Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Вилы

Вилы
Слушать
Читайте в приложениях:
Книга доступна в премиум-подписке
277 уже добавило
Оценка читателей
4.28

«Не приведи Бог видеть русский бунт – бессмысленный и беспощадный», – написал Пушкин в «Капитанской дочке»… и убрал из романа главу с этими словами. Слова прекрасные, но неверные. Русский бунт вовсе не бессмысленный. Далеко не всегда беспощадный. И увидеть его – впечатление жестокое, но для разума и души очистительное.

Бунт Емельяна Пугачёва сотрясал Российскую империю в 1773–1775 годах. Для России это было время абсолютизма и мирового лидерства. Но как Эпоха Просвещения породила ордынские требования восставших? В пугачёвщине всё очень сложно. Она имела весьма причудливые причины и была неоднородна до фантастичности. Книга Алексея Иванова «Вилы» – поиск ответа на вопрос «что такое пугачёвщина?».

Этот вопрос можно сформулировать иначе: «а какова Россия изнутри?». Автор предлагает свою методику ответа: «наложить историю на территорию». Пройти сейчас, в XXI веке, старинными дорогами великого бунта и попробовать понять, кто мы такие на этой земле.

Лучшие рецензии
shevelevee
shevelevee
Оценка:
7

Главный плюс книги - обращает внимание на историю взаимоотношений России и Азии, а также на то, что внутренние войны у нас гораздо трагичнее борьбы с захватчиками. Главный минус - это черновик. Логичность повествования нарушена, некоторые главы недописаны, автор постоянно сбивается на сериально документальный стиль ярких фраз, но забывает довести до ума не то что главу, но порой и абзац.

autumn_flavour
autumn_flavour
Оценка:
5

Поразительная книга об истории России. Как справедливо заметил сам автор, у нас принято считать историей то, что происходило на западе страны (и на Западе), а в этой книге - история востока (и Востока). Я читала и все время удивлялась - ведь я же, как и все, знала, читала и сказы Бажова, и "Капитанскую дочку", и многочисленные советские книги о Пугачеве, и Яна, но только "Вилы" сложили эту разрозненную мозаику в настоящую, громадную, логичную историю, переплетенную связями и закономерностями, причинами и следствиями. И история эта описана талантливо и любовно, как свое, знакомое, горькое и величественное, страшное и несгибаемое, родное и узнаваемое.

И еще: череда исторических лиц, которые не становятся главными героями книги - главный герой в ней не Пугачев, и вообще не люди, а пространство и время, - и все же череда штатских и военных, полковников и инженеров, жен и дочерей, бунтовщиков и клириков, верных и предателей снова и снова заставляет вспомнить рассказы Киплинга о колонизации Индии, о том, как люди, делавшие свое дело, мало-помалу и незаметно творили историю. И в этом смысле Иванов - вполне себе Киплинг. :)

Читать полностью
_Yurgen_
_Yurgen_
Оценка:
4

Что нам всем вилы, в общем-то, было уже известно. Только на прошлое и надеялись! Ан нет: Алексей Иванов достал из закромов вилы Емельки Пугача, не дрогнув перед авторитетом бессмертного нашего Пушкина с его «бессмысленным и беспощадным». И оказывается всё ещё более беспощадно, чем в пушкинских «Капитанской дочке» и «Истории пугачёвского бунта», но далеко не так бессмысленно! Не забыл Иванов, кроме казаков, крестьян и рабочих уральских заводов, и про башкир и калмыков – тоже повоевали вместе с пугачёвцами на славу.
Жанр книги определить трудно: это не роман, не историческое исследование, не краеведческий путеводитель, а что-то среднее между всеми тремя. Порой чувство меры отказывает автору: то после научной фактологии солнце кроваво полыхнёт, то зверушки на пугачёвцев из чащи лесной уставятся, ну так что ж: не Пушкин же, сами понимаете, шедевров стиля не обещали!
Автор достаточно подробно пишет об истории освоения Урала и Приуралья, снабжает книгу черно-белыми фотографиями подлинных мест, где прокатился русский бунт.
Так что, воронёнок – Пугачёв – словно и не был казнён на Болотной площади, да и ворон где-то близко… В-о-о-он, летит!

Читать полностью
Лучшая цитата
И впредь мусульмане тоже будут почитать Табынскую Богоматерь за миролюбие к иноверцам
В мои цитаты Удалить из цитат
Оглавление