Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Колдун Игнат и люди

Добавить в мои книги
435 уже добавили
Оценка читателей
4.04
Написать рецензию
  • korsi
    korsi
    Оценка:
    48

    А можно перестукиваться с Богом.

    Объективно я понимаю и соглашаюсь с тем, что Пелевин — уже классик (вернее было бы сказать постнеклассик, но так короче). Я так думала, ещё когда не читала из него ничего кроме заголовка романа «Чапаев и Пустота» в списке литературы к вступительному экзамену. И теперь только лишний раз в этом убедилась. У него есть всё, что требуется современному классику: традиции, которые нельзя прервать, но можно пустить по иному руслу, чуткое восприятие динамичной и беспорядочной современности и подлинно трагическое осмысление нашей недавней истории («Водонапорная башня», «Онтология детства», «СССР Тайшоу Чжуань»).

    Но какая бы всенародная смена белья ни ждала впереди, уже никому не отнять у прошлого того, что видел кто-то.
    Субъективно интересные книги я делю на просто интересные и те, из-за которых я пропускаю свою остановку. Дочитывая сборник Пелевина в метро, я не только проехала свою станцию два раза, но и вышла потом не в ту сторону. Но даже и в перерывах на реальность продолжала ощущать наркотическое воздействие пелевинского мировидения. Что меня в нём больше всего радует, так это какое-то молекулярное взаимопроникновение миров по эту и по ту сторону печатного листа. Придушить собаку охота, когда он блеснёт глубокомысленной аллюзией и сам же, зараза, устами персонажа подсказывает, откуда цитата. Или в сказку в андерсеновской манере подмешивает эзотерический галлюциноген («Жизнь и приключения сарая номер XII»). Или заманивает читателя в самый центр гиперреалистической декорации, а потом схлопывает её, превратив в книжку-раскладушку («Девятый сон Веры Павловны»). Или, наоборот, выдёргивает кончики потусторонних ниток из гладкой вышивки реальности («Синий фонарь»). С этим автором держи ухо востро, он может сконструировать мир и перевернуть его с ног на голову одним словом. Шаг — и ты в зазеркалье.
    ...это оказалась обычная анкета. Саша присел на корточки и на колене, кое-как, стал вписывать ответы — где родился, когда, зачем и так далее.
    Кто-то здесь на сайте когда-то сказал, что малая проза автора может служить хорошим пробником всего его творчества. Рассказы Пелевина — как минимум пример замечательного языка. Но даже при такой небольшой дозе философской взвеси я, наверное, уже не буду прежней теперь, когда я знаю, что такое мардонг и ухряб, и почему все вокруг спят.
    Не читайте, люди, Пелевина. Спите спокойно.
    Читать полностью
  • Argon_dog
    Argon_dog
    Оценка:
    16

    Неплохой рассказ. Вообще-то до этого у меня с Пелевиным как-то не слишком выходило - он мне, прямо скажем, не по душе. Но рассказ действительно неплохой и написан красиво. Правда, я бы, наверное, закончила его чуть раньше. Из чистой вредности.

  • EgorMikhaylov
    EgorMikhaylov
    Оценка:
    15
    Возможно, это мне снится, возможно - это снится вам, но безусловно одно: что-то происходит.


    Едва ли не самое общее место в критике (преимущественно кухонной) современной литературы давно, уже лет пятнадцать как, стало то, что Виктор Олегович, знаете ли, исписался. Уже не тот, перо подвело, рука устала, фантазия ушла. Разумеется, это не так, и совсем недавние "Тау" и "Ананасная вода" тому примером. Однако, когда возьмёшь в руки старый сборник рассказов, понимаешь, что изменилось в Пелевине за эти десятилетия: он не то чтобы устал, но стал раздражённым, чего раньше за ним не воилось.

    Вот и в этой книге Пелевин улыбается, смеётся, издевается - но деает всё это с какой-то удивительной нежностью к деконструируемой реальностью и препарируемому контексту. Верволки средней полосы, ребята в апокалиптичном пионерлагере, студенты, спящие на парах и в жизни, уборщицы общественных сортиров и глава государства, играющий судьбу страны на своём рояле - ко всем им Пелевин относится с неопределённым состраданием пополам с любовью, которой любят тех, кто снится.

    Сборник балансирует между жанрами: слишком интеллигентный для сатиры, слишком смешной и сатирический для философского высказывания, слишком точный для шутки, Пелевин напрасно считается радикалом, на самом деле он парит среди жанров и чуть выше, смешивая их в неопределённых пропорциях и получает, как ни странно, настоящую литературу гоголевского уровня, замешанную на реалиях перестройки, но по высшему замыслу - вневременную. И именно из-за этого книги Виктора Олеговича, разумеется, будут читать в школах, хотя хотелось бы, чтобы под партой.

    Читать полностью
  • mareela
    mareela
    Оценка:
    10

    Почитала — и вздохнула с облегчением. Видимо, еще не все у меня с Пелевиным потеряно. Зашло на ура. Очень круто описано восприятие окружающего мира волком: то, что он слышит, чувствует, как говорит, как двигается его тело. Ясно, что фантастика, но я бы не отказалась побывать в шкуре волка. Рассказ превзошел все ожидания. Очень все там по-доброму, душевненько так.

