Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

На картине

На картине
Бесплатно
56 уже добавило
Оценка читателей
3.0

«Я так устала кривить душой!

Уже душа, кажется, стала кривой. Скоро, наверное, не смогу отличать хорошее от плохого и то, что мне нравится, – от того, что безразлично. Или даже противно пока еще не окончательно искривленной душе…»

Лучшие рецензии
Seterwind
Seterwind
Оценка:
121
Ела без аппетита и слушала легкий светский треп, который Николя умело сочетал с заинтересованными взглядами, прилетавшими ей прямо в глаза. Кухня с ходу проговорилась, что здесь частенько бывает женщина.

Кажется, мне снова прилетело прямо в глаза современной российской прозой. И первые же страницы с ходу проговорились о заштампованных банальностями сюжетах в обрамлении словесных экзерсисов, которые у нас любят называть "вкусной прозой".

Сборник Матвеевой страдает тем же, что и 90% русскоязычной литературы XXI века - тексты написаны паршивым слогом с элементами "сделайте мне красиво", а в сюжетах сплошной тлен, говно, беспросветность и воняет скисшими борщами из зассаных коммуналок, даже если автор родился после распада совка и настоящую коммуналку видел разве что в фильме "Покровские ворота". А, и да: если в сюжете есть героиня, то она одинока, ей за 30, живет с мамой, имеет филологическое образование, работает в школе и держит трех котов. Ну, по меньшей мере 3 пункта обязательно соблюдены.

И абсолютно все рассказы пронизаны если не ностальгией, то тоской по несбывшемуся. Мальчик Петя из "На озере", живущий с разведенной мамой и её новым "другом", тоскует по жизни с папой; Е.С. из "Обстоятельство времени" - по Англии и своему ученику из 11 класса; Абба из "По соседству" - по маме... А Платоныч из "Под факелом" и Лена из "Острова Святой Елены" - вообще клинический случай. Они прожили всю жизнь - всю жизнь! - воспоминаниями о маленьком периоде, если не эпизоде, своей молодости.
Люди, которые живут прошлым, презренны и жалки. Каждой минутой воспоминаний они предают свою настоящую жизнь. Те, кто не умеет наслаждаться настоящим, недостойны лучшего будущего - и спасибо автору хотя бы за то, что она, судя по финалу рассказов, с этим согласна.

Более-менее интересными показались рассказы "На картине" и "В день, когда родился Абеляр". К середине сборника писательница, наконец, закопала Льва Толстого оставила попытки выпендриться знанием словаря русского языка, а сюжетные повороты начали даже удивлять, хоть герои и не прекратили тосковать и раздражать меня.

Самые большие претензии у меня к рассказам "В лесу", "На войне" и "День Патрика".
Рассказы о брошенных и отмщенных любовницах с таким финалом, как у "В лесу", филологические девы пишут пачками лет в 15.
В рассказе "На войне", написанном, очевидно, под впечатлением от сериала "Школа", одна девочка со своей скрипкой, балетом и прилежанием в учебе стала занозой в заднице для другой девочки, которая хотела, чтобы её просто оставили в покое, - и угадайте, чью сторону приняла автор.
Половина "Дня Патрика" посвящена кинопробам, которые проходит студентка Лена, а во второй половине оказывается, что они не имеют ни малейшего значения для сюжета.

На "Подожди, я умру – и приду" я возлагала особые надежды. Во-первых, очень интриговала сама фраза, и хотелось узнать, что за ней стоит. Во-вторых, после слабенького и невнятного начала хотелось мощного и запоминающегося финала. Ведь не зря же последний рассказ дал название всему сборнику - наверное, он и есть самый сильный! Но нет - начавшись как многообещающая антиутопия, он закончился резко и скомкано.

Буду ли я ещё читать современную русскоязычную прозу? Подождите, я умру - и приду.

Читать полностью
Coffee_limon
Coffee_limon
Оценка:
52

Ах, эта Анна Матвеева, с ее "Островом Святой Елены"...
Впервые познакомилась с творчеством автора, случайно наткнувшись на этот ее рассказов в инет-журнале. Потом цеплялась за него в книге «Па-де-труа». Теперь, почти затеряв его в памяти, снова оцарапалась в сборнике "Подожди, я умру - и приду". Обычная история обычной жизни... Восемь страничек... Пробежала бы глазами и забыла навсегда, если бы не "изюминки" почти в каждом абзаце, делающие чтение живым, а историю неповторимой.

"Лена окончила педагогический институт — фабрику по производству старых дев — и долго педагогила в школе".

И вот такое - "педагогила", "спродюсированное одиночество", "жемчу-жена", "заплетыкиваясь" - щедро рассыпано по всем восьми страницам. Вкусно написано :)
Вкусно написано практически все, за что берется Анна Матвеева. Особенно рассказы.
О чем они? Да ни о чем особенном.
О жизни, о смерти.
О любви и нелюбви.
О вере. Дружбе. Детях и взрослых.
О нас с вами.
Реальные. Настоящие. Не злые, нет. Просто реальные. Почти без прикрас. Разве что словом...
С легкой горчинкой и грустной иронией, иногда с поразительной образностью, иногда обычные, даже серенькие, как вся наша жизнь. Но настоящие!

Иногда Анна Матвеева становится похожа на Дину Рубину или Людмилу Улицкую. Отточенный стиль и умение подать самую обычную человеческую жизнь чуть иронично и остро, но с привкусом – «ничего особенного, все как у всех». Но «все как у всех» взахлеб читать не станешь.
Возможно, это подражание? А может быть у всех талантливых людей «крик души» напоминает нечто вот такое?

Читать полностью
aenea
aenea
Оценка:
14

Екатеринбургская писательница Анна Матвеева известна читателю прежде всего повестью “Перевал Дятлова”, которая вышла довольно давно, в 2001 году, но недавно вновь стала популярной в связи со всплеском интереса к загадочным событиям на северном Урале. Еще одно ее важное произведение - роман “Есть!” - не слишком известно массовому читателю, однако положительно отмечено критиками. В начале 2013 года в редакции Елены Шубиной издательства “Астрель” вышел сборник рассказов Матвеевой ”Подожди, я умру - и приду”, который обещает стать самой известной ее книгой хотя бы потому, что издания этой редакции - главной кузницы кадров современной российской литературы - так или иначе отслеживают практически все книжные обозреватели.
Ключом к пониманию и восприятию сборника становится его заключительный, он же заглавный рассказ. “Когда ребенок играет в компьютерную игру, и его зовет мама, то ему надо, чтобы его герой сначала умер, и только тогда он сможет уйти куда-то, чтобы потом вернуться и начать новую игру”, - так рассказывает о том, откуда взялось его название сама Матвеева.
Эта история на первый взгляд очень отличается от других рассказов сборника. Речь в ней идет о стране, где сериалы стали основой государственности. Главный герой, юноша 16 лет, впервые попадает в загадочный Музей, посвященный истории государства до установления нынешнего порядка. Там вместе с группой одноклассников он узнает о том, что Интернет, Стим, Эппл и Майкрософт - другие имена сатаны, а народ его страны в тяжелые времена спасла только вера в правду, которую несет телевизионный экран.
Короткому, больше похожему на шутку рассказу предшествуют десять других. Один из них, “Под факелом” - о журналисте-газетчике, который в юности договорился с друзьями спустя n лет встретиться под факелом статуи Свободы. Другой - о встрече молодой галеристки и художника, который читал ее мысли. Третий - о несчастной любви забитой матерью женщины к Наполеону. Говорить о сюжетных поворотах каждого из них - значит, лишить читателя как минимум половины удовольствия от чтения. Всего в нескольких страницах Матвеева раскрывает своих героев в самых мелких деталях, делая их по-настоящему живыми. Во многом удается это благодаря тому, что писательница очень хорошо владеет фигурой умолчания, пропущенные эпизоды у нее порой значат больше, чем написанные. Истории приправлены щепоткой ирреального, что, удивительным образом, не превращает их в сказки, а напротив, делает более реалистичными.
Все эти рассказы и стилистически, и тематически схожи: их объединяет тема поисков правильного места и времени. У героев Матвеевой с ними проблема. Все они так или иначе совершили ошибку, не сделав что-то в нужный момент, или повернув не туда: учительница влюбляется в подростка, студентка оказывается в больнице, успешно пройдя пробы на главную роль в фильме, девочка, испытывающая душевные страдания от своего статуса “звезды”, побеждает в очередном соревновании. Не совершив решающего шага в нужное время, не использовав шанса, предоставленного судьбой, герои остаются с ней один на один. Ни один не получает того, чего хочет, однако, отсутствие хэппи-эндов не рождает ощущения тоски и безнадежности.
За удивительное чувство легкости и свободы, которое неизменно рождают в читателе произведения Анны Матвеевой, в этом сборнике отвечает та самая финальная история, о которой уже шла речь раньше. Даже в ее названии кроется намек на то, что все - абсолютно все - можно так или иначе начать сначала. Не ясно до конца, приведет ли это к чему-то хорошему - финал рассказа, а вместе с ним и книги, оставляет простор для интерпретаций. Одно ясно: главное - зажмуриться и толкнуть дверь. В этом с Матвеевой нельзя не согласиться.

Читать полностью
Оглавление