Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Книга и братство

Книга и братство
Книга доступна в стандартной подписке
Добавить в мои книги
372 уже добавили
Оценка читателей
2.9

Впервые на русском – один из лучших образцов позднего творчества выдающейся британской писательницы, признанного мастера тонкого психологизма, лауреата Букеровской премии. Действие начинается на традиционном оксфордском балу; мы знакомимся со всей компанией героев сразу, с их дружбами и антипатиями, Любовями и ненавистями, с поглощающими их страстями. Много лет назад эти оксфордские выпускники организовали своего рода клуб («Братство»), чтобы поддержать самого блестящего среди них мыслителя, Дэвида Краймонда, в работе над эпохальным политико-философским трактатом («Книгой»). Годы идут, конца работе не видать, от Краймонда и его идей всех уже давно тошнит, но никто не решается высказать ему это в лицо. События принимают неожиданный оборот, когда на балу он уводит жену одного из своих благодетелей – вторично…

Лучшие рецензии
Godefrua
Godefrua
Оценка:
178

Книга (идея) и братство (дружба). Идея для дружбы. Дружба для идеи. Не противоестественно ли? Очередная дуэль. В прямом смысле. Без победителей, но с проигравшими.

Для чтения всего этого - нужно быть экзистенциалистом, быть одним из них. Одним из героев дамы Мердок. И если не узнать себя в одном из героев и героинь, то узнать свои мысли, страхи, надежды в сотнях страниц хронометража их мыслительного процесса. Что нибудь обязательно найдете, потому что нет такой темы, которую не вскрыла бы автор.

Еще нужно выдержать первые сто страниц, пару десятков имен, за которыми зашифрованы миры, о полноценности которых размышлять придется нам. Уж если она заявляет о большом количестве игроков на своем поле, то будьте уверены - ей есть что сказать устами каждого, она их наполнила до отказа содержанием.

Помимо традиционных полноценно действующих лиц - одушевленных домашних обстановок, старой мебели, предметов искусства, безделушек, животных разворачиваются страсти людей, хорошо образованных, даже чересчур хорошо, несущих культуру и историю своей страны. В большинстве своем, их благополучие обрекает их жить в «сказочном континууме, где все милы, и надежны, и добронравны, и год от года ничем не отличается», они всегда «в порядке» и их главная ценность «благоразумная сдержанность». «Они дышат благоуханием собственного самодовольства». Вся их жизнь будто на званном вечере.

Так и зачахли бы они в своем этикете, если бы их в очередной раз не столкнули лбами с другим типом персонажей. Абсолютами. Непостижимая Айрис Мердок никогда не открывает нам, читателям, их внутренний мир, их мотивацию. Я все читаю, читаю, книгу за книгой, всего две осталось, пытаюсь их постичь. Но она неумолима...

Абсолюты. Особая пробирка в лаборатории творчества Мердок. С формулой, известной только ей. Они влюбляют в себя мужчин и женщин, до потери теми несчастными собственного Я. Даже меня, скромного читателя, они вызывают на (дуэль) разговор. Они носители смелых идей, им плевать на догмы и правила приличия. Они заняты делом, даже если имеют наследственный счет в банке, ренту, и дивиденды от вложений. И даже если не имеют такой подушки безопасности, считают себя вправе заниматься тем, что волнует. Трудности для них - свет, а непреодолимые трудности - солнце. Как правило, их не просто волнует их дело, они - одержимы. У них есть цель в жизни. Не просто цель. Миссия.

Что еще тут сказать? Быть смятению у «добронравных»... даже быть деградации...

И у читателей. У меня, это смятение воспалило волнующие темы:
- способна ли религия нести гармонию? или только покой? или это не религия, а духовно развитые люди, берущие на себя смелость менять сознание людей? а может они не божьи люди, а «циничные мошенники, шарлатаны», вправе ли они?
- справедливо ли относится к своим детям, как к продолжению себя, к своей собственности, «проекту» жизни, где те грани любви и ответственности, за которые нельзя заходить?
- когда нужно творить добро, давать блага, которые по нашему мнению изменят все к лучшему, не обеднят нас и потешат наше эго? когда нужно остановиться в этом увлекательном процессе, что бы избежать стадии «причинения добра»?
- полезно ли терять голову от любви? ведь от этого открываются врата другого сознания... но надолго ли? не губительны ли эти врата, если мудро не отрегулировать их механизмы?

