Книга недоступна

Век хирургов

4,8
15 читателей оценили
270 печ. страниц
2016 год
Оцените книгу
  1. Zok_Valkov
    Оценил книгу

    Очарованная удачным сочетанием легкости изложения с большим количеством интересных фактов в предыдущей книге Торвальда «Век криминалистики» я с нетерпением ожидала «Век хирургов». И главным разочарованием стала художественная подача материала – линия жизни и поисков доктора Хартмана кажется натянутой и совершенно лишней. В ней совершенно не чувствуется необходимости. А вот фактическая сторона книги, если очистить с неё художественно-эмоциональную кожуру, очень познавательна и увлекательна. Мои знания об истории медицины более чем скромны – Парацельс, Авиценна, Ибн-Сина, а потом сразу Сеченов, Пирогов, Павлов. И то, для меня это скорее имена из данной области, нежели реальные представления о медицинской и научной деятельности. Еще одно знакомое мне имя – Флоренс Найтингейл, о её деятельности я хоть какое-то представление имею, и была удивлена, не встретив упоминания о ней в этой книге.

    Как оказалось, «век хирургов» - первая часть дилогии и найти «Империю хирургов» мне еще предстоит. Пока же приоткрыта завеса над открытием анестезии, становлением асептики и антисептики, а также первыми опытами хирургии внутренних органов. История медицины, как история любой науки полна личных трагедий и вдохновенных открытий. Меня, например, впечатлила история Хораса Уэллса – человека невольно ставшего наркоманом в ходе своих исследований. В поисках идеального газа способного выступить в качестве безвредного обезболивающего Уэллс поставил на себе десятки экспериментов и получил неизвестную тогда и разрушительную для психики зависимость – токсикоманию, которая привела его суициду.

    Начало книги, посвященное операциям в эпоху до наркоза, может шокировать современного человека. Читая чудовищные описания операций, я невольно спрашивала себя - какими психическими и физическими особенностями должен был отличаться врач этого времени? Да, жажда познания – великая движущая сила, но мне кажется, мало кому в современном мире её хватило бы, чтобы двигаться к цели через море крови, гноя и бесконечной боли, зная, что десятки людей умрут после твоего вмешательства. В этом смысле поучительна история венгерского акушера Игнаца Филиппа Земмельвайса. По мнению Торвальда, осознание того, что его нестерильные руки и инструменты могли стать причиной смерти от сепсиса многих рожениц мучило Земмельвайса столь сильно, что в атмосфере травли, которой его окружили коллеги за его «маниакальную чистоплотность», у него развилось серьезное психиатрическое заболевание. Земмельвайс закончил свои дни в психиатрической лечебнице, по иронии судьбы, умерев от того же сепсиса, борьбе с которым он посвятил свою жизнь.

    Но не хотелось бы создать у будущего читателя совсем уж неприглядную картину и отпугнуть мрачными заметками от прочтения. В «Веке хирургов» есть и прекрасные истории личного триумфа и признания. Думаю, каждое спасение человеческой жизни вдохновляло этих людей на дальнейшие изыскания и открытия.

    История хирургии в изложении Торвальда в этой книге заканчивается началом XX века и описанием случая первого официального хирургического вмешательства в сердечную мышцу.

    Хочется продолжения!

    Ведь впереди столько открытий, свершений и прорывов!

  2. bookeanarium
    Оценил книгу

    Книга «Век хирургов» - лучший способ осознать, что всего 170 лет назад наркоза не существовало, а антисанитария в операционных существовала вплоть до середины девяностых годов XIX века. Образ одноногого пирата (или однорукого, как Капитан Крюк) ещё и потому настолько устойчив, что во времена пиратства единственным способом не умереть от гангрены при переломе ноги или глубоком рассечении было ампутировать конечность. Как только хирургические инструменты додумались кипятить, в обиход вошли целиком металлические скальпели, деревянные ручки ушли в прошлое. Как только наркоз вошёл в обиход, одним из главных требований к хирургу перестала быть физическая сила.

