Юрий Нагибин — отзывы о творчестве автора и мнения читателей

Отзывы на книги автора «Юрий Нагибин»

24 
отзыва

red_star

Оценил книгу

Странная детская книга. Или просто недетская – книга жутко пропитана смертью, которая как будто бы витала рядом с Гагариным.

Короткие, рубленные рассказы, просто эпизоды – первые занятия в школе, оккупация, первые смерти, почти повешенный немцем брат, освобождение, литейка, аэроклуб, флешбек о сбитом фашистами нашем истребителе, летное училище, Север, гибель товарища, подготовка к полету, последующая слава, смерть. Все это хорошим, гладким языком, но почему-то часто страшно, какой-то неизвестности, хотя вроде бы почти все известно.

Несколько рецензий на эту книгу пишут о советской пропаганде, якобы присутствующей в этих рассказах Нагибина. Что-то, вероятно, с моей оптикой, но я часто не могу понять – что так современные читатели называют? Советский взгляд на мир? Особую пикантность обвинениям Нагибина в советской пропаганде придает то, что он подписал в 1993 году «Письмо сорока двух», как бы это помягче сказать, исходя из совсем других позиций.

Впечатлили меня, как часто бывает, детали. Упоминание гетмана Жолкевского, романовского полушубка, настойчивые, очень настойчивые телеологические звездные и космические аллюзии, весь текст ими пронизан.

А острее всего меня щелкнуло стихотворение, которое автор вложил в уста Гагарина на первом школьном уроке. Нагибин не пишет ни автора, ни названия, только цитирует. Однако Гугл знает все, и маленький Юра читал стихотворение Янки Купалы 1935 года «Хлопчык і лётчык» в русском переводе. Позвольте мне процитировать трогательный оригинал:

— Мой мілы таварыш, мой лётчык,
Вазьмі ты з сабою мяне!
Я — ведай — вялікі ўжо хлопчык
I ўмею ўжо лётаць у сне.

Мне мама сягоння казала,
Што стукнула мне ўжо сем год.
Табе гэта, можа, і мала,
А мне ляцець толькі ў палёт.

Мне ўжо надакучыла дома —
У дзіцячы хадзі адно сад.
А так паглядзеў бы, вядома,
На іншы парадак і лад.

11 октября 2018
LiveLib

Поделиться

fullback34

Оценил книгу

Как у Ахматовой: если бы вы знали, из какого сора растут стихи? С «Дневником» - та же самая история. Предельно откровенная. Откровенная, открытая в первую очередь возможностью поразмышлять над мотивами действий/бездействий, чем над собственно фактурой. А коли есть возможность подумать, поразмыслить над прочитанным, значит, книга «выстрелила», сработала. И, как говорил Герцен, «книга – акушерка мысли», - всё точно.

Концептуально: Нагибин совершенно справедливо определяет главное – дневник – документ эпохи. Возможно, это не совсем точно, потому что всё же это – не хронология 20 века в исполнении Советского Союза. Но это – заметки «по поводу» человека умного, успешного, столько же внутренне слабого, несомненно, надломленного. Это – конформист, где-то напоминающий героя Моравиа и Бертолуччи.

Тварь дрожащая или право имею? Всё-таки – не Раскольников автор. И бунта не было и не мыслилось его. Была формула прямо скажем безбедного существования (Юрий Маркович упоминает 2 домработниц, дежурного водителя, 25 или 30 стран, им посещенные), не говоря по мелочи о квартирах или машинах. Этот пунктик – материальное обеспечение – сколько из уехавших и из оставшихся, - сколько их, споткнувшихся на этом вопросе, ну или испорченных этим вопросом! Это – плюсом к обычным выяснениям внутри богемы, кто гениальней. Сколько добрых слов можно найти на страницах «Дневника» по поводу коллег по цеху, что, вообще говоря, никаким секретом не является, но всегда интересны читателям вне тусовки писателей: а у них как? Да вот так, как в этой книжке. Только Нагибин более откровенен и открыт.

