aprilsale

Икарова железа (сборник)

Икарова железа (сборник)
Книга доступна в стандартной подписке
153 уже добавили
Оценка читателей
4.38

Анну Старобинец называли «русским Стивеном Кингом», «русским Нилом Гейманом» и «русским Оруэллом». Но это писатель попросту особенный. С лучшей, возможно, фантазией во всей нынешней русской беллетристике. С уникальным чутьем на фобии, мании, болевые точки. И с почти экстрасенсорным умением находить в обыденном мире бреши, из которых тянет сквознячком страшноватого чуда. «Икарова железа» – это семь захватывающих историй про меняющуюся реальность. В этой реальности можно, сделав простенькую операцию, стать примерным семьянином, но ненароком потерять душу. Вожделенная поездка в столицу мира оборачивается дорогой в ад, сценарист-неудачник вместо встречи с продюсерами попадает в эпицентр инопланетного вторжения, пробудившийся ген грозит вылепить из человеческой куколки то ли ангела, то ли демона, и еще неизвестно, что за цели преследуют авторы компьютерной игры для детей. Много всякого может случиться в привычном мире, увиденном особым зрением Анны Старобинец!

Лучшие рецензии
luffa
luffa
Оценка:
94

Я помню то время, когда чтение было из под палки. Например, в школе.
Нас заставляли читать скучные произведения, порой совсем не подходящие нам по возрасту, да еще и анализировать их, как будто школьники 12 лет могли проанализировать взрослые проблемы, когда порой даже взрослые свои проблемы понять не могут.
После таких чтений, любовь к русской литературе у меня ушла. Ушла, конечно, не на всегда, а на то время, пока я не начала осознавать, что свое родное не "пропьешь".

И сама не знаю почему, я взяла в руки книгу Анны Старобинец. Побывав на ее презентации в "Старконе" и послушав, что и как она говорит, я захотела почитать то, что она пишет. Возможно, если бы меня тогда там не оказалась и я не увидела Анну в живую, то к русской литературе, я бы не приблизилась еще пару тройку лет.
Не скажу, что я понимаю, все что она пишет, но самое главное в книге есть одно - душа. Возможно эта душа не поднимает книгу в рейтингах, чтобы она продавалась в топах книжных магазинов, но зато она займет законное место в вашей душе.

Икарова железа.
Мне всегда было интересно читать про "будущее". До чего дойдет человечество и что же ждет нас там - через пару лет. История будущего на примере одной семьи. Муж, жена, сын. Обычная жизнь, переживания, подозрения. И эта загадочная "икарова железа" из-за которой мужчины не контролируют свою агрессию, вожделение, похоть - в общем все пороки, которые видят в них женщины.
До чего доводит удаление этой "икаровой железы"? Как после этого меняется жизнь? Возможно это какая-то маленькая утопия для глупых женщин, очередная история о том, что надо любить тех кто рядом такими как они есть и не думать, что их можно изменить. Ведь когда вырезаешь что-то не важное, оказывается, в последствии теряешь что-то более ценное.

Сити.
История о том, что "везде хорошо, где нас нет". Все хотят попасть в "Великий город", город где все счастливы, где нет болезней и плохого настроения. Писатель приезжает в Сити, чтобы писать об этом "Великом городе", но чем больше находится в нем, тем сильнее видит всю грязь и разруху.
Жестокая история о том, как может человек сойти сума. Точнее, я бы сошла сума в таком городе. Хотя - мы все живет в таком городе. И везет, когда ты можешь хотя бы на пару дней вырваться из этого безумного темпа и образа. Почему все так рвутся в город? Что он может нам дать?
Надо уметь трезво оценивать, что ты можешь, а что нет. Что ты можешь добиться, а что лучше отложить - ведь все что не делается, все к лучшему.

Паразит.
Не играйте люди с природой человеческой. Как страшны истории, где люди пытаются изменить геномы человека. До сих пор мурашки по коже, не могу отпустить от себя эту историю. Сколько бы я не читала таких историй, конец в них всегда один, а точнее мораль одна: не пытайтесь играть роль Бога, потому что иначе из этого выйдет что-то вроде Павлуши.
Самое странное, как на Павлушу реагировала толпа. Одни хотели потрогать "ангела", другие кричали что он сатана и паразит, и была одна фраза "ангел для всех, он общий" - как эта фраза отражает весь русский менталитет. Ни тебе ни мне - общее..

