Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Голубятня на желтой поляне

Голубятня на желтой поляне
Книга в данный момент недоступна
Оценка читателей
4.67

Трилогия «Голубятня на желтой поляне» повествует о судьбе разведчика Дальнего космоса Ярослава Родина и его друзей, которые вступили в борьбу с цивилизацией паразитов – «Тех, которые велят». Эта книга о том, как сила человеческих привязанностей оказывается сильнее межгалактических расстояний, безжалостного времени и поселившегося в мире зла. Правда, чтобы преодолеть одиночество, взрослым и юным героям надо пройти немало трудных путей и порой решаться на смертельный риск…

Лучшие рецензии
Antresolina
Antresolina
Оценка:
175

Впервые я пишу отзыв на Крапивина. А ведь это один из любимейших писателей с детства, на книгах которого я выросла и которые до сих пор читаю и перечитываю.
И вот - вчера вечером, после долгого обсуждения в комментариях любимых крапивинских книжек, почувствовала дикий приступ ностальгии, открыла "Голубятню", чтобы прочитать пару страничек, заглянуть на минуточку в Орехов и Старогорск, хотя бы мельком увидеть Яра, Юрку, Глеба, Гельку, Янку. Конечно же, какая там минуточка - читала всю ночь до утра, не в силах оторваться. До конца, до слов "Это ты, что ли...", от которых всегда слезы на глазах. В который раз.
Поэтому хочу на законных основаниях наконец-то признаться в любви к писателю, всем его книгам и самой любимой из них - "Голубятне".

За что я люблю Владислава Петровича. Это человек, посвятивший свою жизнь детям. Он не только написал множество замечательных книг, на которых выросло не одно поколение хороших людей ( а уверена, что дети, читавшие и любившие Крапивина, не могут вырасти подлыми и злыми людьми). Он воплощал все, о чем пишет, наяву, в своем отряде "Каравелла", руководил им больше 30 лет и все это время был бок о бок с мальчишками, о которых пишет, занимался с ними делами, о которых пишет. Для меня это пример честности в своей профессии и преданности идеалам не на словах, а на деле.

За что я люблю книги Крапивина. Они со мной всю сознательную жизнь, с детства. Я росла с этими героями, переживала с ними радости и горести, впутывалась в захватывающие приключения и принимала мучительные решения. Для меня навсегда понятия "совесть", "честность", "дружба", "преданность", "смелость" сплелись в сознании с крапивинскими книгами. И пусть сейчас эти понятия не в цене, пусть многие говорят снисходительно в рецензиях, мол, идеализм, максимализм, неискренность... Пусть. Да, это чертова романтика. Романтика Дружбы, Честности, Тайны, Дороги. Но почему же эти книжки мне кажутся более настоящими и реальными, чем сотни "взрослых" и "жизненных" книг? Я хочу верить, что это до сих пор не пустые слова, я не позволяю им для себя стать пустыми. И за это спасибо в том числе и книжкам.
Да, сейчас я выросла и уже вряд ли буду перечитывать, к примеру "Оруженосца Кашку". Но ко всем героям, даже к тем, с кем я давно уже не встречалась, у меня осталось чувство бесконечной нежности и благодарности за то, что они были, есть и будут.

За что я люблю "Голубятню". Для меня это квинтэссенция всего дорогого и любимого, что есть в его произведениях. Именно ее я чаще всего снимаю с полки, именно этих героев больше всего люблю.
Она при каждом прочтении неизменно меня восхищает своим хитросплетенным замыслом, сюжетом, слогом, атмосферой, героями, идеями.

Первая часть, "Голубятня в Орехове", с дурашливой ребячей беготней в начале, быстро приковывает мрачной загадочностью и фантастической составляющей, но вскоре превращается в удушливый, вязкий кошмар. Там все по законам страшного сна - странные, но не удивляющие перемещения во времени и пространстве, давящая, удушливая атмосфера, предчувствие неотвратимого несчастья, попытки спасения и, наконец, понимание правил игры и желание бороться.

Вторая часть, "Праздник лета в Старогорске" - моя любимая)) Она вся похожа на ясный летний день, с друзьями, мелкие обиды на которых вскоре забываются, манящими загадками и тайнами. И именно здесь мои любимые Гелька, Юрка, Глеб, Ерема и Янка. Эта часть - маленькое чудо! И - Дорога, неизвестность, выбор.