Заведомо, всегда ущербная, уязвимая позиция богемы советской, говорящей о невыносимой легкости бытия в Союзе: как гнобили, как не пускали книг, картин, как не выпускали, не брали, не давали, не признавали и проч. Это говорят люди, жившие на порядок лучше самого передового класса общества! Вечная фига в кармане. Уж и не знаю, кто лучше или что лучше: откровенные дуболомы, как у Урфина Джюса, или вечные «бунтари», чей бунт дальше кухни не выходит?

Конечно, пишет и размышляет умный, талантливый, скорее всего трудоголик. Человек, сделавший себя сам. Не помешал ему тоталитаризм подняться в первый эшелон советской элиты. Писал много, зарабатывал много, женщин любил многих, пил много. Ну скорее всего завидовал многим – а кто не завидует? Обижался на кровавый режим, обеспечивший ему, повторюсь, условия – мама не горюй, обижался, что не брали куда-то, то на Олимпиаду очередную, то на вручение «Оскара» за «Дерсу». Да, по-человечески понятна и обида, и несправедливость. Но это – так, по мелочи. И он сам всё это понимает. Понимает – и пьет, то есть бунтует по-советски.

Интересные нашел факты и фразы. Например, автор говорит, что ни Достоевский, ни Чехов, ни Цветаева, - никто из них своих произведений не читали. Или, что как среди людей вообще, так особенно среди писателей «грязно и мерзко среди людишек». Ну что, флаг в руки, что называется! Приводит Юрий Маркович такое выражение Есенина: «Душа – непосильная тяжесть для человека». И своё: жестокая мудрость старости. Не совсем понял вот, что: по установленному порядку на биеннале, как я понял, это церемония награждения «Оскаром», потому что речь шла о фильме «Дерсу Узала», можно было ехать только одному человеку. Так вот, его не пустили и поехал «стукач», как он выразился. Стукач – это кто? Куросава? Али же кто-то там ещё? Если кто прочел – помогите разобраться. Об отношениях, браке с Беллой Ахмадуллиной откровенней говорил Василий Аксенов, чем Юрий Маркович.

Книга – специфическая, интересная, на самом деле – документ, субъективный, разумеется, эпохи. Книжка живого, успешного, ошибающегося, где-то отталкивающего человека. К прочтению.

Из подборки "100 книг, которые нужно прочесть прежде, чем..."

31 декабря 2013
LiveLib

Поделиться

palych

Оценил книгу

Нелегкое это чтение. Порой кажется, что о некоторых вещах не стоит и писать, тем более публиковать. Но, тем не менее, на страницах дневника много интересного. Это и описания природы – охота, Мещера, Тригорское. Хлесткие характеристики коллег по «писательскому цеху». Например, о В.Кожевникове – « Галилей, вбежавший в застенок инквизиции с криком: «А все-таки она не вертится». О похоронах Платонова – «этого самого русского человека хоронили на армянском кладбище. Наглядевшись на эти самые пристойные, какие только могут быть похороны, я дал себе слово никогда не умирать». О сталинском времени – «Дикая ирония: весь день восхвалять «бога», а ночью трястись от страха перед «громом небесным» (1949). О писательском съезде: «Ужасающая ложь почти тысячи человек, которые вовсе не сговаривались между собой. Благородная седина, устало-бурый лик, грудной голос и низкая (за такое секут публично) ложь Федина. А серебряно-седой, чуть гипертонизированный, ровно румяный Фадеев – и ложь, утратившая у него даже способность самообновления; страшный петрушка Шолохов, гангстер Симонов и бледно-потный уголовник Грибачев. Вот уж вспомнишь гоголевское: ни одного лица, кругом какие то свиные рыла». Интересны высказывания Нагибина об А. Каплере, П. Нилине, К. Симонове, В. Астафьеве, Е. Носове, Е. Евтушенко, А. Кончаловском, С. Гейченко и о многих других известных писателях, музыкантах.
В предисловии к дневнику Ю. Нагибин интересно характеризует само понятие «дневник». «Эта книга названа дневник. Но является ли она таковой на самом деле? В слово «дневник» заложено понятие фиксации прожитых дней, он ведется изо дня в день. Конечно, возможны пропуски – по болезни, занятости автора или по другим причинам, но в принципе – это жизнь, прослеженная в днях, а не как Бог на душу положит, с пропусками порой в целый год. И непременно указывается дата каждой записи; четкая хронологическая последовательность фиксируемых событий и переживаний автора – непременное требование, предъявляемое к дневнику».
14 марта 2009
LiveLib

