Книга или автор
5,0
2 читателя оценили
166 печ. страниц
2017 год
18+

Бабушка пришла

Лето. Зелень. Жарко. В тот день муж приехал на обед. Работал он в совхозе водителем на молоковозе. Жили мы в большом селе – центральной усадьбе совхоза. И поскольку муж работал в совхозе, нам дали часть дома: большая комната, кухня, тамбур и даже крылечко было. В придачу небольшой огородик и сарайчик. Так вот, вывез он утреннее молоко с фермы и приехал покушать-отдохнуть. Пообедав, прилёг на диван и уснул. Я помыла посуду и тоже, зашторив все окна и включив телевизор, прилегла. Задремала. И вот оно… то ли явь, то ли сон… До сих пор не пойму. Мне послышался стук в окно на кухне. Не знаю почему, но мне он показался неестественным каким-то.

Стало жутко. Но я встала и дыша через раз, на цыпочках двинулась в кухню. И хотя я знала, что на улице полдень и весь белый свет залит солнечным светом. мне показалось. что если я отодвину штору, то увижу темноту. Мне стало так жутко, что хотелось побежать назад и разбудить спящего мужа. Но меня удержала мысль о том, что то, что постучало в окно, могло услышать мои шаги. И я подкралась к окну. Буквально на пару миллиметров отодвинула штору, чтобы посмотреть, кто нарушил мой дневной покой. Перед окном стояла высокая худая женщина, одетая во все чёрное. Вместо лица у неё было круглое белое пятно.

Мне стало жутко, как будто это смерть за мной пришла, я даже дышать старалась через раз, чтобы она меня не обнаружила. Мысленно я задала ей вопрос, что ей нужно. И услышала ответ, где-то на телепатическом уровне, что она пришла посмотреть, готова ли я. Я испугалась так, что внутри все похолодело. Про себя мысленно и лихорадочно сопротивлялась, что если она говорит о смерти, то мне ещё рано, я молодая, чтобы умирать. Женщина повернулась и пошла к дому соседки, тёти Нади. Я смотрела ей вслед. Она не шла, а как-то плыла над травой. Странно… было лето, а я слышала скрип снега у неё под ногами.

Женщина подплыла со крипом к окну дома соседки, постучала. Я увидела, как створки окна распахнулись, и тётя Надя выглянула в окошко. Затем рукой показала на мой дом. Видно женщина спросила про меня, получила ответ и поплыла со скрипом под ногами обратно к моему окну. Я как будто прилипла к стенке у окошка. Каким-то шестым чувством я слушала скрипящий снег от шагов все ближе и ближе. Совсем рядом скрип затих. И я услышала: «Не бойся, внучка, это я…

Вижу ты ещё не готова услышать, понять и принять…» И заскрипела шагами, которые постепенно удалялись и вскоре затихли. Я выдохнула. Спина была мокрая от страха. Сердце колотилось. Доплелась до дивана. Очнулась, или проснулась оттого, что меня позвал муж. Так и не поняла, сон это был или явь. Мужа не стала спрашивать, он спал и вряд ли что видел бы, даже если это было наяву. Рассказывать ему не стала. Я поняла, что приходила моя бабушка-колдунья. А зачем, я узнала через четыре года.

И снова здравствуйте!

Мне двадцать два года. У меня уже двое детей. Тогда я и не помышляла о том, что моя судьба затащит меня в колдовскую рутину. Младший сын от рождения до двух месяцев крикун был. И день, и ночь не давал покоя. Мы со свекровью по очереди с ним шагами квартиру мерили. Однажды свекровь пошла гулять с внуком. Она страдала бронхиальной астмой, и я всегда напоминала ей, чтобы она не забывала брать с собой ингалятор. Особенно когда с внуками гулять идёт. Напомнила и в этот раз. Больше двух часов они не гуляли. А в этот раз через два часа она не появилась.

