Пионеры, или У истоков Саскуиханны

4,0
17 читателей оценили
482 печ. страниц
2013 год
Оцените книгу
  1. Clickosoftsky
    Оценил книгу

    На исходе XVIII век, совсем недавно закончилась победой американских колоний война за независимость, юная страна расправляет плечи и хозяйским взглядом окидывает огромные новые территории. Девственная природа содрогается от бодрого стука топоров и ружейной пальбы, в гордом молчании замыкаются исконные обитатели здешних мест индейцы, а охотник-одиночка Натаниэль Б., невзирая на свой почтенный возраст, стремится подальше «от шума городского» — туда, где еще нетронутыми остаются леса, его надежное жилище, поддержка и опора.
    Роман Купера с сегодняшней точки зрения наивен и беспримерно пафосен, читать его можно исключительно с легкой снисходительной улыбкой. Зато легко представить, какой ажиотаж книга вызывала в те далекие времена, а особенно во второй половине уже XIX века, какое это было замечательное мальчишечье чтение, как горели глаза и взволнованно бились сердца! Сколько игр «в индейцев» выросло из этих книг, сколько побегов в загадочную далекую Америку планировалось!..
    Повествование в «Пионерах» начинается неспешно (а куда спешить на этих великих просторах?), состоит в основном из описаний прекрасно знакомой автору природы северо-западных штатов, из имущественных и «природоохранных» споров персонажей. И лишь после первой трети романа Купер словно спохватывается, что так читатель и заскучать может — и щедрой рукой сеятеля вбрасывает на страницы драматические ситуации, приключения и невероятные совпадения. И во всем этом царит дух игры, все словно немного понарошку, как в дворовых пацанячьих играх: «Давай мы как будто из тюрьмы убежали! А ты заметил и за нами в погоню!..» — особенно это заметно в сцене суда над Натти Бумпо*, когда судья выражает свое недовольство «фамильярной беседой свидетеля с подсудимым» :) да и во многих других эпизодах — равно комических и героических.
    Очень трогательной лично мне показалась своеобразная «семья» в доме судьи Темпля: она состоит из собственно членов семьи, кое-кого из соседей, а также друзей дома и даже случайных знакомых :)) Вот он, настоящий закон фронтира, а вовсе не «стреляй первым» или как еще там. Послушаем дочь судьи:

    — …Общество такое благо в этой глуши, от которого не следует отказываться ради пустых формальностей, и мой отец часто говорит, что гостеприимство вовсе не добродетель в новой стране, так как одолжение оказывает здесь гость, соглашающийся разделить ваше уединение.
    Приятно удивил тот аспект романа, который сейчас можно назвать экологическим. Здесь и вызывающая сильные эмоции, практически документальная сцена массового избиения голубей (странствующий голубь — одно из животных, напрочь изничтоженных человеком), и внушающие уважение воззрения судьи: Мармадюк Темпль рассуждает совершенно по-современному, смотрите).
    Отлично описаны автором эмоции героев романа: охотничий азарт, бахвальство (особенно этим отличался кузен судьи Ричард Джонсон, уж такой фанфарон и балабол, хоть в Палате мер и весов выставляй… ой, нет: он и этим принялся бы хвастаться!), смертельный страх и уязвлённая гордость, ностальгия по прошлому и замешательство в неловкой ситуации. Невозможно удержаться от смеха, читая о «пиктографии» Бена Помпы (Бенджамена Пенгвильяна) в дневнике его хозяина.
    Снимаю шляпу перед мистером Фенимором: он сумел-таки почти до конца романа продержать меня в неведении относительно тайны хижины старого охотника, такой развязки я не ожидала, — и тут же снова высокомерно надеваю: уж больно слащав финал, настоящий сироп, которому тут совсем не место. Возможно, писатель просто не хотел обманывать ожидания своих будущих читателей?..
    Несмотря на похвалы, оценка роману невысока: архаичность перевесила, а серьезно отнестись к такому чтению я нынче уже не в состоянии. Считаю, что если «Пионерам» и другим произведениям Джеймса Фенимора Купера в XXI веке суждены дальнейшие переиздания — хорошо бы, чтобы они и впредь сопровождались аутентичными старинными иллюстрациями Генри Брока или Михала Андриолли (кликабельны):



    _______________________________________
    * прошу прощения, я читала не заявленный в указанном Maktavi издании перевод И. Гуровой и Н. Дехтеревой, а более архаичный перевод под редакцией Н. Могучего (1927), отсюда Елизавета Темпль вместо Элизабет Темпл, Бумпо вместо Бампо, Гирам Дулитль и т.п.
  2. Maria1994
    Оценил книгу

    Эта прекрасная книга - одно из самых ярких воспоминаний моего детства. Но если вы думаете,что я ее обожала и зачитывала до дыр,то глубоко ошибаетесь. К этому изданию в зеленой обложке (только чуть другого цвета) ваша покорная слуга испытывала самые противоречивые чувства - от холодности до настоящей ненависти,ибо очень уж скушно мне шестилетней было читать Купера. Но "Пионеры" в то время были одной из немногих книг,стоявших на полке в нашей квартире.