    Век современной хирургии, по словам Юргена Торвальда, начинает отсчёт в 1846 году в американской больнице города Бостона, где впервые применили эфирный наркоз – обезболивание с помощью вдыхания определённого газа. И всего год спустя в большинстве стран начали оперировать без боли: удивительная скорость принятия новинки. Против обеззараживания инструментов и хирургического поля, даже против мытья рук сопротивлялись годами, с переменным успехом. Представьте себе персонал больницы, который живёт по заведённому распорядку, и вдруг от каждого теперь требуют постоянно мыть руки, а вспомогательному персоналу теперь ещё вменяется в обязанность регулярно менять и стирать простыни, перед каждой операцией кипятить инструменты, а ведь раньше их всего-навсего протирали о полы одежды.

    Штурм на антисанитарию продолжается, когда в качестве обеззараживающего вещества повсеместно пытались внедрить карболку: Луи Пастер и Крукс заметили, что карболовая кислота помогает избавляться от запаха гниения, но доказать эффективность препарата смог значительно позже только Роберт Кох, поначалу безвестный общинный врач. Ему удалось подкрасить и сфотографировать через микроскоп возбудителей краснухи, столбняка, гангрены, сибирской язвы. Но и доказать – ещё не значит найти возможность предотвратить. Даже вымытые до скрипа руки хирурга – не гарантия стерильной чистоты. Но выход нашёлся благодаря влюблённости одного балтиморского профессора хирургии, Уильяма Стюарта Хальстеда, в старшую медсестру, у которой карболовая кислота стала разъедать кожу рук. Карболовый спрей распыляли по операционной, в карболовом растворе держали инструменты, в нём замачивали шовный материал, да и просто раны заливали литрами разведённой карболовой кислоты: от такой концентрации у кого угодно начнётся раздражение от постоянного соприкосновения с препаратом. Профессор Хальстед решил исправить ситуацию и заказал в недавно открывшейся фирме «Goodyear Rubber Company», сейчас эта компания известна как производитель шин, тонкие резиновые перчатки для своей будущей супруги; и перчатки вскоре стали обязательным атрибутом всех операционных мира. Десятки таких правильных решений перечислены в книге «Век хирургов», и каждая удача обнадёживает.

  3. ink_myiasis
    Оценил книгу

    Очень жаль, что издание «Века хирургов» Юргена Торвальда не было замечено и оценено по достоинству. Изданная чудовищно маленьким тиражом в 300 экземпляров, книга вполне очевидно станет библиофилической редкостью.

    Юрген Торвальд, автор самой известной в России книги по истории криминалистики «Век криминалистики», писал также и по истории медицины. Книга «Век хирургов» посвященная нелегкому акту открытия и внедрения революционных для хирургии средств. Главный повествователь книги - это хирург, дед автора, Генри Стивен Хартман - человек удивительной судьбы, который имел контакты со многими выдающимися хирургами и врачами своего времени.

    Книга затрагивает основные революционные события в хирургии 19 века. Открытие наркоза, лечение мочекаменной болезни, открытие антисептики, резекция желудка и первая операция на сердце. Поразительно, с каким трудом и драмой могли вводиться в научную практику эти революционные открытия. К примеру, чтобы внедрить очевидные для нас представления об антисептике, потребовалось порядка двадцати лет борьбы с постностью старых учений. Дело в том, что хирурги старой школы считали чудовищной ересью мыть руки, измазанные в препарированном трупе, перед осмотром послеродового влагалища.

    Автор мастерски балансирует между увлекательным историческим очерком и натуралистичным описанием телоразъятия. На мой взгляд, это одна из лучших non-fiction книг, вышедших в 2011 году по медицине. Так что скорее покупайте остатки «Века хирургов» в магазинах, пока книга полностью не исчезла.

  1. уклониться от использования Листерового метода лечения ран, оправдываясь его сложностью. Однако в несметном количестве больниц лечение карболовой кислотой прижилось-таки, во многом благодаря смерти хирургов-старожилов, зачастую их возглавлявших.
    25 июня 2018
  2. Ведь эти «спасители человеческих жизней» за всю свою жизнь даже единожды не вымыли перед операцией ни рук, ни инструментов, они так заносили свое операционное платье, что оно одеревенело от засохшей крови и гноя.
    25 июня 2018
  3. не покоятся ли представления о гное как благотворном и исцеляющем веществе на совершенно ложных идеях, на домыслах?
    25 июня 2018