Третья часть, "Мальчик и ящерка" - самая остросюжетная и напряженная, в ней судьбы героев сплетаются в тугой клубок. Она заставляет замирать, затаив дыхание, ломать голову, чертить схемы, и возвращаться к началу. И после того как закрыта последняя страница и на глазах еще не высохли слезы, в душе снова чувство бесконечной любви и восхищения.

Эта книга для меня - нечто бесконечно дорогое, сокровенное, личное. Мне хочется ее укрыть, защитить от чужих взглядов не тех людей, слишком взрослых, и циничных, тех, кто пожмет плечами, скажет что-то равнодушное. И вместе с тем хочется поделиться ею со своими людьми, как дорогим сокровищем. Она - как тайный знак, общий код, признак родства душ.

Неизгладимое. Родное. Любимое.

И напоследок - несколько моих любимых иллюстраций Евгении Стерлиговой к "Голубятне"

Читать полностью
Kwinto
Kwinto
Оценка:
92
Счастье - когда счастливы те, кого любишь. И когда они есть - те, кого ты любишь...

Простая истина в, казалось бы, детской книге.

В любой галактике, в любом параллельном пространстве "чтобы жить, человек должен любить. Кого-то или что-то." Где бы ни происходило действие и ни развивалась история, будь то в Орехове вблизи желтой поляны из одуванчиков или в Старогорске, человек живет любовью, той, в которой заключена "тревога и боль друг за друга..."

Для меня эта трилогия стала своего рода открытием нового Крапивина. Я привыкла и горячо люблю его мальчишек, таких простых и искренних, открытых и даже немного "колючих". Но здесь так много того, что мне далеко - космос, разведчики дальних пространств, бесконечность Вселенной... Но эмоциональность, яркие персонажи, честь и честность определили мое отношение к книге. Она многогранна, но в каждой ее части, в каждом кусочке мозаики, в которую потом сложится вся история, заключен большой смысл, трагедия жизни и преданность идеалам и принципам.

За последние дни все эти ребята - Алька, Тик, Данка, Чита, Гелька, Янка, Юрик - стали чем-то большим, чем просто персонажи очередной книги. А робот Ерёма! А роботенок Васька! Ведь они настолько живые, настолько трогательные, что не могут не затронуть глубин сердца! В них вся невысказанная боль и душевное тепло, в них трепет и тревога!

Да и тема затронута очень серьезная. Мы все, вольно или нет, живем по указке тех, которые велят. Да, они не похожи на манекенов и статуи в парках, они не сделаны из глины, но они есть у каждого в жизни. Но дать достойный отпор, разрушить замкнутый круг может каждый.

Прекрасная книга! И я рада, что далась она мне не так легко, как я привыкла. Зато я смогла настолько прочувствовать, прожить ее, что уже который день болит в груди от переживаний и тревоги. И неотрывно преследует мысль: "Что с Гелькой?".