Граница.
Какая интересная история. Возможность путешествия во времени. Поездом назад. Самолетом вперед. Интересно было бы узнать, как они этого добились - ходить сквозь время.
А еще эта неведомая граница - пространство между временем? Окажешься там где пустота, где ничего нету. Из-за чего? Почему тебя могут не пропустить на границе?
Чем больше думаю, тем больше вопросов возникает.
А куда бы вы хотели отправиться в прошлое или в будущее?

В общем после прочтения книги "Икарова железа" мне стало страшно за наше будущее. Когда просто читаешь антиутопии или утопии все кажется не таким страшным. Может это и отличает хорошего русского автора. Но жить после ее книги мне стало немного страшно. Пойду почитаю про любовь книжку..

Читать полностью
rvanaya_tucha
rvanaya_tucha
Оценка:
41

Проблема в том, что я не люблю такие книжки. Я не смотрю фильмы ужасов, я не люблю триллеры, я не читаю Кинга.
Во-первых, я очень впечатлительная. Может быть, мне и не будут сниться ночами кошмары (а наверное будут), но это проколупает очередную дыру в моем реальном мире. Всё это уже будет возможно.
Во-вторых, все аллегорические смыслы я знаю и так. Становление людей не-людьми, технологический катарсис, исчезновение культуры, ужас современности, ужас, ужас, ужас, постепенное самоубийство человечества. Я всё это и так чувствую, мне от этого страшно выходить на улицу, я не хочу об этом читать, мне это не помогает справиться со страхом путем его проработки в домашних условиях (кому-то наверняка помогает).
Вообще, наверное, не стоило читать Старобинец в состоянии душевно-физического психоза.

Проблема в том, что ты один. Ты один вообще совсем. У Кинга находились какие-нибудь зрячие слепые, каждая из сестёр Холивелл всегда в конце концов почкой чуяла подмену сестры, у Скалли всегда был Малдер. Всегда. Здесь у тебя нет никого.
— И, чтобы уж был почётче ужас, сначала тебе дают что-то хорошее, надежду, может быть; такое подаяние. Герой начинает говорит разумные вещи, кто-то прозревает, кто-то добивается справедливости. А потом на последней полстранице тебя окунают так, что ты уже никогда не выбираешься. —
Ты один. Ты не можешь никому доверять, тебя подминает система, у тебя забирают близких, предателями оказываются самые родные. Ты можешь доверять только себе. Но вот ты можешь доверять себе? (Приняв за ангела беса, поверив в счастливый исход, готовый встать в строй, только чтобы быть рядом со своим ребёнком?) Я – не могу.
И еще ошеломляюще страшно то, что Старобинец никогда не называет высшую силу. Все рассказы написаны от лица жертвы, все рассказы написаны от лица меня, когда бы это со мной ни случилось. Нет никакого образа врага, инстанции ужаса, он за кадром, он над этим, за этим, он управляет; он никогда не будет тобой увиден, значит, осознан, значит, понят, значит, побеждён.

Проблема в том, что книга написана блестяще.
Мне надоело, что это чувствую только я. Надоело, что всё это чувствую только я. Кто мог читать эту книжку в метро, по странице? Как можно разбирать рассказы, как на уроке литературы: тут отсылка туда, тут такая особенность авторского стиля, тут эллипс. Как тут можно говорить «она классная»? Не понимаю. Почему только я, почему только мне страшно вставать, надевать ботинки, ставить чайник, смотреть на лучших друзей, поднимать голову, видеть небо, читать про бессилие. Почему только я тут ощущаю эту тину, которая облепляет тело, когда ты тонешь, и от ужаса даже не можешь позвать на помощь, и ноги запутались в крепких водорослях, и руки только возятся в этой зеленой каше у поверхности, и ничего не меняется, и ты больше не ребёнок, тебя никак не зовут, ты слизистый сгусток ужаса. Так тебя окунают, и ты уже никогда не выбираешься.

