Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Эфирный тракт

Эфирный тракт
Читайте в приложениях:
Книга доступна в стандартной подписке
21 уже добавил
Оценка читателей
4.0

«Проснувшись в пять часов утра в своей московской квартире, Фаддей Кириллович почувствовал раздражение. Непотушенный свет горел в комнате, и где-то визжали толстые крысы.

Сон больше не придет. Фаддей Кириллович надел жилетку и уселся, раскачивая очумелый мозг. Он лег в час, еле добравшись до постели, и не вовремя проснулся…»

Читать книгу «Эфирный тракт» очень удобно в нашей онлайн-библиотеке на сайте или в мобильном приложении IOS, Android или Windows. Надеемся, что это произведение придется вам по душе.

Лучшие рецензии и отзывы
laonov
laonov
Оценка:
14

Голубые, эфирные поля небес, засеянные розами зорь с шипами звёзд. Тоска по райскому саду...
Герои этой экзистенциально-фантастической повести ищут рудименты рая : счастье, красоту, любовь, власть.
Гениальный учёный, с символичной фамилией "Попов", делает открытие о том, что вся вселенная - жива, что электроны- это некие микробы сознания, но процесс этой жизни столь медлителен, что для человека он кажется мёртвым.
Незадолго до открытия того, как убыстрить этот процесс, дабы все увидели, что вселенная жива, Попов разговаривает с собой, с грустно улыбающимися предметами в комнате, и видит образы из детства, что-то о матери...
Докопавшись до истины, Попов кончает с собой, оставляя своего ученика Кирпичникова, из мрачного города Гробовска, наедине с обрывком истины, написанной им на листке.
Жена, ребёнок, милый дом... что ещё нужно для счастья? Не есть ли любовь - эфирный путь небес? В душе любимого человека сокрыт целый мир! Но почему же искушающий демон скитаний, порой влечёт нас к иным мирам, иной любви?
Кирпичникову мало любви, семьи. Его душа томится в этом мире и теле, словно заживо погребённая. И вот, ночью, он покидает семью, уезжая в Америку, где растут поля из роз. Странствуя, брéдя и бредя́ сердцем по миру, он, как и многие из нас, ищет нечаянного блеска живого мига ли, улыбки прохожей, которые бы отразили на миг нашу душу, направив её на нужную мысль.
Размышляя о Будде, Сократе, Спинозе, Шпенглере ( печальные ступеньки мыслей, ведущие к закату мира), он думает о том, что все они хотели догадаться до истины, припомнить её... но она всегда оставалась вне их, как зеркальная гладь пруда, над которой они склонялись уже не собой, но... цветком ли, звездою, красотой мысли...
Кирпичников, словно продолжая в судьбе и душе свою мысль, слагает некое мироздание. Истину, душу мира,- думает он, - нужно пропустить сквозь персты, лепя и творя, досотворяя из неё то, о чём грустно молчит природа, порой смотря и моля человека о чём-то заветном, печальными глазами животных, цветов..
Почти набоковский образ некой памяти сердца, смутно ощущающей иные свои движения мысли, желаний, как воспоминание о нас же самих, когда мы были частью звёзд, цветов, животных, и чувствующей ответственность и долг перед миром, мучительно желая вспомнить, что оно, сердце, не просто так дышит и бьётся, но что оно должно что-то сделать для мира.
На своём пути в Америку, Кирпичников встречает очередного гения, живущего в глуши, и докопавшегося до истины волновой природы мыслей, которые излучает мозг, а значит, если хорошо и сосредоточенно думать, то мысль, взаимодействует с электронами, с жизнью материи, и человек, словно парализованный ангел, начинает шевелить крылом : грозами, деревьями, звёздами...
Но готов ли человек к такой власти над миром? Ангел, или же демон пробудится в человеке?
Когда человек в гневе, он может ранить нечаянным словом даже любимого, но он может зажать себе рот. Но чем, какими крыльями зажать, обнять душу, мыслящую во все концы света тёмные, светлые, безумные, порочные мысли, которые грозят сбыться?
Апокалиптическая, мощнейшая сцена в повести : "злой гений", могущий повелевать миром, ложится в померкшей тишине комнаты на пол, и сквозь потолок, облака и ночь, начинает мыслить страшное, давая духу дьявольскую свободу : где-то в бездне вселенной, гаснут и расцветают сверхновыми звёзды, сталкиваются планеты... человек, словно бог, участвует в пересотворении этого безумного мира. В мозгу гения проносится грустный образ матери-природы, из глаз которой текут кровавые слёзы...

Гений и злодейство - две вещи несовместные? Но что, если ум и гениальность, это и есть зло?
Та тёмная воля к творчеству, которая расщепляет, распинает луч, на радугу, жизнь - на искусство, счастье, любовь. Но они не могут остановиться, словно Фауст, сказав мгновению "Замри!", и распинаются уже любовь, счастье, искусство... и дальше, дальше, и нечто в человеке и жизни, самые яркие и нежные чувства, разлетаются друг от друга, словно звёзды, туманности, и вот, возвращённый рай в тысячный раз утрачивается, душу заполняют пустота и скука : два человека рядом, а меж ними - звёздные, тёмные пространства, и не докричаться им друг до друга уже никогда.

Послесловие

После прочтения повести, на ум приходит жуткий образ : а не потому ли природа нам кажется равнодушной и мёртвой, что она - это некий ангел, бог, или даже мы сами в грядущем, но она боится мыслить, шевельнуть крылом мысли, ибо самая кошмарная, случайная мысль может кошмарно сбыться войнами ли, землетрясениями ли...
Бесконечное одиночество ангела, лежащего среди ночи и роз, и слеза, сверкающая падшей звездой.

Читать полностью
mi-paredro
mi-paredro
Оценка:
8
К 110-летнему юбилею писателя вышли в свет первые три тома полного собрания сочинений Андрея Платонова: сборник рассказов и стихотворений «Усомнившийся Макар», сборник повестей «Эфирный тракт» и две крупные вещи «Чевенгур» и «Котлован», объединённые в один том. Как это часто бывает с крупнейшими авторами, до сегодняшнего дня читатель останавливался на полпути к Платонову, прочитав достаточно, чтобы заинтересоваться, но недостаточно, чтобы составить цельное впечатление. Теперь у него есть эта возможность – впервые опубликованы тексты, которые раньше издавались с серьёзными цензурными исправлениями или не издавались вовсе – как, например, повесть «Хлеб и чтение». При этом в отличие от академического собрания сочинений (все тома которого, по слухам, нам придётся ждать едва ли не до 200-летия писателя), эти издания серьёзны и демократичны одновременно.
Читать полностью
Лучшая цитата
крохоборстве борьбы, строительства, отчаяния и редкого покоя
В мои цитаты Удалить из цитат