    Однажды не то два,не то три года назад,я совсем заскучала без книг (их,конечно же,было у меня к тому времени больше,чем в шесть) и решила почитать "Пионеров". За окном была почти такая же зима,как та,что описана в первых главах книги,скоро должен был наступить Новый год. Продравшись через первые 50 страниц,я поняла,что книга хорошая. Но и тогда роман Купера не оставил в моей душе сколько-нибудь заметного следа.

    И вот теперь,когда мне пошел двадцатый год,я по-настоящему оценила книгу! Она прекрасна,в ней столько правды и простоты,глубины и выразительности! Это одна из тех книг,чьи герои входят в твою жизнь раз навсегда,если только ты готов их впустить. С ними тяжело расставаться. Особенно с Натти. *смахиваю набежавшую слезу* Это прекрасный человек,воплощенная искренность и прямодушие. Жалко,что ему пришлось увидеть крушение того мира,на который смотрели его глаза много-много лет назад... Хороши и остальные герои - Оливер,Элизабет,Джон Могиканин,Бен Помпа. А вот противного Хайрема Дулитла мне хотелось удушить! Также раздражал своим самодовольстом Ричард Джонс,но он иногда был весьма забавным.

    Дальше...

    Отдельно хочу сказать о женских персонажах,точнее об Элизабет Темпл-Эффингем. Вот такими должны быть героини романов! Равняйтесь на Купера,писатели,давшие литературе Консуэло,Козетту и прочих "дев в беде",не умеющих постоять за себя,опускающих руки (или,того хуже,воздевающих их к небесам,но вовсе не затем,чтобы молиться Богу,а чтобы пожаловаться Ему на жизнь,закаляющую их) при встрече с настоящими трудностями! Долго ли вы еще (да-да,это я к вам обращаюсь,мадам Дюдеван) будете рисовать героинь эфирно-неземными существами,преисполненными таких добродетелей,пред которыми меркнет даже святость Девы Марии,Царицы Неба и Земли?! (любезные читатели,прошу вас простить мне уклонение от темы и некоторую желчность высказываний.) Вернемся же к Элизабет. Элизабет - это цельная натура,девушка,которая не то что,"не лишена здравого смысла",как сказал ее отец,но и обладающая им в избытке. Она сильна,умеет сочувстовать и напрочь лишена предрассудков (ну разве что иногда взыграет в ней гордость богатой наследницы,но это только самую малость и для приличия:). Умеют же американские писатели-классики рисовать женщин! Я в восхищении! :)

    Важное место в романе занимает трагедия коренного населения Северной Америки. Искренне жаль и погибшие племена,и вырубленные леса. Поневоле скорбишь вместе с Чингачгуком о старых временах,которых,увы,не возвратить...

    Книга просто чудесная. Спасибо большое автору за нее.

    Thanks for attention!

  3. AleksandrFast
    Оценил книгу

    Наши старые друзья Кожаный чулок и Чингачгук в этой книге предстают старцами с седой головой, но все с тем же твердым духом и твердой рукой. Оба еще считаются лучшими стрелками и пользуются уважением. Но мир, который мы видели в Зверобое безнадежно потерян. Наших героев окружает та же природа, но зверя и рыбы становится меньше, законов, которые разделяют людей и земли все больше. Оба старика с трудом стараются сохранить свои прошлые привычки. Чингачгук пьет ром и принял христианство, постоянно горюя о том, что нигде не встречает своих братьев делаваров. А Бампо напоминает Дерсу-Узала.
    Читать об этом очень печально, нет никаких активных боевых действий, как в предыдущих книгах, постоянное ворчание Натти на новые законы и гордость тех, кто их принимает и получает выгоду. Постоянно ловил себя на мысли о том, что действия персонажей не всегда логичны, не имеют достаточной мотивации и странно, что четвертая книга в серии написана хуже, чем предыдущие. Однако оказалось, что пионеры были написаны раньше других. Вот такой странный ход, а-ля "звездные войны". Теперь даже не знаю, хочу ли я прочитать 5-ю книгу, нужно ли знать, что стало с великим воином Кожаным чулком в конце его пути.

Автор