Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Расскажи мне, как живешь

Расскажи мне, как живешь
Читайте в приложениях:
Книга доступна в стандартной подписке
241 уже добавил
Оценка читателей
4.93

Загадки древности – почище любого детектива. Особенно на Востоке, который сам по себе загадка и дело тонкое. На археологических раскопках в Сирии, которыми руководил муж Агаты Кристи Макс Маллован, иногда случались странные и загадочные события. Много знаменитых романов Леди Агаты создано по мотивам этих событий. О чем писательница и вспоминает в этой веселой и одновременно остросюжетной книге.

Лучшие рецензии
nad1204
nad1204
Оценка:
48

Агата Кристи — это просто чудо какое-то! Вот перед вами совсем и не детектив, а оторваться просто невозможно.
Записки из археологических экспедициях в Сирии. Обыденно? Отнюдь! Всё в лучших традициях леди Агаты: захватывающее повествование, море юмора, замечательный слог.
Восток — дело тонкое. Это все знают. Но вот когда приходится столкнуться с этим напрямую, спасти может только чувство юмора. Повар, нанятый на службу, оказывается совершенно не умеет готовить. Водитель такси арендованный на три месяца, на следующий же день отдает машину другу, чтобы немножко подработать. На почте не знают, что такое денежный перевод, а служащих банка просто невозможно заставить выполнить простейшую операцию. И все это на фоне одуряющей жары, неустроенного быта, притирки характеров между членами экспедиции.
Очень понравились отношения между супругами: легкие подтрунивания, нежная забота и искренний интерес к делам друг друга.
Очень рекомендую! Отличная книга.

Читать полностью
strannik102
strannik102
Оценка:
37

По стилю эта книга всемирно известной детективщицы Агаты Кристи более всего напоминает мне столь любимые путевые заметки. Весёлая, непринуждённая, какая-то вся лёгкая до невесомости история нескольких поездок вместе с мужем в археологические экспедиции написана таким простым естественным некнижным языком, что читается попросту как дышится свободной грудью — без запинок и без заминок. Ирония и юмор, улыбка и доброта, археологические немногочисленные нюансы и походно-экспедиционный быт, портреты членов экспедиций и портреты же нанимаемых в качестве рабочей силы местных жителей-сирийцев и прочих людей, живущих в этих пограничных с Турцией районах Сирии — все эти содержательные аспекты книги так искусно переплетены, что кажется иногда, что автор совсем не старалась писать всё это в виде книги, а отдала в издательство как есть дневниковое и непричёсанное — понятное дело, что только истинное писательское мастерство способно вызвать к жизни такого рода ощущения.

В общем, будет свободная минутка — не поленитесь, откройте эту книгу и вместе с леди Агатой проживите эти несколько месяцев — ей-ей, оно того стоит!

Читать полностью
tavi
tavi
Оценка:
21

(Только у меня перевод другой, и называется "Расскажи, как живешь").

Надо было чем-то сняться после Трифонова, и я не промахнулась, поставив на Кристи!
Тут прекрасное отношение жены к мужу. «Вернется Макс и все уладит», полнейшее доверие и ни в коем случае никаких поучений.
Как мило они друг друга успокаивают: дорогая, я нашел неоплаченные счета, а думал, что все оплатил – ну ничего, такое со мной тоже случается. Дорогой, я, кажется, потеряла чемоданы – ну не расстраивайся, дорогая, сейчас что-нибудь придумаем. Что за люди, не использовать такие отменные поводы поругаться! Одно слово басурмане, не то что мы (вон оно чо, Михалыч Трифонов, ага).
И за случившуюся с ней истерику (мыши не давали спать) она поутру извиняется, а не дуется, настаивая, что права. (А он не тратил времени на ругань, а просто в ту же минуту сделал самое разумное - решил проблему, вынеся кровати на воздух. И поспать удалось, и мышей никаких, а утром выспавшаяся жена куда приветливей).
Оба они спокойны, уважительны и нежны друг к другу, нет в тексте никаких, даже затаенных, обид, - и как же радостно такое читать, особенно после трифоновской гнильцы! И она ни секунды не мамка, а оберегаемая леди, принимающая заботу о себе с достоинством, как должное.

Легкий характер и умение радоваться – вот залог счастливой семейной жизни, а уныние, подсчеты бед и уверенность, что тебе полагается нечто лучшее и большее, т.е. привычка себя жалеть – залог несчастной.
«- Как хорошо, что хатун с нами! Ей весело от любого пустяка!»

