4,3
15 читателей оценили
343 печ. страниц
2019 год
16+
Оцените книгу
  1. Librevista
    Оценил книгу
    Моисей простёр руку свою к небу, и была густая тьма по всей земле Египетской три дня; не видели друг друга, и никто не вставал с места своего три дня;
    (Исх. 10:22-23)

    Вы любите фантастику? Предпочитаете жанр пост апокалипсиса? Да и просто обожаете умные, многослойные, насыщенные тексты? Иногда задумываетесь о том, что есть окружающий мир и как мы его воспринимаем? Не очень любите гаджеты и обожаете бумажные книги? Фанат белорусской сгущенки?
    Тогда бросайте всё, что вы сейчас там читает и беретесь за «Ночь»!

    Серьезно, давно я не читал такой хорошей фантастики в жанре пост апокалипсиса. Всё-таки в этом жанре место действия имеет немалое значение. Одно дело, когда действие происходит где-нибудь в пустыне Невада, а другое дело гулять по улице и представлять, как это всё будет выглядеть после того как… бахнет, жахнет, задохнется, вымрет. Говорите, что мне стоит сходит к психологу? Возможно, возможно… И всё-таки когда ты видишь в книге, как изменится мир, который ты видишь вокруг себя каждый день… очень интересные ощущения. Я вот, например, не прочувствовал до конца книгу «Метро» Глуховского пока не оказался снова в московском метро.

    И пришла тьма. Наступила ночь. Пропал солнечный свет. Пропало электричество. Цивилизация, которую мы еще знаем, погибла на раз, два, три!
    Почему? Хороший вопрос. Я поначалу ругался на автора за не проработанность логики работы этого мира. Солнце не светит, а луна есть. Газ не горит, а дрова горят. Электричество в батарейках есть, а генераторы почему-то стоят. На самом деле генераторы, как оказалось работают, но почему-то не везде. Мне, как энергетику, было обидно, что автор так быстро списал эту профессию))) Но считать себя самым умным, оказалось не очень умно и в финале книги всё более-менее объяснилось. Самым фантастическим образом, но объяснилось же)))

    События в книге происходят в Беларуси. И хоть я там никогда не был, реалии очень схожие. Города, дома, образ жизни, книги, общее историческое недавнее прошлое. Сгущенка в конце концов! Знаменитая Рогачевская сгущенка! Я после прочтения пошел и прикупил, а то кто его знает как оно там повернется.
    Холодно, темно, голодно. Мир развалился на части. Интернет умер. Гугл обанкротился и пошел работать за батарейки, последние кстати, являются основной валютой в мире тьмы.
    В Грушевке жил-был Книжник. Он раньше, да и теперь составлял людям библиотеки и советовал, чего почитать. Другими словами, делал подборки и давал советы. Ничего не напоминает? Да, дорогие лайвлибовцы, мы не пропадем и после конца света.
    По книгам, упомянутым в романе, можно составить отдельную подборку. А здесь этого добра хватает. Огромное количество отсылок и знакомых имен. Это создает дополнительный эффект присутствия в дополнении к знакомому окружению.
    Книжник отправляется в путешествие. Вроде бы чтобы найти свою девушку, но больше за ответами на вопросы.
    Роман представляет собой удивительное смешение жанров. Это путешествие и история любви. Герой отправляется в путешествие на поиски любимой девушки и читая понимаешь, как всё безнадежно. Это магический реализм и абсурд. Никаких рациональных объяснений тут не будет. Это книга о тьме в небе и ночи в сердцах человеческих. О мире где самое человечное существо –это собака. Это пророчество и проклятие. Насколько же люди привыкли жить с постоянным доступом к любой информации, ошибочно принимая мудрость эту доступность за мудрость. И сколько можно бездумно эксплуатировать Землю и пить её соки. Это слепок эпохи. Поражаешься насколько этот роман про всех нас, жителей когда-то большой страны, объеденных чем-то большим, помимо политической воли. Серьезная, искренняя, многогранная книга. Очень рекомендую)))

    Рецензия создана при поддержке Рогачевского молочноконсервного комбината. Без баночки белорусской сгущенки у меня ничего бы не получилось)

  2. russischergeist
    Оценил книгу

    Наступает Ночь
    Зовет и манит
    Чувства новые тая
    Только лишь поверь
    Что Ночь сильнее Дня

    Из репертуара группы "Мираж"

    Тема Блэкаута для меня не нова. Наверняка найдется х произведений в классической фантастике на эту тему (буду рад, если знающие подскажут, что прочитать). По крайней мере я в последние пять лет читал только роман Марка Эльсберга. Задумавшись после его прочтения, понимал очень четко, что если нет солнца, то вскоре и не будет электричества, интернета - а, следовательно, мы вернемся постепенно к почти первобытному строю, где усилится борьба за жизнь в прямом смысле, а мародерство и каннибализм будут процветать в первую очередь.

    У Мартиновича уже прошло порядком лет после момента пропадания солнца с горизонта, и мы явно видим его версию мироустроения в постоянном ночном пространстве: никаких государств уже давно нет, правят местячковые барончики, никаких законов, убийства на каждом шагу, никакого положительного просвета, нет дерева, животных, металла, всё продано-перепродано, и только единицам удается устоять морально в этом сумрачном мире, где уже давно забыт календарь, уже давно никто не пользуется именами, данными людям при рождении, в ходу только "кликухи", похоже, более невозможно культурное возрождение человечества.

    И все же по мнению автора даже в такой тьме останутся экземпляры индивидуумов, которые смогут и выжить, и не потерять свое культурное лицо. Одним из таких персонажей и является наш главный герой романа - Книжник. Он еще до сих живет в своей квартире вместе с, возможно, уже последней на земле оставшейся в живых собакой Гердой, которая его еще связывает с жизнью до наступления Ночи, ведь это была собака его возлюбленной, которая посещала Тибет в момент прихода Блэкаута. Теперь их жизни разделены навсегда. Не работают никакие телефоны, не летают более самолеты, не ходит никакой транспорт, вся жизнь ограничена вокруг совсем небольшим расстоянием, которое можно преодолеть исключительно пешком.

    Да, Книжник жил в минском районе Грушевка. Меня лично связывают с ней два жизненных эпизода.

    Именно через этот район приходится ехать любому приезжему из центра в сторону посольства ФРГ. Это сейчас уже есть метро и район нельзя разглядеть, а в мое время ходил автобус-экспресс до Малиновки, и путь проходил как раз через Грушевку.

    Несколько раз я повышал квалификацию в Минске и жил в общежитии Республиканского института Высшей школы, а окна комнат выходят как раз на Метро "Институт Культуры" и Грушевку. Спать ночью в Общежитии непросто, так как недалеко от общежития происходит перецепка железнодорожных вагонов, а этот процесс очень громкий: постоянный скрежет тормозов, тепловозы, жесткие сцепки вагонов, спускающихся с бугорка... где уж тут сон - остается одно - сидеть на балконе и лицезреть ночную Грушевку - состоявшую тогда в основном из старых низеньких двухэтажных домиков... Да, сейчас многие ветхие строения посносили и построили элитные многоэтажки - да и теперь добираться до них круто - всего три остановки на метро от центра!.. Вот именно сюда, в этот необычный район почти в центре Минска приходит жестокая Ночь...

    Как писал Сергей Лукьяненко в своем знаменитом "Спектре": "Каждому времени - свои приключения". Вот и тут Книжник все же решился на отчаянный поступок - взять Герду и пойти пешком туда, на юг, в надежде где-то в этом темном мире отыскать свою подругу. Это же - вообще неисполнимое желание. И пусть за счет наличия своей личной библиотеки и сдачи на прокат литературы герою удалось заработать значительную часть цинка (про деньги уже давно пришлось забыть - ни к чему они в таком мире), но сколько же можно унести с собой металла? Но кило 30 не больше. На сколько хватит такой валюты? А если еще и идти без оружия, которое наш персонаж не хочет использовать из своих культурных принципов...

    А за стенами государства Грушевки "мраки еще те". Какие-то неизвестные мутанты не дремлют и орудуют на дорогах... и все же они собрались вдвоем в тот непростой и тернистый путь. Как долго им удастся идти?.. Именно этот вопрос я задавал себе тысячи раз, слушая роман в исполнении Игоря Гмызы.

    Не знаю, может, родная Беларусь (а, точнее, что с ней стало после наступления такого вида апокалипсиса) на меня подействовала. Может, мне нравятся просто антиутопии как жанр, может, мне был по душе главный герой и его целеустремленность. Может, только исключительно потому, что я люблю повествование от первого лица, или я люблю глубоких оптимистов, ставящих перед собой нереальные цели. Или я люблю простые и понятные всем мысли, возникающие у самого простого интеллектуала. Я до сих пор не могу объяснить свои чувства, но книга мне жутко понравилась, хотя в описанных приключениях, превратившихся в постоянный квест с мини-заданиями, было множество слабых мест с биологической, химической или физической точек зрения, но литературно-художественно-психологическая составляющая романа пересилила. Я остался в восторге от первого знакомства с новым для себя белорусским автором.

    ТОП-3 Цитат дня из романа:
    1. Человек боится того, что не способен понять.
    2. Добро в людях всегда производит большее впечатление, чем зло. Его как-то меньше ожидаешь.
    3. Вся агрессия на свете возникает из-за недоразумений и неспособности договориться.

  3. AliesM
    Оценил книгу

    В связи со статусом одного из самых популярных (распиаренных) беларусских авторов, желание ознакомиться с творчеством Мартиновича появилось не вчера, но, учитывая знакомство с его публицистикой, этот порыв постоянно переносился на “когда-нибудь потом”. И вот, в одну прекрасную ночь, наткнувшись на новость об ажиотаже вокруг нового романа, решение было принято. В надежде на лучшее, я раздобыл цифровую копию, которую, как оказалось, любезный автор разрешил свободно распространять в интернете после распродажи первого тиража книги (если информация на данный счет в интернете правдива).
    При чтении обычно я всегда делаю заметки, что мне понравилось и не понравилось, выписываю цитаты… После так проще оценить книгу. В этот раз моих “комментариев” набралось слишком много и я до последнего даже не был уверен в своем желании привести их хоть в какой-то приемлемый вид. Было жаль времени. Но в конечном итоге, спустя несколько недель, я все же придал им хоть какой-то читаемый образ. Должна же у книги быть хоть одна рецензия “с другой стороны”.
    Порой, при общем положительном восприятии, книга может иметь ряд моментов, которые пришлись не по душе. Но общий фон, в конечном итоге, сглаживает их и замечать или делать акцент на этих “огрехах” не хочется. Иной раз, если книга не вызывает эмоций, каждая слабая деталь бросается в глаза и окончательно разбивает всякое положительное представление о произведении, если, конечно, таковое вообще было. Это, кажется, именно тот случай.
    Моя рецензия вряд ли понравится адептам современной беларусской богемы. Но, справедливости ради, я действительно надеялся, что творчество Мартиновича будет по-настоящему хорошим, по крайней мере добротным, неплохим.
    Я постараюсь дать свою оценку (безусловно субъективную) роману без откровенных спойлеров, так как сам очень не люблю этого в отзывах. Буду акцентировать внимание лишь на отдельных моментах. Быть может моя “рецензия” будет немного мозаичной ― это все от нежелания тратить время на редактирование “заметок по ходу чтения”. Мои извинения за это.

    Сразу же смутило начало: где-то это уже было. Прием, который подводит читателя к основному повествованию, подозрительно сильно похож на аналогичный у У. Эко в “Имя розы”. Я даже перечитал. Да, иные обстоятельства, продумано все не так искусно (что не удивительно), но… Не берусь судить насколько это допустимо, ведь это можно воспринимать по-разному. И бог бы с ним, как говорят, если бы это был единственный пример того, что автор “подсмотрел”. Но ведь и главная «загадка» романа будет очевидной для каждого, кто читал "Дзікае паляванне караля Стаха". Вот это беспардонное неумение делать отсылки, т.е. попросту «брать» у других, может показаться для человека неначитанного весьма оригинальной авторской задумкой. Остальные же могут подумать: «Ведь так нельзя!»
    И вот мы вплотную подходим к сюжету.
    Встречал мнение, что Мартинович в очередной раз доказал свою способность создавать оригинальные и интересные вещи в совершенно различных литературных жанрах. И где эта оригинальность?
    Сюжет до безобразия банален. Я уверен, что человек, увлекающийся фантастикой, с ходу назовет не менее десятка похожих сюжетов и “миров”, а тот, кому фантастика не близка, вероятно, как минимум, вспомнит о “Дороге” Кормака Маккарти. Впрочем часто важен даже не сюжет (как ни крути, их не так много в нашей истории), а детали, которые его составляют ― то, что делает “знакомый” костяк неповторимым, то, что делает оригинальным и незабываемым предложенное исполнение старой истории . Можно ли это найти в темноте Ночи? Нет.
    Мартинович предлагает своему читателю очень непродуманный постапокалипсис, в котором все подогнано под ситуации. Такая авторская лазеечка: не стоит от меня требовать тщательной проработки мира, я же не фантаст. И в то же время: в моей книге может происходить все что угодно, ведь это фантастический роман. Конечно, можно утверждать, что фантастичность в данной ситуации не главное, что важны мысли, которые до нас хочет донести автор. Если бы это было так, нет проблем. Но все темы затронутые в Ночи гораздо лучше могли быть обыграны в “реальной” обстановке. Это было бы более злободневно. Но Мартинович просто облегчил себе задачу. Поверхностно рассуждать о местечковых проблемах в рамках непродуманного фантастического антуража проще, чем анализировать их же в конкретном контексте. А так ― фантастика у меня! ― да и взятки гладки.

    Сказать что-то хорошее о стилистике также сложно. Мартинович не может определиться как ему писать: красиво или “модно”, утонченно или «молодежно». И в целом, создается впечатление, что роман был написан по-русски, а после переведен, причем достаточно неумело.

    Юмор, который призван показать замечательное авторское остроумие на уровне плоских детских грубостей:

    ― А як вашы дзялы, таварыш Корчын?
    — Усё файна! Толькі похва ные! ― паскардзіўся ён.
    — Што ные? — перапытаў я.
    — Похва! Левая! Ажно ў нагу аддае. Застудзіў, мабыць, — адказаў ён, памацаўшы левую нырку. Падобна, з беларускай мовы Цугундара жартаваў не я адзін.

    Слыхали?! Человек, плохо владеющий языком, перепутал почку с влагалищем. Не правда ли уморительно?! Хоть бы как-то лексически обыграно было, на интересном созвучии, например. Но нет. И так сойдет. Хотя ошибаюсь. Имеется и подобная вершина остроумия:

    — Ёсць такое старажытнае слова: “рыскуны”. Азначае тых, хто ідзе наперад.
    Цар бліснуў вачыма ды зарагатаў:
    — Добрая позыўка! Дрыстуны! Дык што скажаце, дрыстуны? Хто гэта такі, што мае з сабой?

    Как вам?

    — Да Пасёлку Слодычаў тут як да Кракава ракам.
    — То бок, далёка? — на ўсялякі выпадак удакладніў я, бо афарызму не зразумеў.
    — “Далёка” — гэта як ракам да Ракава, даражэнечкі. А “як ракам да Кракава” — гэта проста капец як далёка.

    Без комментариев.

    Помимо плохого юмора, автор преподносит читателю невероятный набор неповторимых тропов, описаний и прочих радостей. Вот несколько примеров, которые я не поленился выписать:

    …варта было б пакусаць за геніталіі і пакінуць паміраць на снезе…

    Почему не просто покусать? Почему именно за гениталии?

    …смуродам доўгі час не вынесенай сметніцы…

    т.е. мусором? А как еще должно пахнуть на свалке?

    Бог аддзяліў свет ад цемры, а потым прыйшоў чалавек і заліў цемру святлом. Па выніках цемра пакуль што перамагае.

    Серьезно? Не нужно долго искать здесь глубину, ведь это банальная глупость. Зато звучит, наверное, красиво.

    Людзьмі, якія жаніліся ў гэтым касцюме да яго, а гэтаксама іх дзецьмі і ўнукамі, можна было б засяліць сярэдніх памераў выспу ў Ціхім акіяне.

    Это много или мало? Остров, так-то, можно и одним человеком заселить, каких бы размеров он (остров) ни был.

    Смярдзела ад напою так, быццам дракон выжар тону сельскага самагону, а потым ікнуў табе ў твар.

    Мощно! Часто кому-нибудь икали в лицо? Тонна… Надеюсь автор имел в виду тонну водоизмещения используемую в судоходстве (что в контексте все равно странно), а не просто в очередной раз ошибся.

    Я не хачу гэта апісваць, але з пабачанага я зразумеў, што хлопца задушылі вантробамі, вынятымі з жывата. Не прапануйце мне піханай пальцам каўбасы больш ніколі.

    Не хочет, но опишет. Кишками из живота? А откуда они могли еще быть? Из ноги? И банальщина о колбасе. А обычную колбасу? А мясо предлагать можно?
    Поучительная история "Пра гаўно і генерала" меня вообще потрясла до глубины души, так как я был уверен, что в ближайшее время не встречу ничего хуже притчи о «капельке масла» от «алхимического» Коэльо.
    И вот из подобного складывается практически весь роман. Если честно, по-настоящему хорошо и красиво в этой книге написано лишь два абзаца. Это случаи, где главный герой цитирует В. Короткевича.

    Мартинович пытается обыграть насущные человеческие проблемы, которые чаще всего сводятся лишь к «беларусской реальности». Все они весьма поверхностны. Автор постоянно делает отсылки к нашей жизни, при этом расставляет грубые акценты, которые указывают скорее на его недалекость. Рассмотрим ряд тем, на которых концентрирует наше внимание писатель и которые, в большей или меньшей степени, осознанно или неосознанно (кто ж знает), «маячат» на протяжении всего романа:

    Это чиновники/власть:

    Адно скажу дакладна: калісьці Корчын быў пры пасадзе і, як усялякі важны чалавек з вялікай чорнай машынай, не валодаў мясцовай мовай. Здаецца, гэткая практыка была распаўсюджаная наўмысна, каб абмежаваць карупцыйныя магчымасці (як ты дасі на лапу чалавеку, з якім не можаш паразумецца?) Так ці інакш, зараз, пабачыўшы мяне, Корчын увесь час стараецца выглядаць дасведчаным тубыльцам і старанна размаўляе са мной на тым, што сам лічыць беларускай мовай. Што праўда, атрымліваецца ў яго не надта бліскуча.

    Это видимо стоит понимать так, что после «конца света» в Минске все одномоментно перешли на «мову». (Ох, если бы). Не говоря уже об остроумном рассуждении автора на эту тему. Как-будто проблема беларусских чиновников лишь в том, что они не пользуются родным языком. Но даже если абстрагироваться: зачем Корчину понадобилось вдруг переходить на беларусский? Вот зачем?
    В данном контексте, можно упомянуть и власть. Конечно. Куда ж беларусу не порассуждать в своей книге о царе, выборности правителя и т.п. Это же святая обязанность. И опять одно и то же. Сколько ж можно уже?! Чтоб было понятно: кто угадает имя царя Горы (Минской свалки)? Подсказка: начинается на «Са…», заканчивается на «…ша». И его не выбирают. Символичненько.

    Это (как уже понятно) языковой вопрос:

    ...вось праўда, часам хочацца, каб ён кінуў спробы імітаваць беларускую мову і размаўляў на сваёй роднай, клінгонскай!

    Хм, тут видимо ноги растут из привычки наших «аристократичных» богемных граммар-наци упрекать всех и каждого, а порой и друг друга, в неправильности говорения на "настоящем беларусском" языке. Им невдомек, что само по себе желание говорить нужно поощрять, а не высмеивать. Узколобые, вечные созидатели культурно-языкового гетто. При этом Мартинович намекнул на корень всех проблем, на индикатор, показывающий тех, кто лишь имитирует настоящих беларусов. А индикатор, вот он – это родной язык этих «Корчинов» – клингонский. Не берусь утверждать, что именно имел в виду Мартинович – искусственность “клингонского” или гулявший в сети фрагмент шоу Грэма Нортона, где Мила Кунис сравнивает русский с клингонским. Это не важно. В авторском контексте оба варианта слишком грубы, оскорбительны, а главное поверхностны. Тема языка, грамотности и начитанности, как показателя «качества» человека, тянется сквозь весь роман Мартиновича. И, казалось бы, что в этом плохого. Плох угол рассмотрения, выбранный для этого. Мы этого еще коснемся.

    Это проблема свободы:

    Мне хацелася сказаць ёй, што яна зрабіла памылку, што яна не разабралася. Што свабода — гэта цудоўна і не страшна, што воля — лепшая за рабства. І што варта было толькі крышачку агледзецца, і яна сама б гэта зразумела.

    Это, пожалуй, еще одна сквозная тема романа. И опять все те же банальности. Мартинович как бы делится откровением, которого глупый читатель, очевидно же, не понимает, но автор, как всегда, забывает объяснить суть. А почему свобода лучше? Конечно, легче дать очередную аналогию на глупых людей-рабов никак не анализируя ситуацию. Зачем здесь нужны голословные констатации (автор именно констатирует, а не ставит перед читателем вопрос) непонятно. Чтобы узнать личную позицию автора? Спасибо. Какой смысл поднимать тему, если тебе нечего сказать на данный счет? Есть действительно интересные книги об этом.

    Это социальные сети, мейнстримные книги и прочее:

    Медыі навучылі нас на выпадак чаго бегчы ў Google. Ды шукаць франтаватага. Яны знішчылі саму здольнасць запамінаць, пераўтварыўшы веды ў адну з праяваў шоу-бізнесу. О, як жа я шкадаваў, што не прачытаў пра першую дапамогу псюлю якую-небудзь кнігу.

    Мы все здесь любим книги. Но зацикливаться лишь на них ― такая банальщина, ограниченность и снобизм, что здесь даже сложно что-то комментировать. Книги – это хорошо, безусловно. Но категорично отрицать преимущества современных медиа, так же глупо, как забывать, что не всякая книга хороша. В конечном итоге, все зависит от того какие цели человек преследует, хочет ли запомнить информацию. Порой действительно лучше один раз увидеть, чем прочесть. Впрочем, одно другого не исключает. Если человек не умеет выбирать нужный контент, это проблема человека, а не медиа.

    Ні спачування, ні чалавечнасці. Толькі гульня на пачуццях. Толькі сумныя смайлікі. Ці вясёлыя — што адно й тое ж. Intsagram-этыка, selfie-спагада.

    Говорит тот, кто следует трендам и на протяжении всей книги кичится своим “яблычникам” (к концу романа, возникает желание засунуть этот «яблычнік» герою куда-нибудь). Дело в том, что вот эти «истины» давно известны. Всё это – сэлфи, смайлики, чувственная наигранность и т.п. – уже давно высмеивают даже школьники с помощью своих же постов, сэлфи и смайликов. Отмечать свою «инаковость», критиковать людей за отсутствие искренности и фальшивость их «интернет-образов», выпячивая свое “фе” проявлениям интернет-коммуникации – теперь невероятно модно. Плыть против течения, чтобы плыть по течению. Презирать инстаграм ― такой же современный тренд, как и пропадать в нем. Мартинович «открывает» своему читателю истину, которую, уже много лет как, мотает по океану постиронии. Автор или отстал, или пытается торговать черствым хлебом, причем не своим.
    Не обошлось и без уже привычного у нас, завистливого злорадства по отношению к айтишникам. Вообще все эти отсылки к современности выглядят очень нелепо. Мало того, они еще и весьма поверхностны, на уровне рядового обывателя. И это не намеренный уровень главного героя, это, очевидно, уровень самого автора. На что указывает и его публицистика. (Скажем так, публицистику Мартиновича ни один адекватный издатель не будет издавать отдельный сборником. Имхо.)

    Книгу наполняют нелепости, глупости и нестыковки. Мелкие и не очень. Это, например, мед, которым торгует один из героев. Откуда мед? Ночь же кругом, около нуля, ничего не цветет. Это то, что съели всех собак и кошек, и лишь потом начали доедать корм. Очень сомнительно. Дерева вокруг хватает, но люди почему-то жгли книги. Смысл какой? Только в том, чтобы дать главному герою «благородное» занятие хранить библиотеку и делать на этом деньги? Отсюда еще один вопрос: зачем шахтеру, который выходит во внешний мир, приходить и арендовать у Книгаря книги и платить за аренду драгоценными батарейками, если позже выясняется, что во «внешнем мире» найти книги не так-то и сложно. Даже неопытный Книгар нашел.
    Опять же, почему батарейки в цене? Их ценность из книги вообще не прослеживается. Если электричество в мире Ночи «действует», почему нет никаких механических приспособлений, которые бы генерировали это электричество?
    Или:

    "Заглыбіўся ў лес, набраў ссохлай драўніны і расклаў вялікае развітальнае вогнішча. ... Выкрасіў іскры на бяросту — тая хутка занялася...".

    И немного дальше

    "Я прысеў адцерці снегам кроў з пальцаў"

    . Я бы посмотрел, как быстро Мартинович смог бы развести костер способом «искр на бересту», когда все промерзшее, снег, и около нуля. Не думаю, что у него вообще получилось бы. При этом в мире Мартиновича перестал гореть газ и бензин. Но с углем и деревом все в порядке. А все потому что:

    Час у матэрыі спыніўся. У жывых істот — працягвае ісці. Менавіта таму хімічныя рэакцыі не працуюць, па-за межамі тых, якія я называю “халоднымі”. І, каб зразумець тое, чым паленне нафты адрозніваецца ад гарэння драўніны ці выцякання электрычнасці з батарэйкі, трэба спасцігнуць хімічную тэорыю часу, якая тлумачыць, як паводзіць сябе час у розных рэчывах. А для гэтага трэба перастаць жэрці планету і прыслухацца да шолаху зораў."

    О как! Химическая теория времени! Это вам не хухры-мухры!

    Осталось сказать немного о Книгаре и, пожалуй, хватит. Хочется отметить, что говорить о главном герое в отрыве от автора у меня, наверное, не получится. Я почти уверен, что в своем герое Мартинович видит себя. Это четко ощущается. Складывается впечатление, что образ Книгара призван подчеркнуть начитанность и общий уровень самого автора, его «интеллектуальность». Как минимум, читатель узнает, что у Мартиновича «находится на полке», порой даже конкретное издание и количество страниц.
    Сколько же в Ночи всего упомянуто: Гамсун, Брейгель, Репин, Хемингуэй, Гете, кот Шредингера, Ницше, Сенека, Дидро… (С последним главный герой себя еще и сравнивает). Это все прекрасно. Очень здорово, когда в книге присутствует много отсылок, символов и связей. Здорово, когда они гармонично вплетены в тело произведения и делают его многограннее, богаче. Но это не тот случай. Здесь это сделано настолько нелепо, что диву даешься. То ли автор хочет козырнуть своими знаниями и пытается впихнуть в свой роман все, о чем он когда-либо слышал, то ли еще что-то. Чего только стоит «суперспособность» главного героя «гадать по книгам»:

    З вывучэння бібліятэкі раблю выснову, што тут жыла разведзеная жанчына, халерык, няўстойлівага характару, з вышэйшай адукацыяй, ва ўзросце ад 40 да 50 гадоў, нізкі прыбытак, сын-падлетак, палюбоўнік-візіцёр працаваў кіроўцам маршрутнага таксі.

    Видите, как много всего главный герой может узнать, основываясь на ваших литературных предпочтениях. А еще, наверное, он умеет гадать на кофейной гуще и по дате рождения может составить точный гороскоп. Вот еще:

    Карусель навучыла мяне хутка рабіць высновы: тут — “Мумі тролі” ў дзяцінстве, Джойс у юнацтве, Кафка ў маладосці, першы пацалунак на тле “Маленькага Буды” Берталучы, чаканне “Маленькага Прынца”, няўдалы першы сексуальны вопыт пад Бродскага, каханне з Памукам, сям’я з Бёлем (муж — старэйшы). Але нешта не складвалася. Нейкія страшнавата добрыя вочы. Што там у іх? “Чайка па імені Джонатан Лівінгстан”? Рон Хабард? “Дыянэтыка”?Сан Мён Мун?

    Кого и чем автор пытается удивить?

    Прыглядаючыся да абліччаў, я не пабачыў нічога, датычнага майго свету. Ні Тома Соера. Ні О’Генры. Ні Ільфа з Пятровым. Іх не закранулі кніжныя веды, і менавіта таму яны ўсе былі абсалютна не зразумелыя для мяне.

    Вот уж точно говорят: хуже необразованности может быть лишь выпячивание своей образованности.
    Главный герой вообще очень надменен. Он на всех смотрит свысока, даже на тех, кто ему помогает, кормит, принимает и ничего не просит взамен. Главная проблема в том, что Книгар искренне считает себя гораздо более умным и благородным, чем он есть на самом деле. Он относится ко всем со снисхождением, думает, что он лучше остальных. Он корчит из себя разумного и терпимого человека, хорошо относящегося даже к собаке (по сути только к ней), но по факту он обычный комок высокомерия.
    Все поступки Книгара, даже хорошие, делаются не искренне, а с изрядной долей самолюбования, делаются картинно. Будь то пожертвование, попытка помочь рабыне и т.д. Когда он встречает открытых людей, он ведет себя как козел. И ЗОЖ ему не нравится, и юмор встречных, и чужие прически.

    Есть еще у Книгара и привычка оценивать людей по их языку. Все нелепые персонажи, приспособленцы и любители покушать – все говорят на плохом языке и героя (автора) это смешит. Не в том смысле, что это забавно (так ведь действительно бывает). Для него это реально показатель ущербности человека.

    Главный герой брезгливо удивлялся воспоминаниям ряда персонажей о "богатствах" «Короны», о том, что раньше можно было все купить в одном магазине. Какой ужас – люди любят поесть! Как смеют вообще?! Но сам он чаще всего только и думал о том, как набить желудок. Желательно нахаляву. А чего стоят его дифирамбы по отношению к кофе. Любить кофе, боготворить кофе, говорить о нем как о чем-то незаменимом, без чего не можешь жить ― такая банальность. И сгущенка... еще и Рогачевская. Нет, я люблю кофе и сгущенку, и сигарету с утра выкурить, но... когда кто-то всерьез начинает рассказывать о невероятной прелести первой сигареты, чашечки кофе и т.п., я просто еле сдерживаюсь, чтоб не отбить фэйспалм.
    Ладно, кофе и сгущенку еще можно понять. Но вот главный герой находит в заброшенной квартире "брэндавую" Кока Колу и ― "падрыхтуйцеся" ― "велізарны пакет некранутых чыпсаў “Лэйс”. И что? К чему готовиться? Это что-то невероятно вкусное? Сомнительно. Да, это мог быть восторг по "вкусу" прошлого, но в тексте это подано в первую очередь как самодостаточный деликатес, а уже потом "смак тых часоў, калі чалавецтва яшчэ было цывілізацыяй".
    Стебать «толстяков» за бытовые радости, и при этом охреневать от кофе, и кичиться вискарем (про который упоминает многократно)?! Великолепно! Конечно же, переться от собачки и кофейку, колы и чипсов ― это очень богемно, это другое, это не считается. Забавно еще и то, что цивилизация у главного героя ассоциируется с чипсами и колой. О многом говорит.

    Я вырашыў не выходзіць знаёміцца, каб сквапныя Грыбкі не падумалі, што я натачыў лыч на іх каштоўную ежу.

    А знаете почему они, с точки зрения главного героя жадные? А всё просто: Грибки "плохо" посмотрели на то, как он кормит свою собаку мясом, которым они сами же ему и предложили угоститься. При этом Книгар сам отмечает, что Грибки достаточно бедные. Да и мир вокруг переживает не лучшие времена и вопрос продовольствия является первоочередным. Человеку предлагают угоститься мясом, а он начинает кормить еще и свою собаку. Ну, а что тут такого? Мяса что ли жалко для моей сученьки? Но, конечно, собачка гораздо важнее людей. Все должны по определению понимать сложность отношений и близость Книгара с его собачкой.

    Также у главного героя есть привычка давать прозвища встречным. Как правило, пренебрежительные или оскорбительные. Например, когда он услышал, что девушке не понравилось то, что ее называют "Мисс Пшонка", он сразу же начал именовать ее именно так. Черта деликатнейшего человека, ведь в лицо он этого не говорил. Оракула Книгар с ходу начинает называть “ананасом”. А потому что прическа плохая. Еще больше подчеркивает его беспардонность и высокомерие куртуазный стиль речи, который он использует при встрече с людьми. И не сложно заметить, что использует он их лишь с теми, кто не сможет дать ему в хлебальник. Почему-то на ферме главный герой так не разговаривал.

    Я схіліў перад гаспадыняй галаву ды абраў для вітання нейтральна-красамоўнае: “Кланяюся яснавяльможнай пані …”

    Это должно как-то улыбнуть или что? Этот куртуазный стиль используется Книгаром всегда ни к месту и призван как-будто подсмеиваться над людьми. В противном случае он просто смешен.

    Главный герой часто ведет себя абсолютно безрассудно. Он вышел в опасный окружающий мир, он допускает существование в нем неких монстров, как минимум некой опасности, на своем пути он видел результат войны "за припасы" (хотя позже обнаруживает там же невскрытые даже мародерами квартиры - привет логичность). И что же делает главный герой оставаясь на ночлег в этом жестоком внешнем мире? Он выставляет в окно горящую свечу! Свечу! А как же элементарная предосторожность? Свеча в окне, на седьмом этаже, в ночи. А после, он искренне удивляется тому, что его заметили. Усвоил ли он урок после этого? Ну, конечно же, нет!
    Наш умный и начитанный Книгар натыкается на свежие трупы. Люди жестоко истерзаны. Герой понимает, что так аккуратно вскрыть горло обычный зверь не может. И что же он делает? Разводит погребальный костер! Да, побольше. Это же так естественно. Вести себя как идиот.

    В начале своего пути, на выходе, Книгар отказывается от оружия. Он акцентирует на этом внимание. Дает понять, что не приемлет его. Но, тем не менее, позднее, очень неплохо им орудует. И это в целом понятно. Опасность вокруг. Но, как еще использует оружие наш славный герой? Угрожает им безоружному оракулу, этому противному человеку с глупой прической, тому самому ананасу. Разносит все оборудование оракула. И этот приступ ненависти и агрессии очень показателен. Позже Книгар срывается еще и на безобидную девушку, ту самую Пшонку. Мартинович старается эти действия оправдать. Конечно, его герой должен быть благороден, чист и непогрешим. А оправдание такое: добрые люди, мол, не планируют плохого, а то, что они могут вспылить, это не страшно, это бывает. Они же не планируют плохого, а значит их “незапланированное зло” нужно простить. Это же добрые люди. Я прямо представил себе добрейшего мужичка, который забивает свою жену молотком за недосоленный суп. Ну, накипело у человека. Ну, вспылил. Но вообще он добрый и мухи не обидит. Да и не планировал он, просто молоток рядом оказался. Давайте простим. Отличная логика, спадар Мартинович! Только плохие дела (зло) - это всегда плохие дела (зло), независимо от того, кто их совершает.
    В отношении других Книгар проговаривает несколько мыслей, которые отлично характеризуют его самого.

    Я не ахоўнік, — змрочна адгукнуўся чалавек з белай кабурой. Гэты быў з той пароды людзей, што вельмі любяць смяяцца з іншых, але ім не даспадобы, калі смяюцца з іх.

    Прямо в точку. Вспомним велосипедистов, слуг царя и вообще всех остальных.

    Святочны натоўп — бессардэчны ў сваёй параднай убранасці. Гэта спаборніцтва модаў, стыляў, фрызур і тэкстур. Людзі ацэньваюцца паводле крыклівай стракатасці, а не па ціхмянай глыбіні ў вачах.

    Мало того, что это очередная банальная истина, так она еще и не вяжется с героем. Ведь это слова человека, который сам оценивает по внешности, человека, который делает поспешные выводы. Но в отличие от остальных, Книгару не нужна для этого толпа вокруг. Ведь это и так его суть.
    Еще одна мелочь к портрету главного героя:

    Я заўважыў на сталах храмаваныя музычныя аўтаматы з дзірачкай пад батарэйку. Дарагія, халера, тры песні — поўны цынк.

    А чем это отличается от того, что ты делал сам? Напомни-ка за какую цену ты сдавал книги в аренду?

    Можно подумать, что главному герою ничего не нравится, что он вечно недовольный, вспыльчивый человек. Это не так. Он же очень любит свою собачку, кофе, колу и чипсы. А также свое благородство и ум, обремененный книжными знаниями. Но больше всего на свете Книгару нравится вот это:

    — Вельмі хораша! Вы — проста-такі прыроджаны апавядальнік! Я вось як жывога бачу вас Казальнікам у Горадзе Святла! Фантастычная кар’ера! Трыумф! Фрачныя пары ў чарзе па квіткі! Паненкі крычаць “брава” і губляюць прытомнасць!

    Книгар счастлив, когда перед ним благоговеют. Ох, уж, эти влажные мечты Мартиновича. Не с такими романами. Хотя кто знает?! Мы живем в удивительном мире.

    В общем основной посыл, вложенный автором в образ героя: он вам не какой-то там кто-то там! Даже наличие собаки, к которой он относится практически как к человеку, наделяет мимикой и человеческими чертами, как-будто для того, чтобы главный герой был особенным, владеющим чем-то, чем не владеют другие. Т.е. самим своим существованием Книгар уже лучше остальных. Потому что он - Книгар!

    И на завершение. Все начинается со звонка. Звонка любимой женщины. Собственно, в путь главный герой отправляется именно для того, чтобы найти эту самую женщину, с которой они оказались разлучены в момент Затемнения. Главный герой со свойственной ему драматичностью, показательной жертвенностью признает, что он ее обидел. Он был неправ. И вообще это он сам виноват, что она бросила его. Его и собаку (собака вообще как-будто заменитель ребенка здесь). И Книгар идет, чтобы ее найти. Это тааааак, романтиииичноооооо! Но у меня вопрос!
    Из контекста романа не совсем понятно, когда произошло Затемнение. Но, судя по всему, с того момента прошло изрядное количество времени - появились “государства”, люди начали верить в монстров и забыли как выглядят собаки. Да, что там - главный герой успел нажить себе батареечное состояние. Так вот: какого черта ты так долго ждал? Случись беда, я бы пошел за своей женщиной хоть на край света. Сразу же. Не задумываясь. И в особенности, если бы я знал где ее искать. Но Книгар не такой. Он романтичный настолько насколько это нужно для завязки романа. Его любовь к собаке больше любви к женщине. В пути он даже и не вспоминает о той, к которой он так стремится. К середине книги можно вообще забыть зачем он куда-то идет. И лишь к концу Ночи Мартинович вспоминает, что путь его героя диктуется высокими чувствами. И он сразу же скармливает читателю очередное клише о таинственном пляже на берегу, о бамбуковой хижине, где Книгар жил со своей женщиной когда-то, и даже полароидном фото… Настоящая романтическая мечта! От оригинальности которой хочется сблюнуть.

    Пожалуй, хватит. Честно сказать, выписки еще остались, но мне надоело их приводить в порядок. Там и грубые “отсылки” к Булгакову, и стереотипные евреи, и псевдофилософия, и банальщина о Свете и Тьме… Такими темпами можно весь роман перебрать. Сворачиваемся.

    Что же мы имеем в итоге: Для чего роман был написан? Чтобы быть написанным. Имеется ли в нем некая глубокая идея? Нет. Может есть захватывающий сюжет или оригинальные ходы? Нет. Хорошо продуманный постапокалиптический мир? Нет. