4,0
1 читатель оценил
206 печ. страниц
2018 год

Середина мая. Над зелёным покровом бесконечной мари, с вкраплениями красных ягод прошлогодней клюквы и ранних весенних цветов вились птицы. Они видели, как по качающимся под ногами мхам в сторону большой берёзовой рощи брела группа двуногих существ. Это не ягодники, не грибники, да и, вообще, не люди и даже не обезьяны. Да и откуда бы здесь, на Северо-западе России взяться, тем же орангутангам и гориллам?

А вот уже, совсем не далеко от них, на лесной дороге, парень и девушка. Им лет по восемнадцать-девятнадцать. Не больше. В джинсовых синих костюмах, в кроссовках. Вышли просто… на природу. Может быть, и познакомиться поближе. Кто знает? Молодость.

Они остановились передохнуть рядом с большими берёзами. Из травы выглядывали многочисленные светло-коричневые шляпки весенних грибов – сморчков.

– Жаль, что у нас собой, Зина, нет с собой даже целлофановых пакетов, – сказал он. – А так ведь много грибов можно было бы собрать.

– Долго ли нам на свои дачи вернуться, Миша. Пятнадцать минут ходу, – ответила она. – Можно за ними сбегать.

Он лукаво посмотрел на неё, обнял. Девушка отпихнула его руку.

– Ты что такая робкая и нерешительная? – Спросил Миша. – Мы ведь давно знакомы.

– Ну, ты и фрукт! Ты меня за этим и пригласил сюда… подышать чистым, лесным воздухом?

– Не было у меня зловещих планов. Просто, сейчас захотелось тебя обнять, как будто в последний раз в жизни. Да и весна. Щепка…

– Щепка на щепку лезет. Так, Миша?

– Примерно так. Зинуля.

– Опасно сейчас в траве валяться.

– Боишься, что медведи нас сожрут или лоси затопчут?

– Причём здесь лоси! Сейчас тут море энцефалитных клещей. Больно мне надо молодой умирать или парализованной ходить.

– Не проблема, Зина. Вернёмся на дачи. Зайдём ко мне в домик, разденемся и осмотрим друг друга… внимательно.

– Прабабушку будешь свою рассматривать или самого себя в большое зеркало. Можешь даже селфи сделать – полную обнажёнку. В Интернет впихнёшь и станешь знаменитым, как Михаил Ломоносов.

– Ну, я же не контуженный.

– А если нормальный, то почему такой нетерпеливый? Не так же это всё делается.

– Да ну тебя!

Он сделал вид, что обиделся, отошёл в сторону.

Она присела на ствол поваленного дерева. Подумав немного, парень подошёл к девушке, устроился рядом с ней.

– Если честно, то ты мне очень понравилась, – признался Михаил. – Раньше тебя я на наших дачах не замечал, а теперь вот…

– Мы повзрослели, Миша. В этом и вся причина. Ты мне тоже нравишься. Раньше, помню, бегало рядом с нашим дачным домиком какое-то грязное и мелкое существо, на тебя похожее. А теперь вот… примерно нормальный вид.

– О твоём босоногом детстве, Зина, я могу сказать почти то же самое.

– Зря обиделся, Миша. Нельзя же вот так… сразу к девушке приставать. Требуется какое-то время.

– А если его нет? Впрочем, я могу и подождать. Я терпеливый.

Она обняла его, поцеловала в нос. Приободрившись, парень решил заключить в свои объятья подругу детства. Но та оттолкнула его и, шутя, погрозила пальцем.

Ничего не оставалось ему делать, как вести беседы про жизнь. Но про новые игры в Интернете поговорили, про фильмы… Да ещё он, между прочим, заметил, что в этих местах люди пропадают. Не бесследно, конечно, потом сотрудники МЧС находят отдельные части тел… недоеденных. У них, у спасателей, служба такая – находить то, что осталось.

Зина резко поднялась со ствола дерева, схватила его за руку, потянула к тропе. Понятно, такие разговоры не очень-то и приятны. Даже ведь от них и страшно немного. Да и пора домой, точнее, на свои дачи.

Он тоже встал, осмотрелся по сторонам. И вдруг лицо его перекосилось гримасой неподдельного ужаса. Да и было чего напугаться. Из глубины берёзовой рощи к ним вышли пять огромных двуногих существ, покрытых густой и длинной чёрно-бурой шерстью.

Эти, явно не дружелюбные монстры, встали полукругом вокруг них, оскалив свои мощные зубы. Девушка, прижавшись к парню всем телом, прошептала:

– Вот и смерть наша пришла, Мишенька. Как не хочется умирать!

Она была права, жить им оставалось считанные секунды.

Мгновение – и на высокие лесные травы начала струями литься человеческая кровь и падать куски мяса, и уже наполовину обглоданные кости.

Но даже с высоты птичьего полёта не разглядишь всего того, что произошло здесь, в светлом берёзовом бору, рядом с тропой. Очень густы кроны деревьев. Да если и увидят что-то птицы, разве же они что-нибудь скажут? Особенно, вороны. У птиц и зверей свои заботы. Пора гнёзд и спариваний.

Вот они, чёрные, крикливые, уже опустились на место трагедии. Им много мяса оставили снежные люди, то бишь, бигфуты, которые, якобы, не существуют в природе. Птицы довольны, им тоже есть, чем полакомится. А там и мыши-полёвки своё возьмут, и даже муравей кусочек уже мёртвой ткани человеческого тела утащит в свой «многоэтажный дом».

Для того, чтобы хорошо жить в России, не обязательно быть её патриотом. Скорей всего, лучше таковым, вообще, не числиться. Время не совсем обычное. Мало сказать, что весьма и весьма смутное. Оно просто невероятно логически обоснованное, противоречит тому доброму, что должно происходить, но вот никак не происходит. Всё откладывается на «потом», причём, теми господами и дамами, которые странным и невероятным образом это райское «потом» лично для себя, своих родных и близких уже сотворили, прямо, сейчас… на тысячу лет вперёд.

Но беды ведь их тоже не обходят, и то, что творится и творилось вокруг настолько реально и неотвратимо, что остаётся только разводить руками. Как ни крути, но и магнаты, и чиновники, и воры – тоже, пусть не самая лучшая и приветливая, но часть народа «этой страны». Знали бы они, что ни в каких Европах и Америках уже не укроешься от того, что надвигается на Земной Мир.

Всемирная беда, как и нищета, интернациональна. Только Господь Бог решает, кому его карать, а кого – миловать. А как, что и почему он делает, даже для великих мудрецов – необъяснимая тайна. Вряд ли, она будет раскрыта. Как утопали неокрепшие разумы самых любознательных граждан в несуразных, чумных гипотезах, так и будут. Ничего другого не остаётся, как предполагать…

Но, по большому счёту, ничего мы не боимся, даже конца света, приближением которого нас пугают элитные маги, волшебники и, прости господи, экстрасенсы. Да только ли они? С телевизионного экрана проникновенно смотрят на нас весьма и весьма странного образа мышления ведущие и проповедуют, убеждают, что скоро всем людям – полные кранты. А если так, то незачем и задумываться и пытаться, хоть как-то, напомнить власть имущим о своём существовании. Зачем? Всё равно ведь, ничего хорошего впереди не ожидается. Не предвидится в конце тёмного тоннеля даже жалких намёков на яркий солнечный свет.

Людям, которым нечего терять, кроме собственных подобий жизней, не страшны никакие катаклизмы и экологические катастрофы. Пусть природа топит их водой, испепеляет нещадным огнём, ввергает в земную тряску (землетрясение), убивает шаровыми и прочими молниями, они, всё равно, в глубинах своего жалкого сознания смирились даже с этим. Разум «простых» людей готов ко всему. О подсознании говорить, вообще, не стоит, ибо то, что в нём заключено – непостижимая тайна даже для великих просвещённых. Но и оно изрядно замусорено и, некоторым образом, тоже порабощено и зомбировано.

Зато подавляющему числу граждан планеты Земля, можно сказать, босоногому и незащищённому от бед никаким образом, получается, гораздо проще существовать на белом свете, чем двуногим «денежным мешкам». Но ведь и они, особенные господа, не простые, «сложные» люди тоже не защищены, к примеру, от обычных ливней, падающих на головы с пасмурного неба. Этот факт, конечно, не радует, не утешает, но ведь делает нищих и обездоленных относительно… такими же, как и те, кто подгрёб под себя всё, что можно. Причём, продолжает это делать, утверждая, что так и должно быть.

Не то, что бы в мире назревала экологическая катастрофа. Нет. Она перестала… назревать. Она уже стала жестокой действительностью. Явилась – не запылилась. Поздно было выражать некоторую озабоченность и определённые упрёки в адрес тех, кто, думая о собственных колоссальных денежных накоплениях всякого рода недвижимостях, уверенно и нагло разделили людей по сортам и категориям. Заодно они напрочь забыли и о том, что ведь, на самом деле, Земля – колыбель Человечества, но не Кормушка для… избранных. Умудрились ведь как-то сами себя… избрать, от имени народа.

От всемирной беды уже невозможно было уйти. Назревающая проблема несколько десятилетий тому назад была, как говорится, спущена на тормоза. Если бы даже и существовали способы, с помощью которых люди смогли бы поместить всю нашу общую, уже не только российскую, а мировую беду в своеобразную обсервацию, то не смогли бы оставить всё, как есть. Она расширялась, росла и порождала зоны более страшные, чем сама.

Вот, что такое обсервация в современной трактовке значения данного слова, общепринятого понятия. Здесь не, так сказать, загон для чумных и прокажённых, а живое пространство, поглощающее всё, уничтожающие и преобразующее Земную Обитель. И ему плевать на наши установки, морально-нравственные нормы!.. Человечество прокололось, обгадилось, по самые уши. Оно показало и доказало, что не только не совершенно, но и опасно для всего окружающего его. Рудиментарно, само по себе.

Причиной стремительного наступления Растущей Обсервации на мир условно мыслящих двуногих стало, прежде всего, варварское отношение к использованию и добыче природных ресурсов. Увы, так не только в России, а почти во всех процветающих и не очень странах Мира. Варварская добыча нефти, газа, угля и прочих полезных ископаемых, хищническая вырубка лесов, загрязнение водных массивов, засорение и засоление пахотных угодий…

Кроме этого, свою негативную роль сыграло испытание и применение в, так называемых, локальных войнах самых разных видов оружия. Перечислять все существующие безобразия можно было сколько угодно. Лишь только это и оставалось. Суть самой беды, всемирной катастрофы, теперь уже заключалась не в таянии ледников, глобальном потеплении, похолодании и прочих явлениях, а совершенно в ином. Назрел эпохальный период Всемирной Мутации, который, начал активно уничтожать Человечество целиком и полностью, преображать его.

На его основе стали появляться другие разумные существа, более приспособленные к больной окружающей среде. Природа Земли зачастую не только жестока, но и рациональна. Она решила просто: не может Человечество существовать разумно, не нанося вред окружающей среде, значит, стоит найти ему достойную замену. Всё просто и в Мирозданческом Плане справедливо.

Об этом в последние дни и месяцы часто размышлял обычный молодой человек, командир взвода одного из мотострелковых подразделений лейтенант Виктор Ковалёв. Да разве же только он один задумывался над тем, что, как и почему происходит вокруг? Не только к отдельным личностям, но и к подавляющему большинству, двуногих, условно разумных существ, к примеру, в России «умная мысля приходит опосля». Впрочем, везде и всюду теперь так. Даже гораздо хуже.

Так получилось, что Ковалёв знал о том, что происходит вокруг гораздо больше, чем очень и очень многие жители планеты. Нет, он не был предсказателем, ясновидящим или великим экстрасенсом. Всего лишь лейтенант Российской Армии, но из тех, кому в самые ближайшие дни в одном из районов предстояло с оружием в руках защищать всё человечество. А для этого надо было кое-что знать и быть готовым к любой экстремальной ситуации.

Вчера его вызвал к себе в кабинет на «дружескую беседу» командир мотострелковой дивизии, генерал-майор Ягодин. С одной стороны, строгий и серьёзный командир, а вместе с тем, простой и благодушный. Ответственная должность и высокое звание не превратили его в важного военного чиновника, он остался Человеком. А это уже много, и не каждому дано пройти испытание большими должностями, деньгами и великой славой. Но речь не о них, серых воронах, возомнивших себя павлинами или белыми лебедями, а конкретно, о генерале Ягодине. Даже солдаты, когда упоминали его в своих разговорах, то называли его не генералом, даже не «батей», а по имени и отчеству – Геннадий Михайлович.

С Ковалёвым он вёл себя просто и важный разговор с командиром взвода начал без каких-либо предисловий. Командир дивизии вручил в руки молодому офицеру небольшую брошюру с грифом «секретно» и со странным названием «Гмоны». Сначала Виктор подумал, что здесь обычная опечатка и просто искажено слово «гномы». Но очень быстро убедился, что никакой ошибки в названии нет.

Ягодин посоветовал, точнее, приказал лейтенанту внимательно прочитать эту «книжицу» прямо в его кабинете, а сам вышел за дверь, сказав, что через минут пятнадцать-двадцать вернётся назад, и они обстоятельно поговорят о важном деле.

Эта небольшая брошюра сделала своё дело. Невозможно было осмыслить, постичь своим разумом то, что происходило в мире. А речь в ней, как раз, и шла об этом. Оказалось, что странные волосатые существа, которых всё чаще и чаще видят в самых разных уголках России, это не снежные люди, не йети, а гмоны. Жестокие и беспощадные. Часть людей они убивают и, как правило, съедают. «Везёт» только тем, с кем они насильно вступают в половую связь. Тех монстры оставляют в живых, но вместе с этим и заражают их, передают им опасный и зловещий вирус «Сигма», в частности, его разновидность – «Штамм № 11». После этого заражённый человек начинает очень быстро перерождаться, изменяться. В общем, эта зараза называется ещё и Вирусом Агрессивной Мутации (ВАМ).

Через восемь-десять дней у инфицированных людей на животе вырастает густая сине-чёрная шерсть, в виде треугольников самых разных размеров. В это время они становятся активными вирусоносителями и опасны для окружающих до полного своего перевоплощения. От уже «созревших» гмонов заражение может происходить только половым путём. Во всём мире монстры и заражённые (из числа неизлечимых) люди подлежали уничтожению. Просто не было другого выхода, не существовало иных методов борьбы со страшной катастрофой.

Причиной появления на Земле уже не десятков, а многих сотен тысяч, если не миллионов жестоких монстров стали генные модифицированные продукты (ГМО). Именно, в России монстров, новоявленных чудовищ и назвали «гмонами». Первые три буквы этого названия говорили сами за себя.

Если в России и в ряде некоторых стран была уже несколько лет запрещено выращивание сельскохозяйственных продуктов с помощью ГМО, то в США, в Центральной Африке и большинстве провинций Китая появление на рынке дешёвой кукурузы, картофеля и прочего только приветствовалось. Результат от такой «выгоды» и явной наживы разного рода олигархов планеты не заставил себя ждать. На доброй половине африканского континента уже не существовало людей, там жили и завоёвывали оставшееся пространство гмоны.

В Китае одна четвёртая часть территории была уже захвачена монстрами, которые продолжали плодиться. Не намного лучше обстояли дела в США. Пять южных штатов, может быть, уже и больше, стали обсервациями, где проживали только гмоны. Не просто проживали, а продвигались вперёд. Они бесстрашно шли на танки, на крупные воинские соединения и одерживали победу за победой. Не лучше дела обстояли, к примеру, в Индии.

Что касается России, то на Дальнем Востоке, в некоторых районах Сибири уже шла страшная кровопролитная война с гмонами. Но всё держалось, при возможности, в секрете. Правительство считало, что такая информация могла бы посеять ненужную панику. Да и борьба с монстрами велась, правда, с переменным успехом и большими жертвами и потерями. Одним словом, так называемый, человеческий мир стоял на грани уничтожения и полного преобразования.

