«Рождественская песнь в прозе» читать онлайн книгу📙 автора Чарльза Диккенса на MyBook.ru
image
image

Отсканируйте код для установки мобильного приложения MyBook

Стандарт

4.74 
(155 оценок)

Рождественская песнь в прозе

94 печатные страницы

2015 год

12+

По подписке
229 руб.

Доступ к классике и бестселлерам от 1 месяца

Аренда книги
30 руб.

Доступ к этой книге на 14 дней

Чтобы читать онлайн 

или возьмите книгу 
в аренду

Оцените книгу
О книге

«Начать с того, что Марли был мертв. Сомневаться в этом не приходилось. Свидетельство о его погребении было подписано священником, причетником, хозяином похоронного бюро и старшим могильщиком. Оно было подписано Скруджем. А уж если Скрудж прикладывал к какому-либо документу руку, эта бумага имела на бирже вес.

Итак, старик Марли был мертв, как гвоздь в притолоке.

Учтите: я вовсе не утверждаю, будто на собственном опыте убедился, что гвоздь, вбитый в притолоку, как-то особенно мертв, более мертв, чем все другие гвозди. Нет, я лично скорее отдал бы предпочтение гвоздю, вбитому в крышку гроба, как наиболее мертвому предмету изо всех скобяных изделий. Но в этой поговорке сказалась мудрость наших предков, и если бы мой нечестивый язык посмел переиначить ее, вы были бы вправе сказать, что страна наша катится в пропасть. А посему да позволено мне будет повторить еще и еще раз: Марли был мертв, как гвоздь в притолоке…»

читайте онлайн полную версию книги «Рождественская песнь в прозе» автора Чарльз Диккенс на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Скачивайте приложения для iOS или Android и читайте «Рождественская песнь в прозе» где угодно даже без интернета. 

Подробная информация

Переводчик: 

Татьяна Тарковская

Дата написания: 

1 января 1843

Год издания: 

2015

ISBN (EAN): 

9785446706419

Объем: 

170531

Правообладатель
1 822 книги

Поделиться

ShiDa

Оценил книгу

В раннем детстве мне тоже «являлись» призраки-ангелы. Этак лет в 4-5. Я рассказывала о том членам семьи, а они напомнили мне об этом уже в сознательном возрасте. Так, ко мне ночами таскались маленькие призраки, обязательно в разноцветных колпачках, и колпачки они вешали каждый на свой гвоздик. Вот уж не знаю, что творилось с моим воображением в 5 лет, но вспоминать о таком очень забавно.

Явись же мне такое нынче, полагаю, в лучшем случае я бы решила, что больна, и побежала бы к врачу. В худшем же случае я бы заработала первый (возможно, последний) в своей жизни инфаркт.

«Рождественская песнь» больше тяготеет к прозе Хэллоуина, она достаточно мрачная, хотя и слезливо-трогательная местами. Главного героя пугают то жизнью после смерти, то самой смертью, и, хотя все заканчивается максимально хорошо (что у Диккенса норма), повесть оставляет после себя горьковатое послевкусие.

Персонаж со всем известным именем Эбинезер Скрудж – этакий местный Кощей, который обречен чахнуть над английскими фунтами. Он помешан на деньгах, а все, что мешает увеличивать капитал, считает лишней тратой времени. Я бы сказала, что Скрудж карикатурен, не знай я истории Генриетты Грин. Эта американская миллионерша была настолько скупой, что занашивала одежду до дыр, экономила на еде и врачах и даже отказалась сделать операцию больному сыну, и в итоге он остался без ноги (все равно это дешевле, знаете ли).

На самом деле, ясно, отчего Скрудж стал таким. Он вышел из бедности, много работал, копил деньги, и все из-за своего страха снова оказаться в нищете. Страх бедности типичен для поднявшихся с самого дна. По пути Скрудж, естественно, растерял все добрые чувства и разучился просто радоваться жизни, все заменило тупое поклонение богатству. Заработав большие деньги, Скрудж не научился их тратить. Он жалеет каждый шиллинг, любая «денежная жертва» кажется ему личной катастрофой.