  • Evangella
    Evangella
    Оценка:
    9

    С Пелевиным я решила пойти от противного – начала его читать не с конца, как у меня обычно со многими писателями бывает, а с самого начала. Да еще и название заинтриговало. И да, оно случилось – я познала Ухряб )
    Сборник меня затянул мгновенно, я в нем застряла, как в горизонте событий черной дыры, в хорошем смысле этого сравнения. И вытягиваться оттуда не хотелось абсолютно.
    Атмосферность повествования, многовариантный взгляд на одни и те же события, сумасшедшая фантазия, сочный язык. Пелевин здесь, как всевидящее око Саурона, охватывает все и подсвечивает нужное внезапно с разных сторон. И все это со специфичным юмором.
    Однозначно, мой автор. Буду читать еще.

  • majj-s
    majj-s
    Оценка:
    9

    Заговорили о ретроградном Меркурии, о том, чего следует опасаться и от чего воздерживаться в этот период; что необходимо делать, а чего нельзя от слова "абсолютно". Время путаницы в делах и затрудненного взаимопонимания. Обещаниям не верить и самому не давать: ни ты своих не сумеешь в полном объеме выполнить, ни партнер, даже имея в виду самые добрые намерения (угу, "дес боас энтенсоез инферно шуэ" - благими намерениями ад полнится (португальская народная мудрость)).

    Нового не начинать - непременно упустишь из виду подводные камни; дорогостоящих покупок не совершать - или окажется бракованным или вовсе отпадет необходимость и впустую растратишь энергию, которая деньги. От коммерческих поездок воздержаться, если есть возможность. За исключением случаев восстановления былых связей. Всякого рода возвращения хороши на попятном Меркурии: вычитывание договоров; наведение порядка в делах; ремонт всего вышедшего из строя; объяснения с людьми из прошлого, если между ними и тобой осталось недопонимание; додумывание и переосмысление недодуманного прежде.

    Так, стоп, а я чем занимаюсь последнее время? И это при том, что как сапожник, который всё без сапог, не заглядывала в эфемериды хренову тучу времени. Не до того было. Подсознание, однако! Должным образом тренированное, само ведет в нужном направлении. А кроме сомнительных шуточек и панегириков себе любимой, это, и вправду, властное притяжение, которому бессмысленно противиться - вернуться, чтобы понять и додумать. Вспомнила днями пелевинскую "Онтологию детства", так, к слову пришлось и поняла, что хочу перечитать.

    У коротких рассказов, объединенных в сборники, есть свойство - слипаться сладким комом, как подтаявшие карамельки без фантиков в детском кармане. И трудно бывает вычленить впечатление от отдельного. Чтобы это случилось, необходимо пережить потрясение прочитанным. В мой первый раз под одной обложкой с "Желтой стрелой" так остро вошли в душу "Затворник и Шестипалый". Да "Встроенный напоминатель" запомнился. Остальное слиплось конфетным комом.

    Но вот начинаю и вспыхивает в памяти цементная нашлепка в форме полумесяца между двумя кирпичами в кладке стены напротив, видной из твоего окна. "Как точно, - думаю - У меня такое было с узором из трещин на потолке. Просыпалась, первым утренним приветствием были и засыпая, знала - они надо мной". А потом опять, как в первый раз потрясение: да что же это, о чем он? Нары, ватники и кирзачи, барак, утренняя привычная ругань, вечерние ритуальные избиения и мат надо всем; и запах баланды мешается с вонью параши. Почему ребенок тут?

    В первый раз решила: "а, концептуальное, типа-философское, не, я такое не люблю". Сейчас подумала: "а, концептуальное, типа-философское, не, я такое не люблю". Найдите десять отличий. Десять не нужно, довольно одного, в оттенке смысла, в интонации. Потому что мне не тридцать а почти сорок шесть теперь. Потому что рассказ соло, а не в череде других. Потому что читаю не "этого модного, не поймешь наркомана или выпендривается, так - составить представление"; но писателя, которым очаровывалась и на которого злилась и бросала, и снова возвращалась, очаровываясь заново.

    Что такое онтология? Учение о сущем. Непонятно? Понятия нечто и ничто; невозможное и возможное; определенное и неопределенное; количество и качество, мера, порядок и истина; свойства времени и пространства; происхождение вещей и переход их в другие формы. Проще? Не думаю. Зачем об этом говорить вообще и не слишком ли самонадеянна попытка охватить такое многообразие в коротком рассказе?

    Говорить, потому что это может единственное, о чем вообще стоит, а с самонадеянностью - что с того, если удалось? Мир говорит С ТОБОЙ и это счастье. Мир начинает говорить О ТЕБЕ и перестает быть миром, становясь тем, что полнится благими намерениями в первом абзаце. Или казематом (галерой, тюрьмой, темницей, бараком - подставьте нужное). И что, всякому входящему, оставлять надежду? Вроде есть возможность уйти, но какая-то она мутная и неопределенная. Хотя с точки зрения литературы концовка с маленьким зеком, исчезнувшим так бесследно, что даже сам он не знает - куда; так вот, с литературной - шедевр.

    А с остальных: "То ли чаю хочется выпить, то ли удавиться". Нет, думаю Виктор Олегович писал рассказ в том возрасте. в каком я впервые его читала - около тридцати, время экзистенциальных тупиков. Дальше много других возможностей открывается, о каких и не подозреваешь в пресыщенной умудренности и богатстве поздним умом. Но рассказ таки шедевр. Спасибо, Мастер. Ну, хотя бы за то, что напомнили, от чего ушла.

    Читать полностью
  • Оценка:
    Без ВЕРЫ никуда.