Поделиться

kisunika

Оценил книгу

Я никогда не читала Нагибина, ни одного рассказа или повести. А потом наткнулась у кого-то в жж на пару цитат из дневника – и поняла, что хочу, очень хочу прочитать этот дневник. И когда оказалось, что он есть в продаже и он стоит 2 доллара, я его сразу заказала, не раздумывая. Просто с такими книгами всегда есть шанс нарваться на скучную прозу, или на сплошные банальности, или на бедный казенный язык, или просто на мемуары какого-то ужасно неприятного человека…
Но в случае с Нагибиным мне очень повезло. Его дневник стал для меня одной из самых интересных и приятных книг не только в этом жанре, но и вообще. Я читала его обычно по ночам, когда Семен уже спал. Тихий свет лампы, плед, последняя спокойная и неторопливая чашка чая, и страницы, страницы, которых семьсот, которые перелистываешь и хочешь, чтоб они никогда не кончались…
Самое интересное, что как человек Нагибин мне не сильно приятен. Человек, всегда живший только так, как ему самому удобно. Сменил пять или шесть жен, но не завел ни одного ребенка. Зато у него всю жизнь были собаки с детскими именами – Лешка, Митька, Проня. Наверное, они частично заменяли ему детей. Но при этом не мешали литературной работе, не отвлекали разговорами, ими не нужно было заниматься… Еще он очень любил рыбалку и охоту, а мне охотники очень неприятны. Ну и много еще нюансов. Даже то, что о женщинах он в первой половине дневника говорил не иначе, как «бабы». Ну да, я видела его фотографии (в Дневнике их нет, зато есть в интернете), он породистый и крепкий был мужчина, и в «бабах» недостатка не испытывал наверняка.
Еще он очень старался выжимать для себя побольше поездок за границу – что я, в общем-то, могу понять, в советские времена выбраться за рубеж было на грани фантастики, но вот Нагибин ездил каждый год и объехал весь мир практически. И очень болезненно переживал отказы, когда его за границу не выпускали.
Еще в санаториях и домах писателя постоянно отдыхал. А чтобы зарабатывать побольше, брался за «халтурки» и писал много сценариев (копирайта-то тогда еще не было:))))). Из этого и состояла его жизнь – загранпоездки, дома отдыха, охота, поездки по российской глубинке, дачное лето, сценарии, собаки, «бабы» (ну или потом уже – женщины, в период Ахмадуллиной и последней жены, Аллы).
В молодости ему было некогда писать дневники – он зарабатывал-кутил-гулял-охотился-путешествовал, много пил, ну и «бабы», опять же… И писал порой пару раз в год. Понравилась его традиция подводить итоги в последний день года – совсем как у нас в интернете и в блогах сейчас. К старости записей становилось больше… И такой у него хороший слог и яркий, богатый лексикон, так умело он русским языком пользовался, и такая картина жизни сложилась в этих дневниках у него – с 40-х годов и до 80-х, вся «взрослая» жизнь, с поездками и друзьями, со сменой жен, выходом новых книг, смертью старых собак и появлением новых щенков, с размышлениями о любви, о людях, о родителях, с дачными прогулками и радостью, когда удавалось увидеть лосенка или интересную птицу (и вот как эта радость перекликается со стремлением стрелять и убивать? Я не знаю)… И чужие истории порой в этом дневнике тоже есть, он очень много с людьми общался и записывал иногда то, что его особенно поражало… И описания у него всегда емкие, яркие, и слова он всегда такие находит точные и небанальные… Ну и в целом, все-таки, его взгляды на жизнь, на общество, политику, на человеческие отношения мне отчасти близки, наверное, раз с таким упоением прочла… И этот эгоизм писательский и человеческий, это самокопание, эти переживания по поводу и без, - а наверное, люди другого сорта и не пишут дневники и не испытывают желания говорить с самим собой?
Рекомендую всем, кто любит мемуары, дневники, воспоминания. Я в основном женские воспоминания читаю, и вот сравниваю – да, у Нагибина очень «мужской» дневник, и акценты на другом расставлены. Но этим он и интересен.