Я заволновалась. Три часа нет, четыре. Я запаниковала, потому что с ней мог случиться приступ в любом месте и в любое время. Выскочила на улицу, а куда бежать-то… Шла одна из соседок, сказала мне, что видела, как моя свекровь с коляской шла в сторону нашего центрального села – это один км. Я была в шоке. Зачем? И куда она пошла? Я побежала по дороге. Вскоре увидела её. Она спокойно шла с коляской обратно. Я выдохнула. Нервы сдали, и я расплакалась. Свекровь у меня была сердобольная и любила меня как дочь. Еле меня успокоила. И рассказала мне, что ходила к бабушке-знахарке показать орастого внука.

Та что-то пошептала, поплевала и сказала, что если до четырнадцати часов следующего дня хоть раз заорёт, то прийти к ней снова. Но мой сын до этих самых четырнадцати спал без просыпа. Мы даже несколько раз подходили и проверяли дышит он или нет. С тех пор он больше не орал. Я решила отблагодарить старушку-знахарку. У свекрови была своя корова и четырнадцать ульев. Свёкор пасекой занимался. Взяла я банку молока, литровую банку мёда, денег чуть-чуть и пошла к знахарке. Встретила она меня у калитки не очень учтиво, хотя я ни слова ещё не сказала. Я сказала, кто я и что я. Ничего она не взяла, и ошарашила меня, сказав: «И чего ребёнка ко мне тащили? Сама колдунья, все умеешь.» Я остолбенела. И спросила, с чего она взяла, что я колдунья.

«Вижу» – сказала. И повернувшись, пошла во двор, давая понять, что рандеву закончено. Так я ещё раз услышала, что я колдунья. И хотя я совсем не ощущала в себе этого качества, не знала, как это использовать, но понимала – если знающие люди мне говорят об этом, значит так оно и было. Прошло полгода. Я вернулась на работу. Долго в декрете не сидела. Свекровь оставалась с внуками. На работу ездила на автобусе за восемнадцать километров, в районном городе. Работала в смену. После дневной успевала на последний автобус. А в этот день сменщица задержалась и на последний автобус я опоздала.

Стояла на остановке и думала о том, как сообщить домой, что я опоздала на автобус и придётся заночевать на работе. Пошла на вокзал и попросила позвонить соседке. У неё был телефон, и мы его все записали. Мало ли зачем понадобится. Вот и понадобился. Я попросила соседку передать свекрови, что я останусь ночевать на работе, так как на попутках я крайне редко ездила. А тем более в десятом часу вечера. Я была уверена, что соседка передаст то, о чём я попросила. Я вышла из вокзала. И тут меня окликнул женский голос. Я повернулась и увидела свою бывшую хозяйку, тётю Сашу. Обрадовалась. Сказала ей, что не на чём ехать с работы домой, что пойду ночевать на работу. Ну это я так сказала, про «ночевать».

Знала, что она обязательно меня пригласит переночевать к себе. Так и вышло. Подошёл городской автобус, и мы поехали к ней. По дороге она мне не говорила о том, что к ней приехал её старший брат. Когда мы вошли, он сидел за столом, чаёвничал. Помыв руки, мы присоединились к нему. Разговоры о том, о сём. Рассказала тёте Саше о своём житье-бытье. Брат тёти Саши настолько пристально смотрел на меня, что я не выдержала и спросила, что же на мне такого нарисовано, что он глаз не может отвести. В ответ он лишь усмехнулся. И повернувшись к сестре, сказал: «То, что нужно»

Я удивлённо смотрела то на тётю Сашу, то на её странного, для меня, по крайней мере, брата. «Дядя Коля» – сказал он мне. Меня представила тётя Саша. Дядя Коля встал, и сказав, что ему пора, засобирался. Захлопотала в проводах тётя Саша. Дядю Колю мы пошли провожать вместе. Уехал он на автобусе. Я попыталась расспросить о дяде Коле, но тётя Саша оборвала мои попытки и не стала обсуждать со мной качества своего брата. Она вообще резковатая была. Мы уже собрались спать, когда она мне сказала, что её брат очень сильный колдун, каких в России-матушке по пальцам одной руки можно пересчитать. И очень скромный – на автобусе и электричке ездит, хотя мог бы даже самолёт иметь, если бы захотел. Ему нужна ученица. Это по её просьбе он приехал к нам в город.

