Книга или автор

Отзывы на книги автора Антония Сьюзен Байетт

32 отзыва
tatelise
tatelise
Оценил книгу

Огромнейшая книга о детях малых, детях больших, их родителях и еще много о чем. Тихое , спокойное чтение без потрясений. Мне очень понравилось описание мировых событий, это все непринужденно и как бы между строк. Что же дает нам книга? Она дает описание мира взаимоотношений между детьми и родителями, подсказывая нам где можно споткнуться в жизни и сделать ошибки непростительные, трагические. Воспитание детей это не только денежные затраты вложения, но и огромнейший психолочиеский вклад, который во многом определяет дальнейшую жизнь и судьбу человека. От этого зависит и приспособленность к жизни и способность выжить под гнетом отношений с окружающим миром. В книге мы знакомимся с несколькими семьями, их жизни переплетаются, но не похожи одна на другую. Временами повествование прерывается и нам рассказывают сказки, очень необычные. В сказках можно увидеть и жизнь. Длительность книги может кому-то показаться занудством, но на мой взгляд небольшой недостаток заключается в некоторой поверостности романа, мне хотелось более детального знакомства с героями, но тогда это был бы многотомник. Герои разнообразны, их много, каждый найдет себе любимого героя и героя , который будет раздражать...а это значит , что книга заставила задуматься и сопереживать, а книге это то что и нужно. Значит книга не оказалась просто текстом .

satanakoga
satanakoga
Оценил книгу

Морфо Евгения
Люблю эту книгу за изящное плетение идей, за очарование полуоткрытой двери, за которую заглядывать не стоит, за блеск и и ужас викторианских семейных нравов высшего общества.
Вильям Адамсон, увлечённый натуралист-исследователь, прибывает из джунглей Амазонки на родину, но кораблекрушение уничтожает плоды его трудов. Оставшись без средств, Вильям соглашается пожить в поместье аристократа Гаральда Алабастера, чтобы привести в порядок его разрозненную коллекцию образцов и собраться с мыслями. И попадает как кур в ощип. Он не прислуга, но и не ровня знатному семейству, однако прекрасная Евгения, старшая дочь Алабастеров, неожиданно соглашается стать его женой. "Я не хочу выходить замуж после Ровены (второй сестры), хорошо бы устроить двойную свадьбу", - прагматично говорит стыдливая невеста сразу после первого поцелуя и Вильяму бы заподозрить неладное, но..он совершенно ослеплён нежной красотой и беззащитностью Евгении.
Краткие недели блаженства сменяются месяцами тупого равнодушия (с), за три года Евгения производит на свет пятерых детей, и вот Вильяму уже не с руки просить тестя помочь со средствами на новую экспедицию, и все считают, что ему бы благодарно нежиться в довольстве и достатке, ведь семейство к нему так благоволит, хотя и не совсем принимает за своего, и чего уж тут обижаться.
Это ловушка. Обитая изнутри бархатом и шёлком, сияющая и нежная. Удушающая. Сладкая. Однако исследовательская жилка не даёт Вильяму застыть в янтаре лени, и вот он поглощён наблюдениями за муравьиным городом, а из его заметок рождается книга. Внимательнейший исследователь животного мира, он совершенно не в состоянии заметить то, что происходит у него под носом. Окончательно стать трутнем Вильяму, а роману - драмой утраты самого себя на фоне буколических пейзажей и викторианских страстей, не удастся. Тело романа переплетено с интереснейшими рассуждениями о природе - созидание, развитие, красота, естественный отбор - чьё это произведение? Кто я, зачем я, что ведёт меня сквозь этот мир - слепая и мощная воля инстинкта или божественная рука?

Чем пристальнее они оба рассматривали мех, зубы, цветки, клювы, хоботки, тем тверже он убеждался в том, что существует мощная, жестокая созидательная сила, которая не обладает ни снисхождением, поскольку неразумна и бесстрастна, ни любовью, потому что она без сожаления избавляется от всего бесполезного и убогого, ни потребностью творить, поскольку вовсе не восторгом подпитывается ее таинственная звериная энергия; и сила эта искусна, прекрасна и ужасна. И чем большее восхищение он испытывал, наблюдая, как эта сила исподволь изменяет все живое, тем более тщетными и жалкими представлялись ему попытки Гаральда поймать ее в сеть теологии, увидеть в круговерти природы отражение и подтверждение его взглядов на доброту и справедливость.