Это не исчерпывающий перечень вызовов к размышлениям. Это лишь те, что отловились мной в процессе поглощения книги, стучатся в мою печень, не достучавшись до головы.
Каждый экзистенциалист, убеждена, найдет другие, свои.

Читать полностью
Burmuar
Burmuar
Оценка:
40

К книгам Мердок у меня очень двоякое отношение. С одной стороны, они безусловно и безоговорочно талантливы, чтение этих книг - труд как душевный, так и интеллектуальный.

Но с другой стороны чтение этих книг не является для меня трудом моральным, так как ее герои столь оторваны от реальности (по крайней мере, той реальности, в которой живу я), что они кажутся какими-то древнегреческими трагедиями, где уровень наигранности и отдаленности от меня столь высок, что я могу оценивать только работу переводчика, но уж никак не сопереживать персонажам.

Что же касается конкретно этой книги, то больше всего, как и должно было, меня поразил Краймонд. При чем поразил он меня даже на фоне остальных персонажей, хотя и у них эта неприспособленность к жизни, ужасающий юношеский максимализм, как казалось, зашкаливал, пока на сцене не появился главный гений, злодей, соблазнитель и все такое прочее.

Но, не буду кривить душой, читать было очень интересно. Было неясно, во что выльются все эти бесконечные разговоры и переживания, в какой еще узел сплетутся и без того перепутанные странные отношения.

Потому ум прокачан, а все остальное голодает и жаждет книги с героями попроще, а страстями - поприземленнее.

Читать полностью
Lucretia
Lucretia
Оценка:
29

В первый раз у меня такое, что хоть на ромашке гадай "понравилось - не понравилось". Это первое настоящее знакомство с автором ("Черный принц" был отложен, пока нос не дорос его понять), но эту книгу я прочитала до конца и такое впечатление, что читала я не английскую литературу, а смотрела бразильский сериал. Серий на 300.
Айрис Мердок многие упрекают в том, что у нее персонажи поступают не так как люди в жизни.
Но это же не настоящая жизнь, а ее отражение. Тем более в этом романе только один по-настоящему взбесивший меня персонаж - Роуз Кертленд, ее мысли я никак не могла понять, что она конкретно хочет.
Мисс Мердок немного раздражала своим стилем - у нее никак не получалось найти баланс между описанием одежды и описанием природы, слишком подробно описаны персонажи, хотя для их описания не требуется много слов, достаточно детали, чтоб подчеркнуть характер.
А описаний природы очень мало. Англия чем славится? Пейзажами. А где они? Маловато будет.
А теперь по сюжету. Несколько людей финансируют написание философского труда Дэвида Краймонда. Смотрю на год выхода романа - 1988. Алё, мисс Мердок, коммунизм уже на издыхании. И как говорил Уилл Роджерс "Коммунизм - как сухой закон. Идея хорошая, но не работает". И работать не будет. А революции начинаются хорошо, а заканчиваются террором.
Дэвид Краймонд - просто обаятельный человек, не без таланта и на него вешаются женщины.
Вот тут начинается основная линия, ничем от латиноамериканского мыла не отличающаяся. Джин Кембес уходит от Дункана к этому красавцу. Дункана утешает бедная но таланнтливая золушка - Тамар. У Тамар проблемы с матерью, Вайолет, которая не хочет, чтоб ее дочка закончила Оксфорд, потому что у нее нет денег, а брать у родственников она не хочет, хотя предлагают. Тамар залетает от Дункана, делает аборт и приходит к священнику, проходит все обряды христианства и с помощью него и родственников уходит от матери, а затем и от христианства.
Не обходится без дуэли и самого адекватного в этом романе персонажа случайно убивают.
Не минула тема гомосексуализма в романе. Но без пошлости и зацикленности, что порадовало.
Порадовало и оформление самой книги - серый попугай жако, роза и книга - явно художник прочитал этот роман.

Читать полностью
Лучшая цитата
Отец Макалистер говорил мудрые вещи о том, что не нужно беспокоиться о чужом мнении. Когда не видишь способа улучшить его, остается лишь иметь его в виду. Желание исправить его есть часто нервный эгоистический порыв оправдаться, а не представление, как можно добиться, чтобы оно стало лучше. Он советовал е
В мои цитаты Удалить из цитат