И все так сложилось, что мы с ним встретились. И ещё она мне сказала, что на остановке автобуса, на который я спешила и опоздала, она не случайно оказалась. Она меня ждала. Знала же, где я работаю. Позвонила и узнала в какую смену я работаю, когда приедет её брат. Встретила. А дальше… моя первая встреча с одним из самых сильных колдунов России, да и не ошибусь, думаю, если скажу, что и в самой сильной в сотне колдунов на Земле. Оказывается, тётя Саша ещё не всю шкатулку с неожиданностями опустошила. Сказала, что он решил взять меня в ученицы. Я была в шоке.

Во-первых, я никогда в жизни и не мечтала стать ученицей колдуна, а впоследствии колдуньей. Во-вторых, я спросила, что такого во мне, что он выбрал меня. Она только усмехнулась в ответ: «Ему видней. Твоё дело, учиться у него, или отказаться.» Тогда я не просто не могла решить, нужно мне это или нет, но и представить себя колдуньей не могла даже на секунду. Тётя Саша вдруг сказала: «Твоя бабушка не зря к тебе приходила. Хотела она тебе своё колдовство передать во сне, но ей не дали. Кто и почему, не спрашивай. Только колдовать как твоя бабушка, тебе никто не позволит. Помогать советами и рекомендациями она тебе будет. Ответы будет искать-добывать для тебя. Но передать уже ничего не сможет. Закрыли ей этот путь. Другому колдовству учиться тебе брат предложил. Торопить тебя никто не будет. Придёт время, сама придёшь.»

Откуда она про визит бабушки узнала, я уже догадалась. А вообще я с трудом переварила всю эту информацию. До утра уже не уснула. Впадала в дрёму, и сразу дядя Коля снился. Просыпалась. Нет, не в холодном поту, конечно. Просто просыпалась. И все думала, нужно ли мне это – учиться колдовать. Вставал передо мной образ бабушки во всем чёрном. Мне не хотелось в чёрном ходить. Мысли молодости – детские мысли зачастую. Так ничего я в тот вечер и не решила. Да и не стремилась решать. Но жизнь… через полтора года.

Встреча с колдуном

Как я уже писала, мне предстояло определиться хочу я или нет становиться колдуньей. Задатки, почва, способности – все это присутствовало, что подтверждали знающие люди. Но мне некогда было решать эту дилемму. От мужа я ушла с двумя маленькими сыновьями и мне нужно было их кормить-поить-одевать. Дали мне от работы комнату тринадцать и восемь десятых кв. м. в коммуналке в городской черте. Соседей было пять семей. Дружбы не получилось. Я скупа на дружбу, а им многое обо мне знать хотелось. От меня ничего узнать не получалось, так строили догадки, делали свои выводы, рождались вымыслы, сплетни.

В общем как и везде в коммунальном пространстве были и хорошие соседи, и такие, которых видеть хотелось всего лишь раз – в гробу в белых тапочках. Меня просто одна хорошая женщина научила не слышать сплетни, обсуждения и осуждения. Это мне часто помогало в жизни. Так вот таких склочных соседок у меня были две. Одна замужем – но чванливая и высокомерная, другая – пятидесятишестилетняя – старая дева. Эта дева страшная была. Я знала, что за глаза её называли «красотуля». На весь мир обиженная была за женское одиночество.

С соседями по коммуналке сроднилась. Они на её ахи и вздохи по поводу неустроенной личной жизни внимания уже не обращали. Но любой её бзик обмусоливали на кухне часами. И тут в их серых коммунальных буднях появилась я. Все разом на меня и переключились. Они как по графику меня доставали. А красотуля от скуки – уже на пенсии ведь, больше всех старалась. Год я терпела их укусы. Особо не связывалась, так как любые мои противодействия вызывали у них ещё большее желание меня тиранить. На втором году прорвало. Не стану описывать, как я им ответила на все их выпады, но четверо моментально включили тормоз.