Метаморфоза - это прекрасно, - говорит один из героев романа. Но она и ужасна.
Прелестная Евгения на глазах превращается в муравьиную матку, производящую детей одного за другим, и совсем не много ждать до того момента, как она повторит мать - расплывётся белыми телесами в кружевах на диванчике с извечным пирожным в руках и начатым для приличия шитьём в изголовье. В природе именно самец обладает яркой окраской, чтобы приманивать самку, однако здесь я вижу девиц на выданье - ярких и изящных, словно бабочки, но по сути они хищные росянки, притворяющиеся нежными розовыми бутонами. Девицы ждут подходящего супруга, чтобы выполнить своё предназначение и продолжить род. Любовь, влечение, общность интересов здесь не котируются, мощный зов инстинкта заглушает любой посторонний писк.
Беги, Вильям, беги.
Ангел супружества вещь куда более сложная и туманная. Сама история и не история вовсе - рассказ о нескольких спиритических сеансах и пугающих видениях, но если копнуть глубже, то здесь целый неведомый мне пласт - викторианская поэзия, масса отсылок и цитат, сравнительный анализ стихотворений Теннисона, учения известных в то время спиритистов и философов-мистиков. Признаюсь, что сама романтическая история мне понравилась куда больше её обрамления - история миссис Папагай, чей супруг числится погибшим в кораблекрушении, и которой приходится зарабатывать на жизнь спиритическими сеансами и бессознательным письмом. Сама идея ангела супружества - единого целого существа, которым становятся супруги в момент принесения клятв, честно говоря, пугает. Неразрывна и прочна эта связь, и он или она будут ждать тебя по ту сторону вечно, даже если тебе кажется, что ты готов принять новое счастье. И что они тебя простили и отпустили. Вот и нет. Ангелу всё равно, он не человек, и человеческие чувства для него пустое скрежетание.

Raija
Raija
Оценил книгу

Что бы ни писала Антония Байетт, в каком жанре ни работала бы, в центре ее метода всегда стоят кропотливые описания вещного мира. Наиболее удачно ей удалось передать атмосферу эпохи через произведения искусства художников, скульпторов и игрушечных мастеров в "Детской книге". Произведения, по большей части, в реальности не существовавшие, но имеющие свои прототипы. Изящное искусство прерафаэлитов оживало и мерцало всеми гранями причудливых красок на страницах этого романа. Я, неравнодушная к викторианской эпохе и творениям кружка Россетти и Морриса, с удовольствием погружалась в мир изящных и диковинных вещиц, вдохновленных английскими фольклором и природой. Мне кажется, Байетт в этой книге достигла пика своей творческой формы.

Но вот прочитан сборник сказок (а скорее, фантастических рассказов) "Чудеса и фантазии", и я чувствую странную перегруженность материала разнообразной визуальной информацией. Конечно, важно представлять себе то, о чем читаешь. Но должна ли книга превращаться в кино в голове? Признаться, не уверена. Не это я считаю признаком высокой литературы. Но Байетт осталась верна себе: вкрапляя в повседневность элементы сказочного, волшебного, а порою отталкивающего, более всего она заботится о материальной составляющей. Она описывает странные, красивые, причудливые вещицы, которые видишь, осязаешь и которые нескончаемой вереницей проходят перед нашим внутренним взором.

Особенно Байетт любит материалы: стекло, камень. В рассказе, главной темой которого стала плотская любовь женщины и джинна ("Джинн из бутылки соловьиный глаз"), кажется, основное, что доставило удовольствие автору - описание той самой бутылки, в которой водился джинн: "...у него как раз такой вот спиралевидный рисунок из неярких голубых и белых полосок или еще иногда красных, по-моему". Впрочем, нравится Байетт и описывать странный облик волшебных существ: горячую кожу джинна; ромбовидную, смугло-чешуйчатую кожу женщины-змеи из рассказа "Ламия в Севеннах"; ледяную корку, покрывающую белоснежное тело женщины-ледовицы ("Холод и зной") или же наросты из полудрагоценных камней на коже Каменной женщины из одноименного рассказа.

