывести его из себя и выставить из здания. Мелкое удовлетворение на рабочем месте. Вот автор дарит кисточку знакомой и потом получает от нее рисунок. Вот он показывает рисунок велосипеда человека, которы всю жизнь откладывал деньги на свободную жизнь после выхода на пенсию, а теперь тратит все на содержание большой жены, и т.д.

Джон Берджер словно выхватывает различные моменты хаоса вокруг себя, каким-то образом взаимодействует с ними, осмысляет, рефлексирует. Где-то рождается рисунок, где-то нет. Это не самоцель, это всего лишь один из способов лучше познакомиться с чем-то вокруг себя.

Эта книга не для тех, кто привык освещать весь мир своей 24-часовой улыбкой и успешностью и резко вычеркивать из жизни тех, кто хоть на йоту не разделяет их оптимизма. Она и не для тех, кто живет по схеме, которую ему дают, и ни за что в жизни от нее не отлепится, даже если мир вокруг рухнет. Книга на многое открывает глаза, а для таких людей предпочтительнее их открывать как можно реже. Для тех же, кто часто выхватывает из реальности различные несостыковки, недоразумения, а порой и горькие бессмыслицы, автор может стать неплохим собеседником, в чем-то родственной душой. Как он сам пишет: «...вдруг мы обменяемся взглядами, от которых оба слегка оторопеем? Вдруг мы, не сознавая того, узнаем друг друга?»

Поделиться

Daria_Ngray

Оценил книгу

2 января 2017 года в возрасте девяноста лет скончался Джон Бёрджер – английский художник, критик, писатель и поэт, обладатель Букеровской премии за роман "Дж." .

Я случайно узнала о его смерти 6 января. А неделей ранее, в конце декабря, отбирая книги для январского чтения, выбрала (случайно?) «Блокнот Бенто». Вот так цепочка неслучайных случайностей подарила мне на Новый год ценную Встречу – тот редчайший короткий удар, когда мгновенно узнаешь своих.

Мне известно, что я не один – со мной кто-то далекий, безмолвный. Он почти так же далеко, как звезды. И все-таки я не один. Не потому, что мы находимся в одной и той же вселенной, но потому, что мы занимаемся – каждый на свой лад – близкими по характеру поисками.

От «Блокнота Бенто» осталось сильное впечатление совпадения. Помимо того, что в тексте щедро рассыпаны имена, на которые я нанесла свои культурные «зарубки», также не покидало радостное ощущение, что ты приходишь в незнакомое место, а кто-то, кто совсем недавно был здесь, заботливо расставил лично для тебя указатели и подсветил дорогу в нужном направлении.

Мы, те, кто рисует, стремимся не только сделать нечто видимым для других, но и сопровождать нечто невидимое к его непредсказуемой цели.

«Блокнот Бенто», а точнее скетчбук (Bento's Sketchbook) – это наброски жизни, где нет мелочей и второстепенных персонажей, это попытки через пристальное вглядывание приблизиться к тайнам незримого, потому что находясь внутри акта разглядывания, начинаешь смотреть по-другому. Умение видеть - это и есть главный навык, которому учишься у Бёрджера.

Смотреть означает сближаться.

Поделиться

AkademikKrupiza

Оценил книгу

Фильм "Земляне" 2005 года - смотреть всем.

Я уже писал когда-то о своем неоднозначном отношении к издательству Ad Marginem. Книжка Бёрджера относится примерно к той же категории, к которой относится "Искусство прокрастинации" - это книга, которая, как по мне, могла бы распространяться исключительно в электронном формате по гораздо низкой цене, но об этом распыляться не хочется, тем более, что "Зачем смотреть на животных?" содержательно гораздо богаче, чем сборник эссе Джона Перри.

И создал Бог зверей земных по роду их, и скот по роду его, и всех гадов земных по роду их. И увидел Бог, что это хорошо.
Быт. 1:25

Заглавное эссе из сборника - наиболее горькое, наиболее объемное и наиболее заслуживающее внимания. История взаимоотношения человека и животных с тех времен, когда агнец вместе со львом отдыхали под чутким просмотром первородного человека, незатронутого еще первородным грехом, до сегодняшних дней, когда львы оказываются объектом наблюдения (в вольерах ли, в объективах ли, в прицеле винтовки - не столь важно), а агнцы - объектом потребления, пройдя через множество вариантов взаимодействия, от создания звероподобных идолов до зооморфизма басен и аллегорий, от наскальной живописи до продукции студии "Дисней", оказывается историей обособления человека и обреченности его на абсолютное одиночество.

