Кандид, или Оптимизм

4,4
35 читателей оценили
103 печ. страниц
2018 год
Оцените книгу

О книге

«Кандид, или Оптимизм» – известнейшее произведение философа, просветителя, знаменитого острослова Вольтера. Сатира на современников, созданная в период Семилетней войны, пережила века и сейчас воспринимается не столько как пародийный рассказ о реальных событиях, сколько как философская притча о бессилии разума перед массовой глупостью и жадностью, порождающими вооруженные противостояния, а также как насмешка над теми, кто надеется остаться в стороне от происходящего.

Подробная информация

Дата написания: 1745

Год издания: 2018

ISBN (EAN): 9785040955978

Дата поступления: 31 октября 2018

Объем: 186.4 тыс. знаков

  1. satanakoga
    Оценил книгу

    Снобистское вступление on.
    Эту небольшую книжечку я прочитала за две поездки в автобусе. Во время второй рядом со мной угнездились юные девицы, которые всю дорогу рассматривали на огромном планшете фотографии с какой-то весёлой вечеринки. Я, значит, Вольтера читаю, а они визжат и показывают друг друг и всему салону экран, где такие же юные и на вид безмозглые люди стоят на руках, танцуют на барной стойке и лежат на томных перилах грудью и ягодицами. А я при этом читаю Вольтера, получаю удовольствие и чувствую себя безнадёжно старой и скучной, если меня в их систему координат каким-то чудовищным образом впихнуть. Для себя-то я ещё ого-го, но вот тоже недавно встреченная вовсе не юная девица дикого вида, читающая в утреннем троллейбусе нечто средневеково-философское об ангелах (не дэн браун), тоже для себя ого-го, наверное.
    Снобистское вступление off.
    Вольтера раньше я почему-то боялась, отчего, зачем, что за глупость? Задорная ёрническая сказочка, имитирующая приключенческий роман воспитания, очень даже мне понравилась. Может быть, я не все намёки поняла, конечно, но язвительный авторский тон мне очень по душе. Героев бьют, пинают, бросают за решётку, проводят сквозь строй, вешают, топят, захватывают пираты, обжуливают, протыкают шпагой насквозь, а им всё нипочём. Я ни одного насовсем убитого главного героя не припоминаю, каждый обязательно чудесным образом ещё вылезет в тексте и поведает свою бредовую историю спасения. Куда там Санта-Барбаре до Вольтера, в самом деле.
    Что до заглавной темы - обстёбывания нынче популярного позитивного мышления, то для меня это вообще отдельная тема, из любимых. Нужно ли из говна извлекать позитив, который там непременно есть, стоит только поглубже руку засунуть? Или ну его, да пошли они, и лучше завернуться в плащ здорового отвращения и мизантропически уйти вдоль воображаемого мрачного морского берега? Обычно я выбираю второе, а изрядно испачканный позитив уношу в кармане плаща. Иногда достаю его и любуюсь на эту пакость. Прям как Вольтер.

  2. RoxeyRite
    Оценил книгу

    Несмотря на то, что "Кандид" чем-то похож на "Гулливера", он вызвал во мне меньше негатива. Возможно, сыграл роль объём — 220 страниц против 430. И всё же они явно из рядом лежавшего теста: грубая, ядовитая сатира, мерзкие подробные описания нелицеприятных вещей (как, например, солдаты, которые с голодухи решили срезать у молодых девушек по ползада на жаркое, и старуха, спутница Кандида и Кунигунды, которая на протяжении всей повести упоминает эти свои ползада. Или как тех же девушек насиловали и распарывали — всё в деталях и подробностях), тыканье своих реальных врагов в грязь посредством создания их аналогов в произведении...

    Позабавило, что описаний различных смертей второстепенных (да и не только) персонажей раза в три больше, чем самих смертей.

    Но всё же чем-то этот лейтмотив "всё к лучшему" и незамедлительное его опровержение при каждом упоминании зацепил. Находить во всём окружающем что-нибудь хорошее, конечно, нужная черта, однако застилать свои глаза сплошной радугой, не замечая обугленных брёвен вокруг — не самая верная позиция, обрекающая на всё большие разочарования в случае неподтверждения этой философии. Везде и во всём нужна золотая середина.

  3. old_bat
    Оценил книгу

    Поколение Вольтера странное немного. Непристойности в такой славной книге нашли! И запретили книгу даже! Какие там непристойности?! Ну, подумаешь, девушка показала юноше, как учитель обучал естествознанию ее родственницу. Неужели надо сразу поганой метлой парнишку из дому гнать! Вот и природа решила, что жестоко с ним поступили. И какие только кары не пришлось всему честному семейству пережить! И убивали-то их! И насиловали всех подряд! И сифилисом заражали! Но, ничего! Все сумели преодолеть бравые бароновские родственники!

    У меня были небольшие проблемки с именами. Все время хотелось имя подруги Кандида переименовать. Из Кунигунды Кунилингус сделать. Да и сам главный герой у меня упрямо ассоциировался с дрожжеподобными грибами рода Candida. Так и его хотелось полечить. Заодно с его наставником, так сказать. Ведь не зря ведь учитель Панглосс сумел излечиться от коварного сифилиса старанием бравых лекарей! Хоть и остался без уха и глаза. Издержки, однако. Чаще лишались мозгов и носа. Панглоссу повезло, да-а.

    А еще у меня протест возник. Значится, пока ты молода и красива, так за тобой весь свет волочится, а как только подурнеешь, то и на Кандида никаких прав не имеешь? Фу, стыдно должно быть, автор! Сам-то как? Помнишь все семьдесят два своих колена предков? Вот то-то же!

  1. Откапывая ошибки, теряют время, которое употребили бы, быть может, на открытие истин»
    16 мая 2019
  2. Читая в первый раз хорошую книгу, мы испытываем то же чувство, как при приобретении нового друга. Вновь прочитать уже читанную книгу – значит вновь увидеть старого друга»
    16 мая 2019
  3. Единственный способ заставить людей хорошо говорить о нас – это хорошо поступать самим» «Предрассудки – разум глупцов»
    16 мая 2019

Интересные факты

По жанру «Кандид, или Оптимизм» — философская повесть (conte philosophique) с налётом абсурдистики и цинизма, «замаскированная» под плутовской роман (форма восходит к «Правдивым историям» Лукиана). Герои повести — Кандид, его подруга Кунигунда и наставник Панглосс — колесят по всему обитаемому миру, присутствуя при сражениях Семилетней войны, взятии русскими Азова, Лиссабонском землетрясении, и даже посещают сказочную страну Эльдорадо.

Странствия героев служат автору поводом для того, чтобы высмеивать правительство, богословие, военное дело, литературу, искусство и метафизику, в особенности оптимиста Лейбница с его учением о том, что «всё к лучшему в этом лучшем из миров». Эти слова звучат саркастическим рефреном каждый раз, когда на долю героев выпадают новые бедствия.