Не все, описываемое Байетт, прекрасно, зачастую речь идет об омерзительных созданиях или существах, как, скажем, гигантские черви-людоеды из рассказа "Лесная тварь". Такими вот сказочками только детей пугать. Жили-были две девочки, во время войны их сослали в эвакуацию в чертову глушь. Однажды девочки пошли гулять, а за ними увязалась третья. И вот в чаще они набрели на червя-гиганта, который эту третью ничтоже сумняшеся и слопал. Потом девочки вырастают и возвращаются на место преступления. Что с ними станет - загадка, финал остается открытым.

Некоторые рассказы, как это водится, мне понравились больше, другие - меньше, но от всего в сухом остатке осталось чувство какого-то тягостного недоумения. Вся эта причудливость, все это копошение прекрасного и безобразного, перетекание из одного состояние в другое, описанные так ярко и насыщенно, отдают чем-то болезненным. И если раньше меня это не отталкивало (я говорю о романах Байетт), то в малой форме дало почувствовать всю вымороченность склизких миров, открывающихся нам под этой обложкой. И я не уверена, что этот морок - мой.

После прочтения сжечь

Wolf94
Wolf94
Оценил книгу

Я пыталась... Про творчество Байетт я практически не слышала. Хорошо, вообще не слышала, правда иногда попадались в ленте ее книги, в частности роман "Обладать" и "Детская книга". Может совершила ошибку, начав свое знакомство со сборника?

Здесь такое медленное, абсолютно скучное и неинтересное развитие сюжета ,что большую часть храпела над книгой. Вообще, чего меня дернуло взяться за книгу? Ведь знаю же, что подобные темы наводят смертную тоску, но нет... Люблю же наступать на те же грабли.

Могу лишь подчеркнуть, что Байетт действительно потрудилась над своей книгой. Вот прям чувствуется, что она досконально изучала. И не ее вина, что "Ангелы и насекомые" попали в руки, такому читателю, как я. Чаще всего. просто не даю возможность автору реабилитироваться и перестаю интересоваться другими книгами, но здесь я все же сделаю попытку прочесть что-нибудь другое.

Истинным почитателям жанра - советую. Тем же кто не любит слишком медленный сюжет - здесь делать нечего.

2 из 5

mulyakov
mulyakov
Оценил книгу

Очередной случайный выбор книги. Очередной выход из зоны комфорта и очередное доказательство, что книги сначала читают, а потом составляют мнение и обсуждают.

Первая история называется Морфо Евгения, так именуется красивая бабочка рода Морфо. Вильям долгое время был в Амазонии, где исследовал живую природу, а именно насекомых. Возвращаясь в Англию он терпит кораблекрушение и теряет все образцы своих трудов. Ему предлагает работу богатый аристократ Гаральд, у которого обширная, но беспорядочная коллекция, ей-то и предстоит заниматься Вильяму. Но о какой коллекции может идти речь, если в доме проживает дочь Гаральда - Евгения, не менее прекрасная, чем та бабочка. И она не замужем, но какие могут быть шансы у бедного муравья? Как оказывается большие, ведь любой подойдет, когда младшая сестра первая может выйти замуж. Свадьба, тихая и мирная жизнь и никаких приключений и исследований... Но исследователь всегда найдет себе занятие, поэтому все окрестные муравьи будут изучены, вместе с такой же увлеченной мисс Кромптон. По ходу повествования дается детальное описание жизни муравьев и их схожести с человеком. Матки, трутни и простые рабочие. Окружение Вильяма, якобы человеческое, превращается в муравейник и ему нужно постараться не стать трутнем. В этом ему, неожиданным образом, помогает тайна из прошлого Евгении, которая настолько безразлична ко всему, что её реакция на любое потрясение - вздох и моментальное забывание.