В итоге он портит отношения буквально со всеми. Он уже просто не выносит тех, кто не занят ежечасным зарабатыванием чего-то там. Своего клерка он откровенно тиранит, племянника, можно сказать, посылает, выгоняет благотворителя, который посмел его потревожить. Наверное, у всякого в знакомых отыщется такой неприятный человек, который ни во что не ставит других и всячески отталкивает любое хорошее отношение. Сам этот человек не исправится (увы), что-то должно вторгнуться в его жизнь, настолько все в ней растормошить, чтобы он осознал, насколько бессмысленно быть жестоким и злым.

В «Рождественской повести» Диккенс (внезапно) себя показывает реалистом. Так, он доказывает, что недостаточно человека растрогать (это состояние длится не долго). Нет, его нужно напугать. Причем напугать до полусмерти.

Сначала Скруджа пугают чахлой загробной жизнью и длинными страшными цепями, которые он будет обречен носить после смерти, если не исправится. Явление его умершего компаньона иначе, чем удручающим, не назовешь. Ну кому захочется жить так уныло, да еще таскать цепи, словно арестанту? Потом Скруджа пытаются тронуть картинами человеческого счастья (эх, эти «кнут и пряник»!) А затем его опять пугают – его же собственной смертью, – и, по сути, у главного героя не остается выбора: либо он станет добрее и человечнее, либо умрет через год ужаснейшей смертью, и все будут радоваться его кончине. Любой человек, посмотрев на свою могилу и услышав крайний срок, захочет переменить свою жизнь.

С одной стороны, напрашивается оптимистичный вывод: ну Скрудж же изменился, картины счастья и смерти помогли! С другой же, наваливается тоска: получается, Скрудж отказался от одного страха (растратить все деньги и оказаться в нищете) во имя другого (быстро умереть и не быть оплаканным любящими людьми). Сколько в его изменении – от истинной доброты? Не оказывается ли на первом месте у героя страх печальной смерти, страх одиночества… страх оказаться чуждым обществу (а в повести говорится, что Скрудж об обществе никогда не забывал)? Не получается ли, что все его хорошие дела – от переживания своей неустроенности? Да и можно ли, в случае Скруджа, стать «хорошим» без страха, из одного лишь альтруизма?

Диккенс, как истинный утешитель, очень легко меняет минус на плюс, практически без внутренней ломки, но мы-то знаем, что в жизни так не бывает. Отсюда и своеобразное послевкусие – словно горького миндаля наелся. Повесть, безусловно, невероятно трогательная, светлая, но… Множество вопросов остается. Наверное, я просто разучилась верить в волшебные преображения за несколько часов.

Поделиться

Summer_on_you

Оценил книгу

 (Хочу предупредить, что эта рецензия скорее анализ произведения, и многие моменты сюжета мною раскрыты. Говорю это для того, чтобы не испортить удовольствия тем, кто рассказ не читал! )

Закрой скорее глазки,
Уж вечер настает.
Рождественская сказка,
Во сне к тебе придет…

Вступление:

Зима – это сказка наяву. Время будто замедляет свой ход, природа засыпает глубоким сном, и все вокруг преображается, словно по волшебству. Город накрывает снежным серебристым покрывалом, снег шапками ложиться на крыши домов, укутывая деревья в белоснежные шубки. За окнами люто трещит мороз, рисуя на наших окнах холодные и неповторимые узоры. Зима обладает особым морозным очарованием. Спасаясь от ее холодных объятий, мы кутаемся в теплые вещи, и стараемся поскорее пройти свой путь. Но если остановиться хоть на мгновение и оглянуться, можно увидеть мягкий пушистый снег, услышать, как он хрустит под нашими ногами. Лишь один взгляд на небо, и нашему взору открывается удивительный танец снежинок парящих в воздухе, под звуки сладостной тишины.