Читать полностью
NataliFem
NataliFem
Оценка:
30

У меня, кажется, вырабатывается привычка каждое лето погружаться в мрачное болото творчества Анны Старобинец. От него уже издалека, еще с обложки, пахнет гнилью, грязью и разлагающейся мертвечиной. И каждый раз оно тянет к себе, заманивает, шепчет: "Иди, иди сюда... ты же скучала. я знаю..." И я снова не выдерживаю и ныряю в это болото с головой, барахтаясь в нем, пока совсем не станет тошно. Ведь там, на дне болота есть целый мир. Пугающий и захватывающий. А иногда этих миров много, вот как в этот раз.

И первый же мир, в который я попала. был очень странный. И страшный. Любая семейная проблема там решается просто и безболезненно: три минуты под лазером и перед вами идеальный муж и заботливый отец. Или нет? А еще там есть таинственный социо, где можно найти ответ на любой вопрос, только бы правильно его задать. На мой взгляд, эта история о том, в какие жуткие глубины может завести желание быть "как все". Общественное мнение - это, конечно, главное мерило для многих. Но слепое следование ему - страшное дело...

Следующий мир ослепил меня сиянием неоновых вывесок и оглушил несмолкаемой песней большого города. Эта история из вечных. Где-то вдалеке, где сияет большой и прекрасный дивный новый мир Сити, есть счастье. Там нет болезней, нет бед и неудач. Там то, чего нам так не хватает здесь. Там все счастливы и успешны по умолчанию. А еще там нет любви, нет друзей, нет дома. Совсем нет. Там ярко, громко и очень одиноко. У меня племянница на днях заявила, что хочет уехать жить в Питер. Подсунуть ей это рассказ, что ли?

В третьем мире я страшно перепугалась и, не успев ничего толком разглядеть, я спешно помчалась дальше. И вот там-то я испугалась еще сильнее. Эксперимент, дающий человеку способность летать, как вам такое? Только не это тут главное. Главное, что ради собственной выгоды люди готовы преодолеть страх, отвращение и брезгливость. Готовы идти по головам, растаптывать всех и вся на пути к своей цели. Даже делая то, во что не верят сами. Даже ломая крылья.

А потом была граница. Там, на границе было много чего. Семья, любовь, ревность обида, смерть. Путешествие во времени. Очень необычное путешествие. На поезде. Это если назад. А вперед - на самолете. Не понятно? Мне, знаете ли, тоже сначала было непонятно. А потом очень страшно.

Этот поезд промчал меня дальше. В мир, которому не страшна граница, ведь в этом мире нет смерти. Вы бы хотели этого? Долгие, долгие годы переходить из одного тела в другие. Стареть, умирать и снова жить оцифрованным сознанием. Или становиться товаром, оболочкой, в которую засунут чью-то душу. Умирать за мельчайшую провинность, чтобы стать марионеткой в руках богатых. Это звучит уже не так заманчиво. Печально, что сильные мира сего всегда были, есть и будут, как бы не спешил прогресс. И они всегда будут делать то, что хочется им.

Последний мир таился за ярко-розовой дверью. Он оказался очень милым и в то же время страшным. Весь такой розовый, как замок принцессы, только вот в этом замке, помимо принцессы, можно обнаружить множество самых страшных чудовищ, охраняющих ее покой. Это самый настоящий "Вельд" Брэдбери, перенесенный в современные российские реалии. Дети, оставшиеся на попечение электронных устройств, исполняющих все их желания. Кем могут стать такие дети? Что может стать с их родителями? Страшная история, действительно страшная.

Вынырнуть из этого болота, полного антиутопий, очень трудно, почти невозможно. Оно затягивает и не собирается отпускать. И даже спустя несколько дней в голове остается мерзкий привкус тины. А когда выветривается и он, и воспоминания о путешествии начинают покидать, мне кажется, что я никогда больше не захочу туда вернуться. Но спустя время я снова слышу шепот: ""Иди, иди сюда..."

Читать полностью
Лучшая цитата
Четыре года прошло, а он все еще ей являлся, сутулый, глумливый призрак. Другие, которые уходят нормально – со скандалом, с матом, с обидами, со слезами, с проклятьями вслед, – другие, наверное, не мерещатся потом вдалеке, на лестницах, ведущих под землю. Другие уходят к нерожавшей молодой бабе, или к рожавшей, воспитывать ее трудного сына-подростка, или снимают квартиру в спальном районе, или увозят маму в Израиль, или спиваются, или попадают в аварию, или умирают в больнице.
В мои цитаты Удалить из цитат