17 декабря 2014
LiveLib

Поделиться

sergei_kalinin

Оценил книгу

Что-то в последнее время подсел я на Нагибина... Что бы там ни говорили, но хорошая литература в СССР была, и тексты Юрия Нагибина тому наглядный пример.

Все вещи в этом сборнике по-своему хороши, но вот заглавная - повесть "Встань и иди" - меня просто порвала :(. Думаю, что книгу стоит читать хотя бы ради неё одной...

Сама по себе повесть уникальна: автор очень долго прятал её ( http://newokruga.ru/30-let-povest-vstan-i-idi-yuriy-nagibin-pryatal-v-lesu/ ), так как в ней много личной боли и правды о сталинских лагерях. Нет, это не наблюдения изнутри лагерной жизни. Это до предела биографичный текст о том, как система ломала человеческие судьбы, отобрав у главного героя отца, исковеркав его отношения с ним.

По форме текст - это типичный "роман взросления". Где есть воспоминания мальчика о восхитительном и могучем отце, наделённом множеством талантов. Есть подростково-юношеское разочарование ("Он всего-лишь обычный человек, а не полубог"). Есть стремление быть лучше, конкурировать, показать всему миру, что "я не хуже (достоин) его". Есть в конце также принятие его (отца) настоящего, и глубокое уважение к его мудрости, опыту и действительно сильным сторонам его личности.

Но ко всем этим, в общем-то естественным, этапам мужского становления добавляется дух времени. Точнее, ужас того времени... Гордость отцом сменяется сомнением ("А вдруг его за дело посадили?"), страхом ("Что теперь без него будет с нами?"), стремлением спасти его из лагеря, или хотя бы немного облегчить его жизнь. Сомнения и страхи переживаются ГГ как "душевная дрянь", перебороть в себе которую, ох, как не просто :(. А слабый отец, которого нужно "спасать" и о котором надо "заботиться" неожиданно оказывается более мужественным и сильным, чем его "успешный" сын.

Зигмунд Фрейд (кажется) в своё время цитировал древнюю арабскую пословицу: "Настоящий мужчина рождается только после смерти отца". Разумеется, он подразумевал психоаналитические заморочки - Эдипов комплекс и всё такое... Вроде как убиваешь в самом себе страх перед отцовскими фигурами, и сам становишься отцом. Но примитивненько это всё как-то у Фрейда :((( Упрощено до невозможности, потому что кроме банальной конкуренции двух самцов за альфа-статус есть ещё между отцом и сыном уважение, любовь, благодарность, дружба, забота - и много ещё чего хорошего и плохого! И вот эту самую глубину и многомерность отношений Нагибин раскрывает удивительно тонко и точно.

Ещё раз не соглашусь вот с Фрейдом... Если отцы умирают рано, то мы получаем поколение "вечных мальчиков", растущих как трава в поле и/или искорёженных однобоким женским воспитанием. А в современном обществе отцы умирают поздно (хорошая медицина, высокий уровень жизни и т.п.). И что - настоящие мужчины больше совсем не рождаются?!

Становление мужчины меньше всего происходит через смерть отца (реальную или символическую, как у Фрейда). Оно происходит благодаря способности взять "силу сильного". Кто-то просто неосознанно подражает и перенимает. А кто-то сознательно работает над собой - выстраивая себя относительно "настоящего" мужчины (=отца).

Процесс этот непростой, а тут в повести сама жизнь ставит уникальный эксперимент - когда встречи ГГ с отцом происходят урывками и на фоне лагерных пейзажей. Когда во время каждой новой встречи он заново открывает своего отца и заново переоценивает собственную "мужественность". И даже если всё это и начинается как "эдиповы догонялки" (стремление ГГ доказать самому себе, что не хуже/достоин похвалы своего отца), то путь этот заводит его очень глубоко. И проводит к благодарности, к пониманию собственной уникальности и силы.

И в самом конце текста (цитата): "...я вновь обрел то странное, острое, непонятно властное, что называется редко звучащим на моих губах словом "отец". Обычно с отцом связывает сильное начало в душе человека. Для меня же это было иным: мягким, страдающим, спасающим от последней грубости. Я должен быть ему благодарен больше, чем любой другой сын благодарен отцу, кормившему, поившему, одевавшему, воспитывавшему его. Я кормил, поил, одевал отца. И тут мое чувство совершенно свободно. Но благодаря отцу я узнал столько всяческой боли, сколько не причинила мне вся моя остальная жизнь. Это единственная основа моего душевного опыта, остальное во мне дрянь и грубость".

