Отзывы на книгу «Тень евнуха»

5 отзывов
winpoo
Оценил книгу

Каталонские скелеты в шкафу оказались ничуть не хуже английских. И хотя этот роман в плане смысловой и эмоциональной нагрузки показался мне намного легче, чем «Я исповедуюсь», стилистика автора по-прежнему узнаваема, а сюжет не разочаровывает, как это часто бывает, когда читаешь вторую книгу автора после понравившейся первой.

У Ж. Кабре всегда припасены какие-то «изюминки» для читателя, и здесь это – ритмическая форма текста и изысканная музыкальность, пронизывающая его. Поэтому первое, что я сделала, едва открыв книгу, как, думаю, и многие другие, – немедленно послушала скрипичный концерт А. Берга. Раньше мне эту музыку слышать не приходилось, и, вероятно, просто так, по собственной инициативе, я бы и вовсе не стала её слушать: она не моя по самой своей сущности, но она очень подходит к жизнеописанию героя и его переживаниям. И, значит, это был правильный читательский ход, поскольку структура книги повторяет структуру концерта, и та глубокая трагичность, которая звучит и даже нагнетается в ней, пронизывает всю историю и постепенно раскрывает свои смыслы, всю глубину скрытой в ней печали. У Ж. Кабре действительно получился своеобразный синтез музыкальной и литературной форм на тему «С любимыми не расставайтесь…», но трудно определённо сказать: это литература, начинённая музыкой, или музыка, в которую завёрнута литература?

О чём же поёт=рассказывает музыка «Тени…»? На меня она произвела впечатление клубка меланжевых нитей, из которого в беспорядке вытягивалась то одна, то другая биографическая нить, распутываемая то от первого лица, то от лица других героев. Получилась необычная семейная сага, даже с генеалогическими древами, хотя и с весьма запутанной хронологией. И, конечно, как и любая человеческая история, это была история любви – её поиска, обретения, утраты, извечной до-конца-невысказанности и попыток заменить её недостачу чем-то другим в жизни. Но это и история личностного самообретения Микеля, осложненная его юношескими метаниями, чувством вины, сомнениями в самом себе и неуверенностью в правильности выбранного пути. А ещё это история зависти и мести, приобретшая разрушительный характер и «так бесполезно, так зло и ненужно» изменившая вековой ход семейной истории. И уж точно это история личной памяти, способной сохранять и нести в себе всё, что знáчимо для человека, и что, в конце концов, делает его самим собой. Можно сказать, что это и история дружбы и попыток обрести в другом человеке опору и признание себя и своих поступков именно тогда, когда человеку одиноко и страшно в бушующем мире отношений и событий.

Это очень человеческая и очень экзистенциальная история, требующая не только понимания, но и вживания и сопереживания.

DmitrijTelegin
Оценил книгу

Дело происходит в Испании в Барселоне, а точнее в ее пригороде в Фейшесе. Итак они ужинают в шикарном ресторане.
Да в книге столько много персонажей, что можно запутаться в связи с этим после каждого чтения приходится возвращаться на 3-5 страниц назад, что бы уловить основную мысль и от чьего лица ведется рассказ, эта книга как трехуровневый клубок ниток или как кубик-рубик в котором складывается и раскрываться то одна биография то другая это даже можно назвать многоуровневой семейной сагой.
Книга заставляет задуматься о своем генеалогическом древе и его развитии и о саморазвитии, а также о здоровье и состоянии своих близких.

Nusinda
Оценил книгу
"Обернувшись, критик видит за собой тень евнуха"

