Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Колдун Игнат и люди

Колдун Игнат и люди
Бесплатно
Добавить в мои книги
435 уже добавили
Оценка читателей
4.04
Лучшие рецензии
korsi
korsi
Оценка:
48

А можно перестукиваться с Богом.

Объективно я понимаю и соглашаюсь с тем, что Пелевин — уже классик (вернее было бы сказать постнеклассик, но так короче). Я так думала, ещё когда не читала из него ничего кроме заголовка романа «Чапаев и Пустота» в списке литературы к вступительному экзамену. И теперь только лишний раз в этом убедилась. У него есть всё, что требуется современному классику: традиции, которые нельзя прервать, но можно пустить по иному руслу, чуткое восприятие динамичной и беспорядочной современности и подлинно трагическое осмысление нашей недавней истории («Водонапорная башня», «Онтология детства», «СССР Тайшоу Чжуань»).

Но какая бы всенародная смена белья ни ждала впереди, уже никому не отнять у прошлого того, что видел кто-то.
Субъективно интересные книги я делю на просто интересные и те, из-за которых я пропускаю свою остановку. Дочитывая сборник Пелевина в метро, я не только проехала свою станцию два раза, но и вышла потом не в ту сторону. Но даже и в перерывах на реальность продолжала ощущать наркотическое воздействие пелевинского мировидения. Что меня в нём больше всего радует, так это какое-то молекулярное взаимопроникновение миров по эту и по ту сторону печатного листа. Придушить собаку охота, когда он блеснёт глубокомысленной аллюзией и сам же, зараза, устами персонажа подсказывает, откуда цитата. Или в сказку в андерсеновской манере подмешивает эзотерический галлюциноген («Жизнь и приключения сарая номер XII»). Или заманивает читателя в самый центр гиперреалистической декорации, а потом схлопывает её, превратив в книжку-раскладушку («Девятый сон Веры Павловны»). Или, наоборот, выдёргивает кончики потусторонних ниток из гладкой вышивки реальности («Синий фонарь»). С этим автором держи ухо востро, он может сконструировать мир и перевернуть его с ног на голову одним словом. Шаг — и ты в зазеркалье.
...это оказалась обычная анкета. Саша присел на корточки и на колене, кое-как, стал вписывать ответы — где родился, когда, зачем и так далее.
Кто-то здесь на сайте когда-то сказал, что малая проза автора может служить хорошим пробником всего его творчества. Рассказы Пелевина — как минимум пример замечательного языка. Но даже при такой небольшой дозе философской взвеси я, наверное, уже не буду прежней теперь, когда я знаю, что такое мардонг и ухряб, и почему все вокруг спят.
Не читайте, люди, Пелевина. Спите спокойно.
Читать полностью
Argon_dog
Argon_dog
Оценка:
16

Неплохой рассказ. Вообще-то до этого у меня с Пелевиным как-то не слишком выходило - он мне, прямо скажем, не по душе. Но рассказ действительно неплохой и написан красиво. Правда, я бы, наверное, закончила его чуть раньше. Из чистой вредности.

EgorMikhaylov
EgorMikhaylov
Оценка:
15
Возможно, это мне снится, возможно - это снится вам, но безусловно одно: что-то происходит.


Едва ли не самое общее место в критике (преимущественно кухонной) современной литературы давно, уже лет пятнадцать как, стало то, что Виктор Олегович, знаете ли, исписался. Уже не тот, перо подвело, рука устала, фантазия ушла. Разумеется, это не так, и совсем недавние "Тау" и "Ананасная вода" тому примером. Однако, когда возьмёшь в руки старый сборник рассказов, понимаешь, что изменилось в Пелевине за эти десятилетия: он не то чтобы устал, но стал раздражённым, чего раньше за ним не воилось.

Вот и в этой книге Пелевин улыбается, смеётся, издевается - но деает всё это с какой-то удивительной нежностью к деконструируемой реальностью и препарируемому контексту. Верволки средней полосы, ребята в апокалиптичном пионерлагере, студенты, спящие на парах и в жизни, уборщицы общественных сортиров и глава государства, играющий судьбу страны на своём рояле - ко всем им Пелевин относится с неопределённым состраданием пополам с любовью, которой любят тех, кто снится.

Сборник балансирует между жанрами: слишком интеллигентный для сатиры, слишком смешной и сатирический для философского высказывания, слишком точный для шутки, Пелевин напрасно считается радикалом, на самом деле он парит среди жанров и чуть выше, смешивая их в неопределённых пропорциях и получает, как ни странно, настоящую литературу гоголевского уровня, замешанную на реалиях перестройки, но по высшему замыслу - вневременную. И именно из-за этого книги Виктора Олеговича, разумеется, будут читать в школах, хотя хотелось бы, чтобы под партой.

Читать полностью
Оглавление