И главный нагибинский ответ Фрейду: мужчина становится мужчиной не после смерти отца, он становится им, когда становится отцом по отношению к собственному отцу.

PS (личное) Вселенная в очередной раз удивляет меня... Ещё не прошло года, как из жизни ушёл мой отец. И складывается впечатление, что вселенная дарит мне тексты, которые помогают мне пережить это. Сначала это была книга С.Золотцева https://www.goodreads.com/review/show/1721792624 . Теперь вот текст Нагибина, который я выбрал совершенно наугад. И читал эту маленькую повесть необычайно долго, потому что нахлынуло столько воспоминаний о моём отце... Это большая работа души. И спасибо этой повести, она помогла мне многое понять в себе.

5 октября 2016
LiveLib

Поделиться

Antirishka

Оценил книгу

Книга оставила неоднозначное впечатление. Она представляет собой историю жизни Юрия Гагарина с детских лет и до смерти, но история эта не непрерывная, она представлена отдельными рассказами. И вот эти рассказы немного выбили меня из колеи, т.к. сначала они были достаточно связанными. Всё начинается в деревне Клушино на Смоленщине, куда пришла война, и где живет маленький мальчишка Юра Гагарин. Конечно, мальчишка прям идеальный, образец для советских мальчиков. И несколько рассказов как раз захватывают период войны и немцев в деревне, а потом оп! и пропущен большой промежуток времени и Юрий уже взрослый, делает свой выбор в пользу самолетов, а потом отобран Королёвым для полета в космос, потом о его славе после возвращения и о последнем полете. Я знаю, что во многом, наверное, моя вина, что я настроилась на рассказы, которые будут более последовательны и связаны, поэтому тут немного разочаровалась.

Хочется выделить слова об улыбке Гагарина, сказанные Королевым:

Сергей Палыч, неужели ты считаешь, что другие космонавты справились бы с заданием хуже, чем Гагарин?
— Ничуть! — горячо откликнулся Королев. — Придет время, и каждый из них превзойдет Гагарина. Но никто после полета так не улыбнется человечеству и Вселенной, как Юра Гагарин. А это очень важно, куда важнее, чем мы можем себе представить…

И сразу вспоминается эта улыбка, в ответ на которую тоже хочется улыбаться.

Я думаю, что эта книга будет интересна детям. Она написана легко, может, немного наивно, пропитана любовью и уважением к первому космонавту.

22 сентября 2017
LiveLib

Поделиться

Eshik

Оценил книгу

Есть такое выражение «добрая машина пропаганда». И оно полностью характеризует эту книгу. Для меня эту книгу оправдывает только её герой – Юрий Гагарин. Моя любовь к этой личности перекрывает всё.
Нагибин пишет книгу как по «заветам Ильича». Речевые штампы, затертые до дыр метафоры, очевидные параллели и слишком прямые приемы – это хозяева книги.
В произведении рассказывается о жизни героя с детских лет и до смерти, в конце приводится интервью с другом и коллегой Гагарина, Германом Титовым.
Казалось бы, как можно написать пафосной книгу о человеке, который совершил первый полет в космос! Первый, понимаете? Всё, что можно сказать о Гагарине хорошего должно ложится на эту историю. И всё же Нагибин умудрился написать книгу так, что от восторженности невольно начинаешь воротить нос. Например, маленький Юра рассказывает маме о мечте летать. Я не исключаю, что такой эпизод действительно был. Но какими словами это описано! Даже жену Гагарина Нагибин сравнивает со звездой. Словно только поэтому Юрий в неё и влюбился.
Отдельно стоит отметить, что Нагибин эксплуатирует прием сравнения. Сначала он сравнивает мальчика Юру с его одноклассником. Насколько храбр Юра, настолько же труслив одноклассник. Потом взрослый уже Юрий сравнивается с еще одним кандидатом в космонавты, который отбор не прошел. В книге даже сказано что-то вроде: «таким в космонавты нельзя». И это сравнение не идет Юрию на пользу. Зачем его с кем-то сравнивать, зачем противопоставлять? Гагарин герой сам по себе, без всяких уточнений и оглядок.
Книгу рекомендую читать любителям той космической романтики и конкретно Юрия Гагарина. А также тем, кому интересна советская пропаганда.

9 августа 2012
LiveLib

Поделиться

ToefieldHotters

Оценил книгу

Помнится, когда я заканчивала школу, наша покойная учительница говорила, что Нагибин - это единственное, что она считала на тот момент достойным явлением в относительно свежей литературе. А я прошла практически мимо.
"В те юные годы" я читала в свое время в журнале, рассказ посвящен памяти друга, с которым общался автор с раннего детства. Язык прекрасный, светлые воспоминания о юности вчерашних детей, уходивших на войну.
Интересные воспоминания про старую Москву. Ну, может, единственно неприятное, что было -по сравнению с, к примеру, детьми из Слепухина или Бориса Васильева, (а также из рассказов моих бабушек и дедушек), на выходе из школы это довольно искушенные и "прошаренные" ребята. Но в рассказе этого всего совсем немного, и выглядит довольно естественно.
"Терпение" прочитала сегодня, сижу и перевариваю. Неужели правда? "Такой любви нельзя не верить"... Вот это - и нагибинский "Дневник", который я почитываю с прошлого лета урывками, он мне порой физически неприятен. Это один человек писал? Вообще точно, один. И про свою первую любовь из "В те юные годы" тоже он же писал...
У меня иногда так бывает с писателями - мир автора мне одновременно притягателен и, с другой стороны, я понимаю, что это, к счастью для меня, не мой мир. И тогда я хочу для себя разобраться, что же здесь не так. Это ужасно интересно, и это, наверное, то, в том числе, для чего вообще читают книги, - посмотреть на мир так, как кто-то другой, побывать в других измерениях.
Мне ужасно неуютно в мире Нагибина, света не хватает. Одна вспышка первой любви на одного человека - за всю жизнь, и хватит, а после тоска, бессмысленность и холод? Слушала как-то интервью с режиссером Соловьевым, про его Анну Каренину, дословно не помню, но он сказал примерно, что людям приходится расплачитваться за вспышки того, что в нашем мире называется любовью. Получается, есть люди, которые так жизнь чувствуют. Я не верю во вспышки, и тем более не хочу ни за что расплачиваться, но в этой вселенной с такими вот фундаментальными законами мне интересно побродить, отчасти просто из любопытства, отчасти повысить свой эмоционально-социальный интеллект.
С автором знакомство продолжаю, задел что-то в душе.

3 апреля 2019
LiveLib

Поделиться

LiliyaGubich

Оценил книгу

"Терпение" – это рассказ о жизни одного советского семейства, о двух его поколениях, родителях и детях. Нагибин умудрился «втиснуть» в такой маленький объём содержание целого романа. Это рассказ о любви, о большой любви в очень трудных для этой любви обстоятельствах 20-го века.
Действие происходит в начале 70-х годов. Семья внешне вполне успешных, состоявшихся людей (муж – директор научного института, жена – ученый-микробиолог, доктор наук) вместе с детьми, сыном и дочерью, студентами престижного английского "иняза", на комфортабельном туристском теплоходе отправляются из Ленинграда на остров Богояр. Именно там произойдёт главное событие рассказа, та встреча, которая решительно изменит жизнь жены и матери семейства. Трудно рассказать сюжет без спойлеров, поэтому советую прочитать рассказ. Я уверена. вас поразить непредсказуемость финала. Здесь найдётся место и для любви, и для разочарования, и для обмана, и для предательства.

29 августа 2018
LiveLib

Поделиться

ink_myiasis

Оценил книгу

Запредельные дневники автора многих моих любимых фильмов «Председателя», «Семьи Ивановых», «Зимнего дуба». Это поистине пятидесятилетний массив грязи советской реальности. Менструальная кровь, обманы, воровство, убийства, беспринципность, клевета, доносы, оргии, алкоголизм – это все основные герои этих дневников. Носители всех этих качеств каждый по-своему уродлив и детально описан. Очень важная книга.

2 апреля 2015
LiveLib

Поделиться