Ох, не хочется быть критиком, который видит за собой лишь тень евнуха, но придется мне разбавить зелень положительных оценок нейтральной серостью.
"Тень евнуха" - это история нескольких поколений семьи Женсана, рассказанная двумя ее представителями - Микелем (разменявшем пятый десяток журналистом-интеллектуалом) и его свихнувшемся дядей, самопровозглашенным летописцем семейства. История многогранная, сложная, трагичная, со множеством потерь, ссор, разбитых судеб и несбывшихся надежд. В книге присутствуют все составляющие отличного романа и написан он чудесным языком, но - увы и ах! - эмоций он у меня не вызвал совершенно никаких (разве что вялые всплески раздражения от марксистских замашек Микеля и его коммунистического прошлого "Товарищ! Партия! Пролетариат! Смерть буржуям!") Даже на самых драматичных моментах у меня лишь едва заметно приподнималась бровь, хотя набор этих самых моментов был весьма и весьма внушительный: измены, исчезновение, убийства, смерти и любовь, много-много любви (но об этом отдельно). А все потому что невозможно сочувствовать и сопереживать героям, в которых (и которым) не веришь. Единственный персонаж, которому я поверила и к которому возникла симпатия - это тронувшийся умом на старости лет дядя Микеля. Его история однополой любви (я так понимаю, это уже моветон - не вплетать в сюжет любовную линию М+М) и, как следствие, позор и затворничество - самый сильный всплеск эмоций за все без малого пятьсот страниц. Истории же любви традиционной вышли у автора какими-то неправдоподобно хиленькими. Мужчины влюбляются не в женщин, а в некие отдельные их черты - ямочки на щеках, низкий бархатистый голос, манеру прижимать к груди книги (это три разные женщины, кстати). Увидел ямочки на щеках и все - пропал мужик "я ее люблю, жить без нее не могу!". Рили? А еще все мужчины в книге ревут. Все. Все. Делают это часто, охотно, в гордом одиночестве, парами или собираясь в компании за кружкой пива - это не шутка, там реально была такая сцена ("наследственная предрасположенность к ментальным отклонениям" сказал бы Джон Харвуд).
Еще я так и не поняла эту особенность автора - чередовать повествование от первого и от третьего лица в одном предложении. В чем прикол, может, мне кто-нибудь объяснит? Почему Микель (от чьего имени ведется рассказ) перескакивает с "Я" на третье лицо и называет себя "он/Микель"? "Оставшись один наверху, в своей комнате, Микель открыл окно и закурил сигарету. В саду было темно, но я разглядел раскидистую крону земляничного дерева" (речь идет об одном человеке). И так всю книгу. Поначалу я думала, что это намек на некое ментальное отклонение героя, на раздвоение личности и прочее в этом духе (тем более книга началась с убийства лучшего друга Микеля и с самого начала говорилось, что только он знал правду об этой смерти). Но моя теория не подтвердилась, и такой вот непривычный стиль повествования так и остался для меня всего лишь прихотью автора, ничем не обоснованной.
Подводя итоги скажу, что "тень евнуха" - трагическая история одной семьи, члены которой по отдельности лично мне больше напомнили некую серую субстанцию.
Отговаривать от чтения не стану, но и советовать книгу тоже не буду, так как сама дочитывала не потому что было интересно, а потому что бросать было жалко, да и отчет для игры писать нужно.

Champiritas
Оценил книгу

Аннотация заманивает читателя, обещает в книге размышления о музыке, смысле жизни.... Конечно же, как тут не повестись? Интерес живенько пробуждается!
К сожалению, лично меня книга разочаровала. Я всё ждала, когда ж начнётся о главном? Когда про музыку? Когда про жизнь? Где обещанное? Ну да, что-то там проскочило, какие-то скелеты в шкафу, какая-то ностальгия, но всё это под слоем обыденности.... Очень скучно было читать, что они там едят в ресторане, кого вспоминают, семейная история Микеля как-то не задевает за живое вообще. Потом вроде как началось... про музыку, но до того скучно! Даже мне, человеку, который ею занимается..... Я разочаровалась окончательно. Подача просто никакая!!!
Я ждала чего-то похожего на "Колокола" Харвелла или "Плача к небесам" Энн Райс, к сожалению, это не то, не то.....

Unikko
Оценил книгу

Во время знаменитой встречи с Альбаном Бергом в Вене в 1928 году Джордж Гершвин, после исполнения Лирической сюиты Берга, сыграл несколько своих песен и был крайне удивлён искреннему восторгу австрийского композитора. «Как вам может нравиться моя музыка, если вы сочиняете совершенно в другом роде?» - спросил Гершвин. «Музыка – это музыка», - ответил Альбан Берг. А герой Жауме Кабре мог бы сказать «жизнь – это жизнь». Роман «Тень евнуха» не просто повторяет структуру скрипичного концерта (первая часть – юность героя, вторая – «история смерти и преображения»), но и следует берговской концепции музыки как единого целого. Гармония или атональность, народная танцевальная мелодия или хорал Баха, Шёнберг или Вайль – музыка постоянно меняется, но всегда остаётся музыкой.

Первая тема двухчастного романа-концерта – Микель Женсана. Вторая («побочная партия») - дядя Маурисий. Развитие тем не однородно, автор как будто постоянно их «перетасовывает»: в одном предложении речь идёт о Микеле, в следующем – говорит Маурисий, затем снова вступает главный рассказчик, но говорит о себе от третьего лица. Драматургия сюжета строится на своеобразных «трио»: три школьных друга, три истории любви, три тайны. При этом история каждого персонажа романа – Трагедия. Даже если она – как подозревает читатель - плод воображения рассказчика. Здесь наблюдается тот же эффект, что и с музыкой: как только мы вслушиваемся в шум, он становится музыкой, как только кто-то (в данном случае Жулия, собеседница рассказчика) поверила в историю, «оживает» её герой. Атмосфера неопределенности, столь свойственная Бергу, сохраняется и у Кабре. Существовал ли дядя Маурисий и вообще семья Женсана в семи поколениях (Берг, как известно, свою биографию «придумал»)? Вся ли история, рассказанная Микелем, правдива? Но что такое правда? И что в литературе (или музыке) реально кроме чувств читателя (или слушателя)?