Мне было интересно читать Морфо Евгению, но я не ожидал той развязки, которая произошла в романе. Это было просто потрясение. Потрясение, которое в дальнейшем вызвало чувство благодарности автору за такое отношение к главному герою.
Вторая история не вызвала во мне такого интереса, в ней было слишком много абстракций, пространных разговоров да еще и анализ стихотворений.

Две разные истории вызвали во мне совсем разные эмоции, но их стоило прочитать, хотя бы из-за сентиментальной мысли (из Морфо Евгении) о нахождении с тобой рядом правильного человека, твоего человека. Сентиментально-да, только это никогда не переставало быть прекрасной и важной темой, ведь к этому стремятся многие, если не все...

noctu
noctu
Оценил книгу

Буквально недавно меня уже швыряло по волнам размышлений о творчестве современных писательниц-постмодернистов. В этом определении нет ничего уничижительного, оно только показывает групповую принадлежность, выражаясь естествоведческой терминологией. При чтении таких писательниц возникает стойкое дежавю, и сориентироваться в пространстве позволяет только выбранной временной отрезок. В отличие от Аткинсон с ее современностью, леди Антонию Байетт привлекает викторианская эпоха с ее нравами и обычаями, изображению которых она посвящает свое творчество. Самая соль здесь в том, что при статистически высоком уровне религиозности викторианская эпоха славится своей жестокостью и сексуальными бурями под маской чопорности и ханжества. Такой противоречие - источник вдохновения многих авторов.

Для творчества таких писательниц характерны стандартные наборы элементов, которые мы видим и в "Ангелах и насекомых", то есть в двух повестях, собранных под одной обложкой, - "Ангеле супружества" и "Морфо Евгении". Что мы точно здесь найдем: отсылки к Библии и противостояние веры с научны знанием, отсылки к античности, к Шекспиру, сильный сексуальный подтекст с грязью и внутрисемейными связями.

Талант Байетт выражается в том, что она лучше расставляет акценты и делает полотно текста максимально приближенным к знакомым произведениям, посвященным викторианской эпохе. Вроде бы читаешь текст, написанный выходцем из того времени, и только второй слой и немного другой угол зрения с использованными приемами позволяют осознать современность автора.

Наверное, больше всего произведения Байетт ценятся не за сюжетные линии, а за невероятную концентрацию сказочного, что наполняет каждую главу. Сказка и поэзия идут у нее бок о бок. Герои со своими религиозными исканиями, верой в бородатого дядьку выцветают на фоне буйства сказочного и приглашения в удивительный мир фантазий в фантазии. Иногда эти сказки, вписанные в полотно текста, выглядят подобно вьюну, который оплетает сюжет и вытягивает из него все соки во имя своего цветения и яркости.

"Ангел супружества" сильно отличается от "Морфо Евгении". Первый посвящен спиритизму, размышлениях о духовном и божественном, поэзии-поэзии-поэзии, платонической и сексуальной любви. Повесть полна походов в другие миры и скачки по пространству памяти. С первых страниц возникает сонм героев, мелькающий и затмевающих других. Меня иногда мучает вопрос, а помнит ли Байетт персонажей всех своих произведений?

"Морфо Евгения" на порядок лучше и интереснее. Мне кажется, что именно здесь автор чувствовала себя свободнее, сплетая кружево сказок, викторианских тайн со скелетами в шкафу и красивыми образами. Здесь опять же целая галереей второстепенных героев. Еще больше аллюзий и метафор при линейном сюжете. Одна параллель между прекрасной Евгенией и маткой муравьев чего стоит. Под конец объясняется и объединение двух таких разных по форме и наполнению, на первый взгляд, повестей под одной обложкой - одно время, одно общество, общий герой. И тут приходится немного отвести назад свой читательский микроскоп, чтобы увидеть цельную картину с нравами не только аристократов, но и людей попроще. Их жизнь, мечты и заботы.

Если разговаривать о личной оценке, то здесь я выберу нейтральную позицию, потому что как-то критиковать художественные средства или само историю не вижу смысла. Только вот особого интереса во время чтения испытать не довелось. Байетт прекрасно пишет, у нее есть уникальный стиль, она вписывается в свою литературную эпоху, но мы живем с ней в разных читательских мирах. То, что интересует ее, не трогает меня.