А когда ночь сменяет день, и солнце клониться к закату, луна вступает в свои права. Мороз становиться крепче, стараясь сильнее ущипнуть нас за нос. Под светом уличных фонарей, на землю медленно опускаются тысячи хрустальных мотыльков, а метель, словно желая нам сладких снов, начинает вместе с вьюгой напевать свою морозную и печальную колыбельную. В одну из самых коротких и темных ночей в году, когда люди во всех уголках земного шара отмечают торжество света,  начинается эта история, в ней будут чудеса, привидения, и дух самого Рождества…

Рождество – это время для волшебства. В его канун все чудеса возможны.

СТРОФА ПЕРВАЯ.

Наверное, в самом воздухе рождества, в его спертой, душной атмосфере есть нечто призрачное, нечто, вызывающее на свет духов…

Эта удивительная история началась в преддверии одного из главных зимних праздников. Эбинизер Скрудж, ее главный герой и виновник, старый мрачный скряга, который давно уже в своей жизни никого и ничего не любит, кроме своего кошелька. Он совершает свой жизненный путь, сторонясь всех, ему доставляет удовольствие отпугивать людей, проявляющих малейшую к нему симпатию.

Ну и сквалыга же он был, этот Скрудж! Вот уж кто умел выжимать соки, вытягивать жилы, вколачивать в гроб, загребать, захватывать, заграбастывать, вымогать … Умел, умел старый греховодник!

Душевный холод заморозил изнутри старческие черты его лица, метели завладели им, похожие на дурное сновиденье.

Самый яростный ветер не мог быть злее Скруджа, самая лютая метель не могла быть столь жестока, как он, самый проливной дождь не был так беспощаден.

Наш герой всюду носил с собой эту леденящую атмосферу, и не зависело это от времени года, она сопровождала его повсюду, куда бы он ни шел, как верная тень, охраняющая своего хозяина. Никакое тепло не могло его отогреть, и никакой мороз его не пробирал. «Не человек, а кремень!» - скажет читатель, и будет совершенно прав, ведь состраданию и щедрости в том сердце места не было. Скрудж отвергает приглашение родного племянника, отпраздновать столь светлый и радостный день в кругу семьи, он не понимает, чему так радуются люди вокруг, почему не хотят работать в этот день, ведь праздная радость и безделье не приносит им никакой прибыли: «Веселые Святки! Веселые Святки! Да провались ты со своими Святками!». И это еще не самые страшные слова, которые слышит юноша, в ответ на свое великодушное предложение. Попытки вразумить своего нерадивого дядюшку не увенчались успехом, ведь он знает его характер, и понимает, что от своих злых причуд, всегда и во всем страдает только он сам.

Его богатство ему не впрок. Оно и людям не приносит добра, и ему не доставляет радости.

В вечер Сочельника, когда люди радуются наступающим Святкам и предвкушают праздник, он бредет один, в свою холодную берлогу. Страшно представить, что должен чувствовать человек, которому вот-вот в дверь постучится праздник Рождества, а справить его не с кем. Но Скруджа это ничуть не беспокоит, он не чувствует себя обделенным и одиноким, скорее его одолевает раздражение от того, что его взгляды на жизнь никто не разделяет. И все бы так печально и закончилось, если бы само Рождество, не дало ему шанс переосмыслить, свою пустую и никчемную жизнь. Дома перед Скруджем предстает дух Джейкоба Марли, его бывшего друга и компаньона, умершего семь лет назад в Рождественский Сочельник.

Скрудж и Марли были компаньонами с незапамятных времен, и можно смело сказать, что они стоили друг друга во всех смыслах: по духу, по характеру, по наклонностям. Их сердца были поражены одной и той же болезнью, и имя ей – алчность. Марли явился в Канун Рождества не просто так. Он пришел из царства мертвых, окутанный загробной атмосферой, его мертвящий взгляд пронзает Скруджа насквозь, у которого и так кровь стынет в жилах от ужаса, происходящего у него на глазах. Но Марли пришел не затем, чтобы напугать, а чтобы предостеречь глупца от той участи, которой подвергся сам.  У призрака измученный вид, длинная тяжелая цепь опоясывает его и всюду волочится за ним. И цепь эта не простая, она состоит из множества ключей и висячих замков, копилок, гроссбухов и тяжелых кошельков с железными застежками. Все богатство, что он так бережно собирал и оберегал при жизни, не покидает его и после смерти.

Я ношу цепь, которую сам сковал себе при жизни, я ковал ее звено за звеном, и ярд за ярдом. Я опоясался ею по доброй воле и по доброй воле ее ношу. Разве вид этой цепи не знаком тебе?

Призрак говорит о том, что для Скруджа еще не все потерянно. Что он может избежать вечных скитаний и непрестанных угрызений совести, ведь пока он жив, он может исправиться, а иначе все будет напрасно.

Душа, заключенная в каждом человеке, должна общаться с людьми и, повсюду следуя за ними, соучаствовать в их судьбе. А тот, кто не исполнит этого при жизни, обречен мыкаться после смерти.

Марли наказан после смерти за то, что попусту растратил свою жизнь, он должен был творить добро и помогать людям, но теперь его душа навеки забудет про покой,  и он не желает своей участи для Скруджа.

Внемли мне! Мое время истекает!

Призрак Марли похлопотал за Скруджа, и теперь его должны посетить три духа, один за другим, в течение трех ночей. На прощание, он заклинает его прислушаться к ним, ведь это последний шанс спасти его несчастную душу. Главному герою предстоит вспомнить, в чем заключается дух Рождества, и в чем его великая тайна.

СТРОФА ВТОРАЯ.

Прошлое подобно разбитому зеркалу. Пытаясь собрать осколки воедино,можно порезаться.

В первый час пополуночи появляется первый дух. Это Святочный дух Прошлых лет. Он приглашает Скруджа вернуться в прошлое. Наш главный герой возвращается в городок, где он жил еще мальчишкой. Он встречает тени людей из своего детства, юности, и более зрелых лет. Он сам видит себя как бы со стороны и может лишь наблюдать. Поначалу, видения его радуют, он с улыбкой окунается в счастливые воспоминания. Но чем взрослее он становится, тем печальнее становится увиденное им. Он понимает, в какой момент его жизни, заботы и скопидомство наложили отпечаток на его лице, навсегда изменив его внутренний мир и лишив его радости, счастья и душевного тепла.

Беспокойный алчный блеск появился в глазах, и было ясно, какая болезненная страсть пустила корни в его душе, и что станет с ним, когда она вырастет и черная ее тень поглотит его целиком.

Скрудж не может вынести свои же воспоминания, но увиденного уже не развидеть, и он умоляет духа вернуть его домой. Но тот, кто прячет прошлое столь ревниво, тот вряд ли с будущим в ладу. И ему необходим этот урок, ведь если не увидеть корень болезни, излечить ее будет невозможно. Человеку не дано вернуться в прошлое, как бы он ни старался, единственная тропа, ведущая в давно прошедшее, это наши воспоминания. Нам непростительно считать, что сожалением и раскаянием можно исправить ошибки. Прошлое нельзя изменить, но его необходимо переосмысливать, и извлекать из этого урок. Вот главная цель духа Прошлого Рождества, попытка расколоть тот склеп, в который Скрудж сам себя загнал.

Как бы люди ни старались забыть прошлое, прошлое их никогда не забудет.

СТРОФА ТРЕТЬЯ.

Прошедшее – забыто.
Грядущее – закрыто.
Настоящее – даровано.