А вообще это путевой дневничок - не писательницы, но жены археолога: как они несколько лет ездили в Сирию на раскопки. Описание быта, окружающих людей, забавные сценки – словом, премилый дневничок очень светлого, солярного человека, просыпающегося поутру и радующегося жизни. Нет, оголтелого и напористого «айм окей» тут нету, она то и дело иронизирует, прохаживается на счет встречных, порой сетует об оставшихся в Лондоне благах цивилизации, но все как-то очень спокойно, здраво и по-доброму, без желчи и жалоб. Такой дневничок могла бы Маха написать, например! Реставраторский только)

Милые бесхитростные записки – про то, что неплохо бы иметь свой остров, но хлопотно это; про ее стеснительность и наконец уговаривание самой себя: я же писательница и жена директора экспедиции, это вообще он меня стесняться должен, а не я его! (не помогает); все эти ее туфли, штучки, пустячки: «Как здорово будет снова очутиться дома! Там моя дочь, мой славный пес, там кувшинчики с девонширскими сливками, яблоки и ванна. Я мечтательно вздыхаю» (но это уже на обратном пути – а не в середине путешествия, то есть радуемся и предвкушаем, а не ноем и жалуемся).

Про восточных людей прекрасно: «зачем завтра на работу, я же сегодня получил зарплату, у меня пока есть деньги».
Ну и вообще хорошие характерные черты. (Похоже, на самом деле, что она в Россию приехала, а не куда-либо еще – философское отношение к работе, к жизни, миллион бланков, лишь бы не работать, почтальон – заберите и эту почту, она тоже европейцу, смотрите, какое толстое письмо... «Иншалла» - на все воля Аллаха, Бог даст, так и будет).

«Нам, привыкшим к западным представлениям о ценности человеческой жизни, трудно принять иные мерки. На Востоке все куда проще: жизнь должна кончаться смертью, это так же естественно, как рождение, ну а рано она придет или поздно – на все воля Аллаха. Такой безропотный фатализм избавляет от вечной тревоги, омрачающей наше существование. Восточного человека, хоть и надеется он на лучшее, печальный исход не страшит. Здесь процветает лень, работают лишь по печальной необходимости, считается, что труд – это насилие над естеством».

«На Хабуре взаимоотношения слуг и хозяев в принципе не такие, как в Англии. Здесь у слуг трудности с хозяевами, а не у хозяев со слугами. Наши европейские причуды и капризы местному населению кажутся дикими и лишенными всякой логики. Взять хотя бы эти тряпочки с вышитыми краями – разницы между ними, считай, никакой, а назначение у каждой свое. Зачем такие сложности? Мансур не может понять, почему, когда он протирает радиатор автомобиля чайной салфеткой с голубой каймой, разъяренная хатун выбегает из дома и ругается».

«Шейх угощается от души, потом обсасывает кончики пальцев и одаряет нас лучезарной улыбкой.
- О, - говорит он, видя, что я держу «Таймс» и пытаюсь разгадать кроссворд, - так хатун умеет читать? Может быть, она и писать умеет?
Макс отвечает, что да, умеет.
- Какая ученая хатун, - говорит шейх уважительно».

Читаю и радуюсь, представляя, как она с невозмутимым лицом сидела себе, уткнувшись в газетку, а в душе покатывалась со смеху)) Сколько у нее книжек-то вышло на тот момент, интересно.

Речь бригадира перед рабочими – какой прекрасный наш хваджа, он и жалованье вам платит, и воду привозит, и перерыв-то дает сделать от работы, вот вам повезло! Макс (собственно, «хваджа») морщится, но ему говорят: оставь, им так надо. Так и есть – работники переглядываются, вслух говорят: и правда, и вода есть, и перерыв, и платят, какие мы счастливые люди, какой мудрый бригадир, речи его справедливы! Прямолинейный пиар – самый правильный пиар. Убеди их, что они счастливы.

Праздничный обед у шейха: гости поделены по степени важности, и блюдо с пловом сперва ставят перед «первым классом», те выбирают лучшие куски, после того как они наедятся – передают блюдо дальше... «Третьему сорту» достается уже только рис, без мяса, но это им как раз по рангу.

В конце она пишет: «В Европе неспокойно, тревога нарастает, у меня такое предчувствие, что мы сюда больше не приедем...» Эта книга написана во время войны по дневникам, которые велись Агатой в 1930-е годы. А цель ее – о чем она и сама пишет в эпилоге – вернуться мыслью из военного времени в счастливые дни, дни, проведенные с мужем, за доставлявшей радость работой и путешествиями. И это, конечно, особенно щемяще читать.

Читать полностью
Лучшая цитата
участники на имеют опыта. Возносит мольбы о
В мои цитаты Удалить из цитат