IlyaVorobyev
IlyaVorobyev
Оценил книгу

Дело в том, что "Чудеса и Фантазии" я начал читать, исходя из неверной предпосылки: автор одного из журналов в своей рецензии сравнил этот сборник со Сказками Сироты Кэтрин М. Валенте, после прочтения которых я был в восторге. Поэтому знакомство с первой частью сборника Байетт - в него вошли пять сказок, объединённые под названием "Джинн в бутылке из стекла «соловьиный глаз»" - вызвало скорее недоумение, а затем и разочарование. Здесь не было почти ничего от полюбившегося мне у Валенте "мифпанка" - ни виртуозно закрученных спиралей многослойного сюжета, ни постмодернистской игры с читателем. Сказки показались простоватыми и безыскусными - и я на время отложил книгу. Вернулся я к ней уже через пару месяцев, намеренно отбросив все ожидания - и с другим настроением. И, должен сказать, подход оправдал себя: вторая часть книги, включающая сборники "Духи стихий" и "Чёрная книжка рассказов", превзошли мои ожидания. Я нашёл свою дорожку к рассказам Байетт - как оказалось, я "просто не умел их готовить".

Проза Байетт насыщенна мифологическими и фольклорными контекстами. Вплетение их во вполне реальную жизнь сразу же делает сюжет многомерным, его героев - живущими, действующими и мыслящими в нескольких плоскостях. Фантастическая реальность оказывается ближе, чем кажется. Библейские предания, восточные и северные легенды - не просто переплетаются с реальностью и сном, но и смешиваются с неверными воспоминаниями из зыбкого прошлого, помогая понять, осознать, принять и примириться. В итоге Байетт удалось создать несколько действительно берущих за душу историй - оставляющих читателя в оцепенении.

Помимо пяти сказок первого сборника, в книге представлена лишь одна классическая сказка - "Холод и зной" (она-то, кстати, и оказалось больше всего похожей на сказки Кэтрин Валенте). Удачными и глубоко личными оказались отсылающие к Ветхому и Новому Заветам "Иаиль" и "Христос в доме Марфы и Марии". Также хочется отметить почти все рассказы из "Чёрной книжки рассказов" - они пробирают до глубины души. "Телесного художника" и "Литературное сырьё" я бы просто посоветовал прочитать всем любителям хорошей прозы: в них как раз-таки нет почти ничего собственно фантастического, а вот место чуду находится... вот только даже чудо в нашей реальности имеет вторую сторону. "Лесная тварь" и "Розовая лента", напротив, посвящены столкновению с необъяснимым и потусторонним - и той цене, которую придётся заплатить за это негаданное знакомство...

Словом, по здравому размышлению готов советовать этот сборник всем любителям глубоких рассказов с горько-сладким послевкусием. Только читать его лучше с середины или с конца.

RoxyFoxy
RoxyFoxy
Оценил книгу

И если Огнерозе порой бывало одиноко в ее стеклянном дворце (она скучала по Созамму – почему не приезжает чаще?), и грезились ей порой свободные скитания по настоящим ледяным горам и фьордам, то, право же, в этом нет ничего необычного. Ни одной женщине не удается осуществить всех своих желаний сполна… Но любознательность и тяга к новому не покидали ее.
(“Холод и зной”, А.С. Байетт “Чудеса и фантазии”)

13 лет спустя.


Ледяной обед.

Званный обед по случаю прибытия дочери, Юной Королевы, нельзя было назвать успехом. Кулинарные изыски казались Огнерозе безвкусными. Волшебный сад за огромным окном, казался картинкой в книге. Ведь там жизнь, а здесь стеклянная гробница. Она и сын - узники этого мрачного царства. Любознательность и тяга к новому умерли вместе с ним. Мечты заменились пустотой.
Юная принцесса, дочь Огня, стала Королевой и покинула мать и брата. То, что казалось концом света для десятилетней девочки, оказалось спасением. Она пыталась вдохнуть жизнь в мать удивительными рассказами, но не могла растопить этот лед.
Почти отчаявшись, она обратилась к матери с простым вопросом.
- Мам, а есть такие как мы? Лед, огонь, но есть же и другие элементы…
Чудо случилось - Огнероза очнулась.
- Наверное, есть, - ответила мать, - если сказки на самом деле реальность, то значит мы не одни такие.

В Галерее сказок.
Но огонек, который удалось разжечь Юной Королеве, был слабым и начал гаснуть. Мрак надвигался.
— Мам, а может нам отправиться в Галерею Сказок?
“Нет, я не могу,” - подумала Огнероза. Она не заходила в свою тайную лавку чудес с того дня, как его не стало. Слишком много воспоминаний и боли.

Все начиналось с книги, еще тогда, когда она только переехала в Стеклянный Дворец. Когда Созамм вернулся на целую неделю, часами Огнероза читала ему свои любимые сказки. Момент разлуки был невыносим, но спустя пару месяцев он прислал ей подарок из стекла - первый экспонат будущей коллекции Галереи Сказок. Иногда он привозил их с собой, иногда посылал на праздники. Но три года назад Сказка кончилась. А Галерею она закрыла на замок и больше туда не ходила.
“Ради детей,” - сказала она себе, и они отправились в путь.

Галерея была огромным залом, но казалось пустой. Всего лишь 13 подарков. Каждый из них был произведением искусства.
Первым делом маленькая группа подошла к хижине у гор. Маленький человечек смотрел в высь, где каменная статуя взлетала прямо в вихрь. Это было больше, чем картина. Если прислушаться, то можно было уловить вой ветер. Вихрь кружился как настоящий. Чудо инженерной мысли ее мужа.
— Это была сказка про Каменную женщину. У немолодой одинокой женщины умерла мать, а потом она сама оказалась на пороге смерти. Это было начало приключения, превращения и принятия себя. Если присмотреться поближе к Каменной женщине, то увидите, что ее кожа - это не один камень или метал. Она состоит из лоскутков различных пород, таких разных, но прекрасных. Как и книга, которая вдохновила отца на создание этой коллекции.
Каждый камушек со своей историей и особенностью. Похожий на наш мир, но с магическими элементами. Сказка, такая знакомая с детства, но под пером мастера сверкающая новыми бликами. А иногда магии нет. Нет джиннов, нет горных драконов, нет принцесс. Есть только жизнь. Но и в самом обыденном можно найти волшебство…

Затем они отправились к небольшому фонтану в форме бассейна. Внутри живет змея с изумительной чешуей, которую не найдешь ни в одной энциклопедии. Если приглядеться, то можно увидеть туловище и голову женщины.
— Обычный мужчина, которому надоело все и он переехал в райский уголок, писать картины и наслаждаться жизнью. Но оказалось он был не один. На дне бассейна жила Ламия. Обещала ему все, но ему хотелось только рисовать… Будет ли признание? Будет ли богатство? Будет ли власть? Мало это волнует настоящего художника. Он пишет свои картины, чтобы передать реальность. Другую реальность. А орудие художника не всегда кисть и краски. Иногда это слово. Иногда это история, пропитанная жизнью и приправленная интригой или хорором или волшебством, обрамленная поэзией языка, метафорами и мудростью веков. Ведь мифы и легенды стары как и человечество.
Не нужны награды, ведь творение и игра с музой - одно из видов счастья, которые открыли для себя люди.

— Мам, а что за сказка про этого чудища? - спросил удивленный сын, показывая на телепузика; вместо экрана телевизора - стеклянное окно, а внутри плавно движущаяся розовая лента.
— Сказка про смерть. А точнее про таинственную незнакомку, которая приносит, а может и просто предвещает конец всего.
Она приходила ко мне тоже. Но я думала, что это всего лишь путешествующий отшельник. Он рассказывал мне истории о муже, а я смеялась - как незнакомец мог это знать? Он был последним, которому я открыла эту галерею и провела экскурсию. А он рассказал мне о мечте...
У вашего отца, Созамма, была мечта - оказывается эта Галерея всего лишь черновик. Несколько маленьких элементов большого сказочного мира. У меня тоже была мечта. А теперь…

Оборвался рассказ. Невидящий взгляд. Огонь погас.