Приходит черед второй ночи, и ровно в час пополуночи, как и предрекал Марли, Скруджу является второй дух. Это дух Нынешних Святок. Самый добрый и самый веселый из трех, как и подобает духу Рождества. Он ведет его по его же заснеженному городку. Город празднично украшен в преддверии торжества. Народ на улице веселый и отзывчивый, люди щедро поздравляют друг друга, и желают «Счастливых Святок!». Светлое чувство витает в воздухе, эта чудесная теплая атмосфера, и она не обходит стороной главного героя.

Но не только в этом суть урока, который предстоит усвоить. Дух Нынешних Святок намерен показать ему близких людей, как они живут, и какое место он занимает в их жизни. Кому из них нужна его помощь, а кому важно просто его присутствия за праздничным столом. Скрудж стремится принять участие в этом празднике жизни, но дух не позволяет. Он, как и прежде, может лишь наблюдать, чего он сам себя лишает, чего сторонится, чем не умеет дорожить. Путешествуя вслед за духом, он видит множество людей, у которых в жизни столько лишений и тягот, но даже они находят в своих сердцах место для праздника. Дух щедро осыпает их благодатью из своего рога изобилия:

Мы избрали для этой цели Сочельник именно потому, что в эти дни нужда ощущается особенно остро, а изобилие дает особенно много радости.

Напоследок дух предостерегает Скруджа судить других, и говорить о тех вещах, которые ему постичь не дано. Зачарованным взором он наблюдает за всем происходящим, но дух возвращает его домой.

Будущее может и не стать настоящим.

Настоящее сразу становится прошлым.

СТРОФА ЧЕТВЕРТАЯ.

Перед прошлым – склони голову.
Перед будущим – засучи рукава.

Все гуще туман, все крепче мороз. Настает час последнего духа – духа Грядущего Рождества. Он мрачен и молчалив в отличие от своих собратьев. Скрудж отлично понимает, кто стоит перед ним, он с готовностью жаждет усвоить последний и возможно самый главный урок. Как и прежде, он всюду следует за духом, но не видит своей тени в возможном будущем. Он видит знакомых ему людей, они обсуждают смерть какого-то старого скряги и отшельника, многие находят это забавным, а иные открыто радуются, испытав облегчение. Но он не может понять, о ком они говорят. Лишь когда он увидит бездыханное тело, одиноко лежащее на смертном одре: не мытое, не одетое, всеми покинутое – он понимает, что это он сам. Никто не пришел проводить его в последний путь, никто о нем не скорбит. Скрудж цепляется из последних сил в руку призрака, и говорит, что он все осознал, что он исправится, что отныне все будет иначе!

Глаза будущего смотрят на него суровым взором прошедшего, это молчание напоминает заупокойный реквием. Лишь один вопрос витает в воздухе: «Заслужил ли ты другой участи?». На что Скрудж категорически возражает призраку:

Жизненный путь человека, если неуклонно ему следовать, ведет к определенному концу. Но если человек сойдет с этого пути, то и конец будет другим!

У главного героя остается лишь один выход, необходимо переосмыслить свою жизнь и подумать о будущем, иначе его ждет незавидная участь, его время истекает…

День будущий не любит когда его поджидают сложа руки, его делать надобно самим.

СТРОФА ПЯТАЯ.

Сегодня будет Рождество,
Весь город в ожиданьи тайны.
Он дремлет в инее хрустальном,
И ждет: свершится волшебство!

Был поистине волшебный день. Скрудж просыпается дома, в своей постели, за окном светит ясное морозное солнце. Он понимает, что не пропустил нынешнее Рождество, ибо духи не забрали драгоценного времени в уплату своих наставлений. Он твердо намерен измениться. Теперь он понимает, что Рождество – это время прощать, и ему необходимо заслужить это прощение.

Искупить ошибки прошлого, можно лишь хорошими поступками, и их должно быть не мало! Сожалеть о прошлом глупо, это пустая трата времени, а его у нас в жизни не так уж много. Скрудж осознал простую истину, и понял, что он не один. Без близких людей наша жизнь скудна и бессмысленна. В этот радостный и праздничный день, он делает щедрое пожертвование бедным, помнит и тех, кому необходима его помощь и участие. И самое главное: он встречает светлый праздник Рождества в кругу своей семьи.

Поговаривают, что в нем зажегся рождественский дух!

Наверно, не случайно Рождество

Приходит в дом зимою, а не летом.

И наши души верят в волшебство,

И в то, что Тьма проигрывает Свету!

ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНОЕ СЛОВО.

«Рождественская песнь в прозе» входит в цикл, состоящий из пяти святочных рассказов Чарльза Диккенса, которые выходили в преддверии этого праздника отдельными изданиями каждый год, на протяжении шести лет. «Рождественские рассказы» были задуманы писателем как социальная проповедь в занимательной художественной форме. Их целью было повлиять на эмоции читателей. Диккенс обращался со своей проповедью, как к «бедным» так и к «богатым», он ратовал за улучшение жизни первых, и нравственное очищение вторых.

В «Рождественской песне» он взял образ не совсем привлекательного героя, чье имя вскоре стало нарицательным у читателей. «Эбинизер Скрудж – старый и скупой лондонский ростовщик, закоренелый грешник и скряга, жила и паук, с глазами вездесущими и руками загребущими». Он раб своих пороков и страстей, которые становятся его наказанием. Его жизнь скудна, ибо нет в ней места для любви, щедрости и милосердия. Но у старых грехов длинные тени, а рука времени способна укрощать и более строптивых, чем он. Само Рождество делает Скруджу подарок, и духи дают ему возможность исправить свою жизнь пока не стало слишком поздно. Если бы не этот великодушный жест, не избежать бы ему участи старины Марли. Но прошлое и настоящее еще не перечеркнули будущее главного героя, а стало быть, у него еще есть шанс побороться за свою грешную душу.

К середине рассказа, мне стало понятно, почему в названии звучит именно «песнь в прозе», ведь это и правда звучит как песня: сказочная, волшебная, праздничная. Испытываешь наслаждение от каждой прочитанной страницы, а атмосфера праздника проникает в читателя без его ведома и согласия. Но не одно лишь удовольствие намеревался автор вложить в свое произведение, он вложил нравственный глубокий смысл, направленный на наше благо. Литературная ценность этого рассказа для меня неоспорима. Чем раньше он найдет своего читателя, тем лучше для них самих. Время жизни очень быстро перетекает в воспоминания, и там где существует время, ничего уже назад не вернешь.

Время – это монета нашей жизни. У нас есть только эта монета, и только мы вправе определить, на что ее потратить.

Рождество присутствует в рассказе не только как праздник, оно один из основных героев. Читая повесть, я не могла отделаться от мысли, что оно еще и соавтор этой истории. Как автор мысленно стоит за спиной читателя, так и оно, стояло за его спиной и нашептывало эту удивительную историю, в назидание читателям. Оно просит писателя передать нам, что время жизни земной пройдет, и непременно преподнесет нам счет, от которого нам не уклониться. И прежде чем мы его получим, следует крепко запомнить: Богу не важно, сколько мы молимся ему, если мы спокойно можем пройти мимо чужой беды, нужды и горя! Этот рассказ о переосмыслении жизненных ценностей, о том, как важно помнить свое прошлое, здраво оценивать настоящее, ибо это непременно отразится на нашем будущем. Я думаю, каждому из нас будет полезно задуматься о наличии собственной цепи: «из чего она состоит?», «какова ее длина», а главное «так ли она нам нужна?». Само рождество преподало нам урок, а стало быть, за каждым в отдельности приходить уже нет нужды! Я заведу себе традицию, перечитывать эту замечательную и поучительную историю каждое Рождество, дабы не забыть те ценные наставления, которыми автор щедро делится со своим читателем. Этот рассказ для меня пахнет корицей, апельсинами, снегом и рождественской елкой.