Разве лев - царь зверей? Человек - царь зверей.
Вот он выйдет с утра из квартиры своей,
он посмотрит кругом, улыбнется...
Целый мир перед ним содрогнется.
Б. Окуджава

Вопрос не только и не столько в том, зачем смотреть на животных, а в том, как на них смотреть. "Человекообразный театр" зоопарка или взаимонаправленные друг на друга взгляды полудиких существ - Мцыри и снежного барса - взаимоотношение между человеком и животным определяет в том числе и взаимоотношения между людьми, и связь человека с миром вообще. Обладание домашними животными, полностью подчиненными человеком и "подстроенными" под него - как аналогия эксплуатации человека человеком. Зооморфизм и гротескные аллегорические образы басенных героев - как склонность делиться на группы и навешивать ярлыки. Лев, орел, барсук, змея - четыре факультета Хогвартса как четыре психотипа. Подели людей на условных "Быков" и "Медведей" - и они, несмотря на всю условность этого разделения, как в стэнфордском тюремном эксперименте, примут свои роли за объективную реальность.

Прощайте скалы полевые,
я вас часами наблюдал.
Прощайте бабочки живые,
я с вами вместе голодал.
Прощайте камни, прощайте тучи,
я вас любил и я вас мучил.
А. Введенский

Исчезновение животных, попадающих либо в семью, либо в театр - прекрасный образ. Образ того, как со временем у человека становится все меньше и меньше мира, с которым он напрямую соприкасается. Мы не видим животных, мы видим лишь наши представления о них. То же самое происходит с вещным миром в принципе - мы все более и более отдаляемся от него, он превращается в метафоры и символы, которыми мы пользуемся в речи и творчестве. И кто ближе к природе по-настоящему: романтики-пантеисты склада Уолта Уитмена или древние, не имевшие возможности помыслить, как могут выглядеть неведомые им виды (киты) или даже люди, живущие на дальних берегах? Всесторонне изучив природу, мы отдалились от нее.

Господь Бог образовал из земли всех животных полевых и всех птиц небесных, и привел [их] к человеку, чтобы видеть, как он назовет их, и чтобы, как наречет человек всякую душу живую, так и было имя ей.
Быт. 2:19

Дописав последнее предложение этого бессвязного и не слишком-то содержательного отзыва, вспомнил о том, что еще один сборник Бёрджера - о фотографии - я когда-то давно читал. Плохо помню, о чем там было, но помню, что суть многих эссе тоже сводилась к взаимодействию между субъектом и объектом наблюдения. В этом сборнике есть важная вещь, касающаяся этих взаимоотношений - когда животные оказались только и исключительно объектом наблюдения, человек, впервые ощутивший свое одиночество после появления эволюционной теории, ощутил, что это его одиночество в мире абсолютно и непреодолимо.

Поделиться

Fumana

Оценил книгу

Джон Бёрджер/Джон Бергер, как его ни назови (точнее - как ни переведи его фамилию), причислен мною к числу уважаемых=обожаемых авторов за две этих великолепных книги-размышления, книги-потока мысли - "Блокнот Бенто" и "Искусство видеть".
Блокнот - это, во-первых, прекрасно оформленная книга (АдМаргинем Пресс действительно радует). Приятная на ощупь картонная обложка, сдержанный, но не жесткий, шрифт, плотные страницы - книгу нравится читать, физически нравится. Хотя дизайн оригинального, турецкого и испанского изданий с эскизом открывающейся вовнутрь двери тоже весьма привлекателен.
Во-вторых, читая эту книгу, рассматривая наброски, ты как бы входишь в беседу, некий диалог с автором. А автор - умен, чертовски умен, интересен, образован и не линейно смотрит на мир в рамках сложившихся социальных шаблонов и схем. Его взгляд как будто натренирован видеть в обычном необычное, какие-то не бросающиеся в глаза детали, которые оказываются самым захватывающим в картинке действительности в данный конкретный момент.
Бёрджер размышляет, рассуждает, зарисовывает, цитирует Спинозу и получается уникально вкусный продукт. Рекомендую всем, кому нравится вести неспешные (или даже спешные) мысленные беседы с книгой и ее автором, кому нравится размышлять и кому совсем не безразлично искусство, в том числе искусство жизни и в жизни. Вдохновляюще прекрасная книга!!!