А вот красотуля наша угомониться не хотела. Не пропускала ни одной возможности подколоть меня, обсмеять. Ведь она же материально обеспечена. У неё не было ни мужа, ни детей, ни родных – деньги копила и на себя тратила. А я одна с двумя сыновьями, да на двух работах… можно и посмеяться надо мной, чего там. И однажды она меня вывела. Мы были в кухне. Я варила вермишель, а она сидела за своим столом и смачно ела котлету. Наверное, думала, что я слюной подавлюсь.

Как всегда, чем-то меня зацепила, я ответила. Ну не давали им покоя моя гордость и материальное положение. Или она слабее себя меня увидела. Доев котлету, она подошла к раковине и стала мыть тарелку. Я услышала, как она меня назвала нищенкой, да ещё и убогой. Я могла бы не реагировать вовсе. Но именно в тот момент что-то щёлкнуло, и я не сдержалась. У неё на столе лежало зелёное яблоко. Я молча подошла и взяла его. Она опешила и застыла в ожидании, что будет дальше.

Своим ножом я разрезала это яблоко пополам, вытащила два зерна и забросила их в карман её халата, сказав при этом, что скоро ей будет не до смеха. Я сама не понимала. что я делала и что говорила. За меня словно кто-то это делал. Подозреваю, что это бабушка мне подсобила. Придя в свою комнату, я не могла успокоиться. У меня был выходной, дети гуляли на улице. Всё! Решила! Решила, что научусь колдовать, превращу тётю Таню в какую-нибудь крысу. А соседок… ух… так и не решила в кого их превращу. На следующий день, отведя детей в детский сад, я помчалась к тёте Саше. Когда возникла у неё на пороге, она даже не спросила ничего. Знала, что я прибегу. Это был первый шаг в колдовство.

Вспоминаю сейчас те свои амбиции с улыбкой.

Немного порчи в подарок

О том, как, когда, где, за что и почему можно нарваться на порчу разного вида и толка.


Меня часто спрашивают: «За что, зачем, почему? Часто люди, заполучившие любое негативное воздействие задают мне вопрос: «За что?! Почему? Зачем? Я же никому ничего плохого не делал (а)!» Но «ничего плохого…» делать вовсе не обязательно. Часто порчу человек «схватывает» невольно, оказавшись не в том месте и не в то время. О так называемой, неродной, порче. Несколько примеров (коротко):

1. Захотели навести порчу на невесту или жениха на свадьбе. Готовят для «избранника» питье с заговором, заклинанием, наговором, в том числе и на вино. Под любым предлогом стараются дать выпить это питье жениху или невесте из рук в руки – тост, например или любой другой способ. Если по какой—либо причине не удается передать из рук в руки, то ставят на стол напротив жениха и невесты, как можно ближе к ним. Меры предосторожности бессильны. Это питье может взять кто угодно. И потом уже, сами понимаете, тот, кто выпьет, заполучает то, что было предназначено молодым. Такое же «не свое» можно заполучить на любом другом торжестве. Поэтому, не берите со стала уже налиты рюмки, фужеры, если их наполняли не у вас на виду. Вряд ли «адское» зелье станут готовить на всех. Хотя бывает и такое. Но крайне редко.

2. Вы можете попасть под перенос или относ. Ведь эти действия происходят на уровне энергий и энергетик. Хотя относ или перенос движется в пункт назначения по строго обозначенной траектории, тем не менее, воздушно—транспортные происшествия случаются. Сталкиваются два энергопотока и вы попадаете под порчу, заклятие, проклятие в виде негативных осадков.

3. Часто жертвы «чужой» порчи – любители подбирать монеты, кольца, крестики и другие предметы на дорогах, в полях, на которые может быть скинуто негативное воздействие.

4. «Невольная» жертва. Это когда скидывают или наводят порчу открыто, на улице без разницы на кого. Такое бывает, когда порчу наводят «по требованию». В основном это начинающие колдуньи – им же нужно практиковаться или колдуньи, которые не хотят передавать свои знания и силу до определенного момента, и сбрасывают силу относами.