Экскурсия по галерее была одним из самых счастливых моментов Юной Королевы. Но все возвращается на круги своя. Толчок. Записка от брата. “Есть идея, ты со мной?”
Она улыбнулась и кивнула.

3 года спустя.
Юная Королева возвращалась домой, к матери и брату. Их план оказался успешным. А претворение плана в жизнь была полна приключений…

Но это уже совсем другая сказка.
The End.

nenaprasno
nenaprasno
Оценил книгу

Не люблю малую прозу, потому что мне нравится нырять с головой, а с рассказами - только погрузился, тебя выкидывает. Но это всё-таки Байетт, чьи тексты великолепны в любой форме.
Книга начинается с нескольких простых сказок, почти детских, но затем идут абсолютно взрослые и ни на что не похожие истории. Тот случай, когда в удовольствие все: язык, перевод и причудливые сюжеты.
Как же я жду перевода ее тетралогии.

pororo
pororo
Оценил книгу

Чудеса в изложении Антонии Байетт трансформируются в несимпатичные большинству людей явления, ну а фантазия у автора безумно богатая, но не всегда здоровая.
Сборник сказок(?)/рассказов(?)/непоучительных историй с ярко выраженной моралью состоит из большого количества отдельных произведений, где концентрация «чудесности» варьируется от нуля и почти до бесконечности. Некоторые из них читать было откровенно неприятно, а сюжет других захватывал и побуждал скорее узнать финал. Я для себя установила следующую закономерность: если начало интересное, то финал будет меркнуть на этом фоне («История старшей принцессы», «Побирушка», «Лесная тварь»); часть рассказов начинается слишком уж размыто и обтекаемо, но к финалу превращается в нечто остросюжетное и увлекательное («Джинн в бутылке из стекла “Соловьиный глаз”», «Холод и зной», «Каменная женщина»). Один из основных авторских приемов, показавшийся мне абсолютно неприемлемым – повествование в повествовании (как я поняла, Антония Байетт активно пользуется им во многих своих произведениях, например, в том же «Обладать»). Этот прием очень мешает и уводит читателя от основного сюжета, особенно, когда рассказ в рассказе был будто бы написан на злободневную в основном повествовании тему, но изложен нарочито затянуто и скучно.
Так или иначе, ведущие роли в рассказах принадлежат женщинам: они или претерпевают трансформацию в сильных и независимых, или же остаются таковыми от начала и до конца. Этот факт меня очень порадовал, потому что женские персонажи у Антонии Байетт действительно вызывают уважение своим поведением и какой-то литературной харизмой, несмотря на то, что не всегда они поступают правильно. Мужские персонажи здесь, в большинстве своем, скорее вспомогательные, чем основные.
Действие в рассказах происходит в разных городах и странах, что придает им особенный национальный колорит; в этом аспекте выделяются «Джинн в бутылке из стекла “соловьиный глаз”» (Турция) и «Каменная женщина» (частично Исландия). Местные легенды и обычаи, не перетягивающие на себя внимание читателя, но приятно дополняющие фон повествования, придают рассказам особенно волшебную атмосферу, не последнюю роль в этом играют местные легенды, которые узнают главные героини от своих “проводников”.
Также нельзя не упомянуть о том, что эти «сказочки» имеют исключительный морально-поучительный эффект. Особенно в этом отношении мне понравились «Розовая лента» и «Телесный художник», читать их было безумно интересно и волнительно, а финал долго переживался мной снова и снова.
Интересно, что этот сборник – одна из тех книг, которые не особо нравятся, пока ты в процессе чтения; я отмечала для себя неприятные мне сюжетные повороты и персонажей через каждые две-три страницы, и скорее раздражалась от чтения, чем получала удовольствие. Но когда последняя сказка уже дочитана, многообразие персонажей и ситуаций будто захватывают и удерживают тебя до тех пор, пока ты не находишь в себе силы наконец-то отпустить персонажей.

Выполненное дополнительное задание