Поделиться

Poodle

Оценил книгу

soundtrack Gentle Giant "Knots" + Gentle Giant "Proclamation" (повтор) https://www.youtube.com/watch?v=yUpREizsftU + https://youtu.be/jEFO_i8iUWY

порталы производить вручную - движок не поддерживает внутренние анкоры и вложенные спойлеры

Первая дверь:

ВХОД
тупик
свернутьвход
тупик
свернутьвход
тупик
свернутьвход
тупик
свернутьвход
тупик
свернутьвход
ПОРТАЛ КО ВТОРОЙ ДВЕРИ
свернутьвход
тупик
свернутьвход
...
владение раритетом
каждый квадратный дюйм
суд сверхъестественного глаза
русcкие военные фотографии
имитация новых взаимоотношений
когда я иду на похороны в деревне
у стены сидит мексиканка
редкостное чувство длительности
двойное насилие
свернутьвход
тупик
свернуть

Вторая дверь:

ВХОД
тупик
свернутьвход
тупик
свернутьвход
тупик
свернутьвход
...
костюмы уродуют этих людей
не стул, но символ веры
в процессии несут и добычу
вечно жить с этими кусками внутри
рядом с человеком-модулором отпечаток руки
важнейшую гармонию
почти ничего детского
обеспечить средства, а не намекнуть на цель
атмосфера обещания и пророчества
свернутьвход
тупик
свернутьвход
тупик
свернутьвход
ПОРТАЛ К ТРЕТЬЕЙ ДВЕРИ
свернутьвход
тупик
свернутьвход
тупик
свернуть

Третья дверь:

ВХОД
тупик
свернутьвход
тупик
свернутьвход
тупик
свернутьвход
тупик
свернутьвход
...

даже Ленин - не сумел предвидеть
Герхард Шолем и Бертольд Брехт
пластические связи
они терялись внутри себя
радиальная диаграмма памяти
утратило свою роль
источник и сумма всего,
что ты видишь
что же на самом деле
имел в виду Маркс
акт искупления


свернутьвход
тупик
свернутьвход
тупик
свернутьвход
тупик
свернутьвход
ПЕРЕЧИТАЙ МЕНЯ
свернуть

Поделиться

nastya_shaporread

Оценил книгу

Когда прочитала аннотацию, думала что в книге будет больше прикладной информации. Это оказалось не так. В ней поток мыслей с цитатами обо все. Как я поняла, импульс что-то нарисовать рождается когда видишь то, что хочется запечатлеть и делаешь это. Для меня этот принцип и так очень понятен, что б еще и читать об этом так много. В книге приведены иллюстрации и описания того как, когда и где это было нарисовано. Честно сказать, сами иллюстрации меня не сильно впечатлили. Описания интересные, некоторые заставляют задуматься. Но местами было очень скучно и сложно читать. Например подобные отрывки:
"Наконец, под совершенством вообще я, как уже сказал, буду понимать реальность, то есть сущность всякой вещи — постольку, поскольку она существует и действует определенным образом, - безотносительно к ее продолжительности во времени. Ибо ни одну вещь нельзя назвать более совершенное по той причине, что она существовала дольше другой: продолжительность вещей о времени не может быть определена исходя из сущности, ибо сущность вещей не включая в себя точно определенного времени существования; но всякая вещь быть то более или менее совершенная, всегда способна будет упорствовать в своем существовании с той же силой, с какой она его начала, а значит, в этом отношении все вещи равны."

В целом эта книга для меня это хороший пример как описывать свои работы, о чем рассказать т.к именно с этим обычно испытываю трудности.

Поделиться

WtL

Оценил книгу

Вопреки названию, книга не отвечает на заданный вопрос. По крайней мере прямо не отвечает. Эта книга походит на сборник непоименнованных эссе обо всем, на за что зацепился взгляд и разум художника. Тексты в стиле разговора с самим собой перемещаются цитатами из Спинозы и монохромными набросками автора. Темы "эссе" разные - от ирисов до политической ситуации в Камбодже. Повествование флегматично и неторопливо.

Книга не раскрывает никаких секретов креативности, не дает советов. Просто акынская песня человека, считающего себя художником.

Уже после написания отзыва прочитала аннотацию к книге: «Блокнот Бенто» - последняя на сегодняшний день книга известного британского арт-критика, писателя и художника, посвящена изучению того, как рождается импульс к рисованию. По форме – это серия эссе, объединенных общей метафорой. Берджер воображает себе блокнот философа Бенедикта Спинозы (или Бенто, среди личных вещей философа был такой блокнот, который потом пропал) и заполняет его своими размышлениями, графическими набросками и цитатами из «Этики» и «Трактата об усовершенствовании разума».

Про воображаемый блокнот Спинозы не догадалась, конечно )

Поделиться