Сегодня сил небесных торжество!

Из сердца вынь своих обид иголки.

Знай, коль не греет душу Рождество,

Ты вряд ли волшебство найдешь под елкой…

P. S. Особенная благодарность Диккенсу, про упоминание Невежества и Нищеты, он напоминает о том, кто их истинный создатель – мы сами. И что нам ждать от них, если люди не умерят свой эгоизм, корыстолюбие и тщеславие!

Поделиться

Airgid_Lynx

Оценил книгу

Удивительная история о скряге Скрудже, который, в силу жизненных обстоятельств и "испытания" богатством, превратился в жадного, и бессердечного старикана, который не оставил в своем сердце и душе места другим чувствам- все заменил деньгами....
Классическая история, которая очень интересно, поучительно и показательно рассказывает, что в погоне за звонкой монетой можно растерять все самое важное...
Очень понравилась история, действительно создает Рождественское настроение и заставляет задуматься!

Поделиться

Еще 2 отзыва
Да он на радостях едва не оторвал ему напрочь руку
18 апреля 2021

Поделиться

она и в игре «Как, когда, где»
18 апреля 2021

Поделиться

когда играли в «Любишь не любишь»
18 апреля 2021

Поделиться

Еще 141 цитата

Интересные факты

Знаменитый диснеевский мультгерой Скрудж Макдак был назван именно по имени главного героя «Рождественской песни». Собственно, впервые (не считая комиксы) он появился в диснеевском мультфильме по мотивам этой истории, где всех героев сыграли диснеевские персонажи, например Микки Маус в роли Боба Крэтчита, Пит в роли Духа будущего рождества и т. д.

В основанном на «Рождественской песни» эпизоде «Время покаяния» телесериала «Лучшие», героиня Николь Джулиан встречает призраков Настоящего, Прошедшего и Будущего Рождества.

В специальном выпуске телесериала «Доктор Кто», который вышел 25 декабря 2010, события происходят по сюжету повести.
Сценарий комедийной мелодрамы «Призраки бывших подружек» написан по мотивам «Рождественской песни». В этой версии акценты приходятся в основном на тему секса и взаимоотношений главного героя как со множеством случайных женщин, так и со своей подругой детства и первой любовью.

В расширенной серии «Бивис и Баттхед уделывают Рождество» (англ. Beavis and Butt-head Do Cristmas) сериала «Бивис и Баттхед» также пародируется «Рождественская песнь»: Бивису снится, что он жестокий владелец закусочной. Директор школы МакВикер превращается в его забитого служащего, играя роль Боба Крэтчита; учитель-хиппи Дэвид изображает доброго духа нынешних святок, а злобный физрук становится зловещим духом будущих святок.

«Барби: Рождественская история» (англ. Barbie in A Christmas Carol) — история, основанная на произведении Чарльза Диккенса; в мультфильме все обрисовано гораздо добрее, чем в оригинале.

В одной серии «Озорные анимашки» сюжет основан на Рождественской песни. В роли Скруджа выступает Мистер Блотс, а Уорнеры являются в роли призраков.

В одной из серий мультсериала «Тутенштейн» сюжет изображает аналогичное путешествие во времени, хотя к Рождеству отношения не имеет.

В серии «A Hearth's Warming Tail» мультсериала «Дружба — это чудо» главные герои читают повесть, сюжет которой основан на сюжете Рождественской песни.

Одна из серий мультсериала «Маша и Медведь» — «С любимыми не расставайтесь» — отсылает к произведению.

Профессор философии в Аризонском университете Джеральд Гаус в 1997 году опубликовал статью «Как важно заниматься своим делом», посвященную политической реабилитации Эбенезера Скруджа. Автор заявляет, что Скрудж — воплощение важной и редкой добродетели: способности не лезть в чужие дела без спроса. Именно эта черта лежит в основе либертарианского общества, считает профессор.

Автор книги

Переводчик

Другие книги переводчика