Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Рецензии и отзывы на Жажда любви

Читайте в приложениях:
145 уже добавило
Оценка читателей
4.31
Написать рецензию
  • Mi_Iwaike
    Mi_Iwaike
    Оценка:
    73
    Если ты однажды решишь, что для утоления жажды у тебя нет иного выбора, кроме возможности осушить то, что попадется под руку, если даже это морская вода, то тебе ничего не остается...

    Книга-наслаждение. Упиваешься ею, как терпким вином вишнёвого цвета. Но осторожней, если выпьешь больше нормы, можешь опьянеть.
    Как Эцуко пьяна своей ревностью, как Якити пьян своей старостью, а Сабуро своей молодостью, свободой, вседозволенностью.
    Нет настоящей любви. Нет и всё тут. Муж Эцуко не любил её, постоянные любовницы, связи на стороне, интриги. Любила ли сама Эцуко его? Или только изнывала от ревности, основой которой являлась не любовь, а чувство собственности. А может лишь удовольствие? Ведь в ревности она находила смысл, смаковала свои страдания. Она явно не любила Якити, а любил ли он её? Что она для него? Всего лишь молодое тело, позволяющее делать с собой что захочется, всего лишь способ для удовлетворения потребностей. Эцуко не любила и Сабуро. Больная страсть, лишь новый повод для родной ревности. Сам же Сабуро нисколько не любил Миё. Всё вышло само собой, он лишь знал на что способен, что имеет возможности, но этот грубоватый деревенский паренёк просто не мог испытывать трепетных чувств.
    Юкио Мисима, гений японской литературы, обличает одного за другим, обнажая их внутренности, словно очищая лук от тонкой кожуры, словно разрезая внутренности, а эффект тот же, слёзы. Сильно. А что ещё может написать такая сильная и неординарная личность как Мисима?

    Читать полностью
  • nastena0310
    nastena0310
    Оценка:
    47
    Видя ее мучения, он понимал всю странность ее любви и всю парадоксальность их собственной близости.

    Небольшое произведение, но по мозгам бьет от души и с добрым (а точнее недобрым) чувством! Место действия: небольшая пригородная деревня в Японии. Время действия: вскоре после Второй Мировой. Герои романа: члены одной японской семьи Сугимото. Но семейка, мягко говоря, странная. Вместе живут отец Якити, его старший сын Кэнсукэ с женой Тиэко, вдова среднего сына Эцуко, жена младшего Асако (сам он в плену) с двумя детьми Нобуко и Нацуо и двое работников Сабуро и Миё. И вроде, если смотреть со стороны, обычная семья, но стоит заглянуть поглубже, там такое! Любовь, секс, драма, сплетни, коалиции одних против других, ревность, месть, самоистязание. Отец спит с вдовой родного сына, муж с женой упиваются чувством интеллектуального превосходства над другими, вдова не знает, что ей делать с внезапно вспыхнувшим чувством. И все это возведено в максимальную степень. Японская маска сдержанности, а под ней криком кричит женщина, изнывая от жажды любви, ласки, близости, обладания. Она сама не знает до конца чего она хочет. Тут еще и сословный момент имеет место быть. Ведь ее возлюбленный совсем другого круга и это проявляется во всем, начиная от внешнего облика (не отсюда ли целая эпопея с такой банальной вещью как носки?) и заканчивая тем, что она говорит, а он не слышит практически в физическом значении этого слова. Она говорит, намекает, объясняет, а для него это все равно, что телевизор с выключенным звуком: картинка есть, а идеи, мысли, понимания нет!

    Сабуро не понимал смысла ее слов, которые были за границами его словарного запаса. Эти слова принадлежали речи высшего сословия — как вещи, создаваемые на заказ. Он не слышал в них сердечности, они были излишни, звучали нескладно. Его связь с Миё ни в коем случае не могла быть продолжительной — их отношения были искренними, но скоротечными. Так два компаса реагируют друг на друга только на определенном расстоянии, но достаточно его увеличить — и взаимодействие прекращается. Слово «любовь» было неуместно в их отношениях.
    Он смотрел снизу вверх на Эцуко и видел в ней не женщину, а загадочное существо вроде сфинкса или чудовища, ведущего свою непонятную жизнь. Это был оголенный комок плоти и нервов, который кровоточил, страдал, ликовал и выл.

    И от этого непонимания, от этого внутреннего напряжения случается взрыв! Мощный, яркий, ужасный в своей предопределенности и извращенной логичности! Концовка меня поразила, но буквально через пару минут пришло осознание того, что по-другому быть и не могло.

    И чувствую, что мысленно возвращаться к роману я еще буду в ближайшие дни не раз, а не это ли лучшая реклама книги?)

    P.S.:
    оффтоп, я специально назвала всех по именам, ведь Кэнсукэ, гордящийся своей образованностью и начитанностью, хвастается тем, что он:

    Знал все без исключения длинные имена героев многочисленных русских романов.