Читать полностью
Victor_V_Babikov
Victor_V_Babikov
Оценка:
41

Много позже пришло осознание, что я не только был современником выхода романа и земляком автора, но и в буквальном смысле вступал в мир взрослых по мере выхода этих номеров «Уральского следопыта» с иллюстрациями Евгении Стерлиговой. Как же вовремя это случилось!
Тогда же Владислав Крапивин делился с читателями журнала, как идёт работа над повестями. Первоначально никакой трилогии не было. Была повесть «Голубятня на жёлтой поляне». Вторую повесть «Праздник лета в Старогорске» напечатали через год, а появилась она в больнице, когда туда угодил автор, и у него образовалось много свободного времени. Но видно тема «Голубятни…» не отпускала. Она незримым пунктиром обозначилась и во второй повести. И когда автор поделился, что связь этих повестей между собой будет раскрыта в третьей – «Мальчик и ящерка» - это произвело большое впечатление! Ещё через год последняя увидела свет.
Уже когда прочитал всё, помню, поразила мысль, а что если бы автор не дожил до третьей части (в больницу с пустяками не попадают)? Сколько искорок погасло бы, сколько вселенных не состоялось бы? Тогда же возникла мечта экранизировать трилогию, непременно в кино! И названия никакого, кроме как «Голубятня на жёлтой поляне», не виделось. Как было приятно увидеть потом на книжном издании именно это название, относящееся уже ко всем трём повестям (первая часть стала называться просто «Голубятня в Орехове»)!
Это надо очень польстить жанру фэнтези, чтобы механически отнести к нему книгу. Здесь больше связи с уральскими сказами - по той мембране, что отделяет повседневность от сказки; по той лёгкости, с которой можно шагнуть из голубятни в космический корабль.
Средняя часть трилогии вышла в 1984 (знаменитом оруэлловском). Вместе с обрамляющими её повестями получилось примечательное совпадение. Ну, это так, в историческом плане.
Нет, всё-таки, тут столкновение массивнее и фундаментальнее, чем просто нестыковка и наложение параллельных реальностей. Мир детства и мир взрослых. Крапивину часто ставят в вину, что смерть слишком уж реально присутствует в его произведениях о детях. Но разве те взрослые, что не помнят своего детства, не убивают в себе того ребёнка, каковым они были? Или такова жертва, чтобы пройти во взрослый мир? Или взрослый мир – это вообще загробный мир ребёнка? Ну нет, у Крапивина всё сложнее, как и в жизни. Почему-то эти дети почувствовали в Яре своего, а взрослые зевнули такую опасность для своей реальности стоимостью в четыре копейки? А он в свою очередь видит странное тождество с собой в Игнатике. Странный Ерёма не успокаивается, пока не собирает себе сынишку. Ведь тут главное не переборщить. Не все дети «одинаково полезны». Просто неинтересные дети не являются героями этих повестей. Или показаны скучные взрослые как последняя точка в развитии таковых. Вот тут неуловимая атмосфера зыбкости и неустойчивости настоящего приходит в соприкосновение с чувствами потери и невозвратности. Возможно, взрослые получаются двумя способами: одни, как деревья, наращивают себя кольцами и в любой момент могут всегда обратиться к нужному слою; а другие, словно бабочки, полжизни живут гусеницами и потом ничего общего не имеют с собой в прошлом.
Трилогия должна была стать нашими «Звёздными войнами», а сложилось так, что «Звёздные войны», вернее, реальные войны стали нашей жизнью. В момент выхода книга могла нас предупредить, а теперь она всё объясняет. Вот он ваш вселенский заговор манекенов по производству горестей и печалей! Вот эти манекеноподобные рыжелицие, считающие, что они могут хоть что-то контролировать, и мнящие себя «Теми, которые велят»! Бормотунчик, милый, где же проходы между вселенными? Пусть эти остаются в своей четырёхкопеечной действительности!

Читать полностью
Лучшая цитата
Янка напряжённо спросил:
– Ты решил? Ты ведь хотел домой.
– Я хотел делать своё дело… И сейчас хочу. И вот смотрю – эта дорога. Кто-нибудь знает, что там впереди? Нельзя, братцы, идти назад, когда впереди такая дорога. Потом всю жизнь себе этого не простишь… А может, это и есть главное дело – узнать, куда она ведёт. Может, про эту дорогу я напишу свою книжку…
Оглавление
  • ГОЛУБЯТНЯ В ОРЕХОВЕ
  • Вступление
  • Глава первая
  • Глава вторая
  • Глава третья
  • Глава четвертая
  • Глава пятая
  • Глава шестая
  • Глава седьмая
  • ПРАЗДНИК ЛЕТА В СТАРОГОРСКЕ
  • Первая часть
  • Я БЕГУ, Я ТОРОПЛЮСЬ…
  • ОРДЕН АЛОГО ШИПОВНИКА
  • БРОДЯГА
  • ЗАСАДА НА СКРИПАЧА
  • Вторая часть
  • НАША КОМПАНИЯ
  • ОГНЕННЫЙ РЕЦЕПТ
  • ЛУННАЯ ПЕСНЯ
  • Третья часть
  • КОПЬЯ ВОЛШЕБНОЙ СТРАЖИ
  • ИСКОРКА
  • КЛОУН
  • Четвертая часть
  • ОТКРЫТИЕ
  • ГАЛАКТИКА
  • ТЕОРИЯ ПАРАЛЛЕЛЬНЫХ ПРОСТРАНСТВ
  • МЫ ЕДЕМ В БЕСКОНЕЧНОСТЬ
  • НА СТРЕЛКЕ
  • ДВОЕ НА РЕЛЬСАХ
  • МАЛЬЧИК И ЯЩЕРКА
  • АРСЕНАЛ
  • МАГИСТР
  • ВЕТЕРАН
  • СНЕЖНАЯ ПОЛЯНА
  • 2
  • 3
  • ОСЕНЬ В СТАРОГОРСКЕ
  • ВТОРОЙ ВИЗИТ МАГИСТРА
  • ОСОБАЯ ЦЕЛЬ
  • ВЕТЕРКИ
  • СТАНЦИЯ МОСТ