Когда командир дивизии вернулся в свой кабинет, то в первую очередь спросил у лейтенанта, что он думает по этому поводу.

– Простите, товарищ генерал-майор, – ответил Ковалёв, – но мой рассудок просто отказывается это понимать.

– А тем не менее, всё это так, – сказал Ягодин. – Я потому дал возможность тебе, Виктор, ознакомиться с этим материалом, потому что дня через три-четыре тебе предстоит отправляться в дальнюю командировку.

– Так точно, понял. Придётся повоевать. Я готов, товарищ генерал-майор!

– Полетишь, почти инкогнито, в США, может быть, в Калифорнию. Потом ещё уточним. Там у них дело – швах. Американцы попросили помощи у международных военных вил. Но некоторые подробности потом. Вызову к себе и прямо отсюда поедешь в аэропорт, а потом и… на самолёт.

– Так точно, понял! – Ковалёв стал с места. – Информация не подлежит огласке.

– Не такая уж она теперь и секретная, лейтенант. Через неделю, а может быть и раньше, в России будет введено военное положение. Все и всё будут знать. Предприниматели, например, которые выращивают генные модифицированные овощи и фрукты, будут расстреливаться на месте. Их уже четыре года тому назад предупреждали и убедительно просили не наживаться на крови своих соотечественников. Так что, особо не распространяйся, но и особо эту… тайну уже и не храни. Эта не тайна, а уже всемирная катастрофа.

На том он и расстался с генералом Ягодиным. Оставалось только ожидать заграничной командировки.

А сейчас Ковалёв, двадцатидвухлетний лейтенант, светловолосый, голубоглазый, высокорослый, сидел в трикотажном костюме в своей малосемейной однокомнатной квартире офицерского четырёхэтажного дома восковой части и пил чай с лимоном. В этот вечер он был свободен от службы. Есть время подумать о житье и бытье и даже немного отдохнуть.

К нему в комнату, без стука в дверь, по-свойски, вошёл капитан, командир роты технического обслуживания, в основном, боевых машин пехоты Кирилл Ломов, тоже одетый по-домашнему. На пять-шесть лет постарше Ковалёва. Но тоже, пока холостяк. Он привычным жестом налил и себе в большую фарфоровую чашку чаю, положил туда пару ложек сахара, кусочек лимона. Отхлебнул глоток чая из чашки и неожиданно сказал:

– А я, Витя, видел одного из них? Вот, как тебя.

– О ком ты говоришь, Кирилл? Кого ты видел? – Наигранно удивлённо спросил Ковалёв.– Кого ты видел, Кирилл?

– Чудовище это видел… огромное. Почти что человек, но здоровяк… Весь в шерсти, какой-то чёрно-бурой.

– Хорошо.

– Что хорошо?

– Хорошо, что он тебя не съел вместе с хромовыми сапогами, товарищ капитан.

– Отставить, лейтенант! Я говорю, вполне, серьёзно. Смотрю, что ты мне не веришь, Ковалёв.

– Верю, но фрагментами. Я учитываю то, Кирилл Васильевич, что ты – большой фантазёр, в душе и самым натуральным образом, художник и поэт. Ты разглядел то, что тебе захотелось увидеть.

– Чушь собачья? В метрах трёхстах от меня стоял тогда самый настоящий монстр, не так далёко от танкового полигона, и смотрел на меня. Две недели тому назад я встретился с ним. Он прикидывал, сможет ли меня догнать. Но видно понял, что затея бесполезная. Слишком большое расстояние.

– Вполне, возможно, что это так, товарищ капитан, старший товарищ мой… Ломов. Ведь если существуем мы, люди, то почему на это не имеют права бигфуты? Имеют. Причём, на самом законном основании.

– Правильная мысль. Согласен! Ведь имеются в природе всякие звери. Мы же не воспринимаем их, как чудо. Всё обычно и привычно. Но на Земле происходит страшная мутация. Я где-то об этом слышал или… сам понял.

Оформите
подписку, чтобы
продолжить читать
эту книгу
216 000 книг 
и 34 000 аудиокниг
Получить 14 дней бесплатно