    ))))

    Читать полностью
  • ksu12
    ksu12
    Оценка:
    44

    Для меня это не книга о жажде любви, может, конечно, это и любовь такая, не знаю, наверное, но для меня это уродливая любовь. Больше я услышала о мазохисткой жажде страдать, прям принимать мучения, а если нет причины, придумать ее самой, создать сначала силой воображения, а потом пошевелить ручками во имя исполнения.

    Эцуко.... мне ее не жаль совсем... я ее воспринимаю как ту кошку, которая скребет на свой хребет сама. Да ладно бы только на свой, она и людей рядом подхватывает, а остальных развлекает, как в цирке. Ужас, какая неприятная для меня особа. Эцуко приехала жить в деревню в большую семью после смерти мужа. Там она похоронила свою ревность. Ндааа... Ненадолго она ее похоронила-то... Жить без таких эмоций она не может. Надо найти. Найдет! Ушат воды хотелось вылить на эту Эцуко! Это любовь? Кто сказал? Ну, может и она. В своем болезненном занудстве. И сначала-то вроде мне казалось, что муж-то гад, изменщик же, безобразие... Но Эцуко для меня переплюнула всех изменщиков. Она сама запуталась и всех запутала в дебрях своих желаний пострадать.

    Все это уже превратилось в навязчивую идею. Очень запомнился эпизод с носками. Вообще все у нее очень навязчиво, а вот в искренние симпатии к людям от нее я не верю. Она сама себя обманывает, живет в иллюзиях, причем в каких-то сумасшедших иллюзиях. Так люди сходят с ума! Именно так, я думаю, у них повреждается разум, как у Эцуко. Она совершенно одурела от своих собственных выдумок. То, что происходит в конце, этого следовало ожидать. Без этого она тоже не может. Это любовь? Любовь должна хоть что-то созидать, хоть на время, должна дарить (и носки тут не при чем). А она жалит и жалит, как самый дикий скорпион. И вечно болтает! Сколько слов!

    Я верю, что есть такие женщины, я верю в такие мазохистские страсти-страдания. Просто их любовью называть не хочу. Пусть у них будет другое название. Душевное извращение, например, или одержимость. Больше подходит под то, что описано.
    В целом роман очень хороший, легко читается, несмотря на местный колорит. А страсти такие, они интернациональные, узнаваемые...Человек замыкается на страсти, а потом не знает, где выход...и да, может найти радикальный. Мир шире и больше, хорошо, если страсти глаза не застилают и не делают мир Уже, в противном случае - беда.
    В комментариях есть спойлеры.

    Дальше...

    Читать полностью
  • sireniti
    sireniti
    Оценка:
    41

    Драма Не любви. Спокойная, размеренная, наверное, вся японская проза такая. Читаешь, и думаешь:"Неужели и правда вот так может быть?"
    Такая жизнь, такие отношения, такая жажда любить и такая душевная чёрствость. Да уж, действительно, страшны те женщины, которые чего-то жаждут: любви, богатства, мужчину.

    Поначалу Эцуко вызывала сочувствие. Муж, который не обращал на неё внимания. Душевные терзания отвергнутой жены. Ну как тут мне, женщине, не возмутиться?
    Её исповедь звучит горько и невольно сопереживаешь:"Я только хотела, чтобы однажды утром, пока закрыты мои глаза, изменился бы весь мир. Вот-вот должно наступить это время — однажды утром, ясным утром. Это утро придет просто так, никто о нем не помолится, оно никому не будет принадлежать."
    А потом вдруг, как обухом по голове:"Я хотела бы вновь пережить это непереносимое чувство, когда сообщили о смерти моего мужа. Вот это было счастье!"

    И вот вдова начинает раскрываться по-новому. Первые звоночки уже были. Но я, заслеплённая сочувствием, их просмотрела. Но шоры спали, а Эцуко, как луковица, одна за другой теряла красивую яркую шелуху. И то, что открывалось взору, нравилось мне всё меньше и меньше.
    Болезненная какая-то тяга быть любимой. Настолько, что не постеснялась отдаться родному отцу недавно умершего мужа. Это же насколько надо чувствовать себя одинокрй, чтобы лечь в постель со стариком? Если бы он ещё вызывал симпатию...

    Но ничего, приноровилась, приспособилась, обрела, какую-никакую власть. И вдруг, вот неожиданность, на горизонте замаячило новое увлечение. Положила глаз на молодого, красивого слугу. Жажда любви вспыхнула с ещё большей силой. Но жажда любви и любить очень разные понятия. Сабуро ей был нужен, притягивал, потому что был к ней совершенно равнодушен:"Он смотрел снизу вверх на Эцуко и видел в ней не женщину, а загадочное существо вроде сфинкса или чудовища, ведущего свою непонятную жизнь. Это был оголенный комок плоти и нервов, который кровоточил, страдал, ликовал и выл." Не правда ли, очень странное описание, якобы влюблённой женщины?

    Страхи и стремления, характеры и привязанности, простые человеческие погрешности и страшные грехи,- книга как раз об этом. И, чего уж юлить, она и о любви тоже. Только любовь здесь особенная, такую не возвеличивают в стихах, о такой не поют в песнях.
    "Она словно бы пыталась войти в те двери, из которых все выходили,-"
    этой одной фразой о героине лучше и не скажешь. Противоречивая, ожесточённая, жаждущая любви женщина. Что может быть страшнее? Только смерть от её руки.

    Читать полностью
  • littleworm
    littleworm
    Оценка:
    40

    Как?! Как могло так случиться – я даже не планировала читать эту книгу. Я вообще необоснованно игнорировала Мисима. Нет ни одного разумного довода, почему я заранее решила обходить его стороной.
    Теперь уж я от него не отстану, загоревшись надеждой получить очередного любимчика.

    Японская литература действует на меня по-особенному, не могу сказать, что ей очень увлекаюсь, но если читаю, то обычно ощущаю себя кроликом, смотрящим на удава. Мне любопытна их отмороженность, быт, традиции, ментальность, схема поведения в любых ситуациях. Это тот случай, когда кажется – читаешь про инопланетяшек.
    Не всё написанное японцами вызывает у меня восторг. Но в данном случае он был явный.

    Ничего особенного в романе нет. Просто большая семья из сельской местности. Вдова приезжает жить к свекру в якобы большой дом. А там как в муравейнике… в маленьких комнатках на несколько татами(1,5 кв.м) живут слуги, невестка с детьми, сын с женой, и теперь еще и Эцуко пригрели.
    Есть в книги такой момент, когда девочка на муравейник льет кипяток и наблюдает как муравьи корчатся. Вот и я смотрела на это семейство, а оно корчится. Нет, не умирают, и никто на них ничего не льет, а они почему-то все равно корчатся.
    Нравится мне, ничего не могу поделать, я как та девчонка, наблюдаю… и не спрашивайте зачем?
    Нравится мне про мерзких людишек, слабых или сильных… главное порочных, грешных, сволочных.

    А Эцуко рассказывает свою нелегкую судьбу. Да так, что поначалу обнять ее хочется. Она так трепетна к своим чувствам, внимательна, бережлива. Ежедневно, еженощно взбивает их как облако и несет над собой, не касаясь. И чувства те, то сверкнут легким отблеском, то прольются слезами. Лучше конечно слезами. Надо что бы слезами! Нет слез, значит потрясти, выдавить… пусть текут кровавые!!! Надо утолить жажду…любить. Любить?! Или страдать?!
    Ах, Эцуко, ты так несчастна… так ранима.
    Ничего ей не надо в этой жизни, лишь быть счастливой и любимой. Ничего так не радует и не греет душонку, как ловить восхищенные, боготворящие тебя взгляды.
    И страдать… Вот это радость и смысл. Только такая женщина красива – любимая и страдающая, с аристократичной бледнотой, хрупка в свой полуобморочности. Тогда тебя жалеют, тогда ты можешь себе позволить чуть больше, чем просто счастливая.

    Знаете, как меня всё это бесило, вот просто слова найти трудно.
    Потому восторг.
    Не часто попадаешь на книги, на героев, от которых к середине романа в душе образуется холодец, подтряхивающий всё нутро.
    А значит, я в них поверила, раз они меня взбесили своим эгоизмом, пофигизмом, смиренностью, интригами, слабостью, ведомостью. Вот оно, что я ищу в книгах – живых людей, которых хочется найти и дать им в нос, плюнуть в лицо, обнять и пожалеть безмозглого барана.
    Вот тогда браво автор!
    Я тебе верю, я тебя люблю!

    «жалкое мыслеиспускание!» близко к сюжету...

    Первая любовь Эцуко, их отношения с мужем рассказаны не подробно. Можно строить много предположений и для меня это большой плюс. Не люблю разжеванных сюжетов.
    Была ли у мужа любовница? Или она сама ее придумала – склонна думать что была.
    Но дикое желание страдать у этой женщины явно выше желания любить. Точнее любовь и страдания для нее едины.
    Мне показалось, что она офигеть как собой восхищена. И черт возьми, я тоже ей восхищалась. Я до сих пор от нее под большим впечатлением и готова ее любить-ненавидеть.
    То, что она сделала со своей второй любовью ожидаемо, не зря она хотела его ухода.
    Но вот что любопытно, что же будет со свекром, если он перестанет ей восхищаться, благоговеть?
    Ох, она не примороженная морским ветерком японка, она огненная стихия за глыбой льда.
    И я еще не решила любить её или люто ненавидеть.

    Читать полностью
  • Оценка:
    Роман написан мастерски, мельчайшие психологические оттенки, детали национального быта, острый сюжет не оставили равнодушным. Сама трагедия любви, предполагавшей иную любовь, но столкнувшейся с эгоизмом и полным отсутствием романтического миросозерцания, напомнила незабвенную Маску... И конечно, Мисима продолжает излюбленную тему связи любви и смерти.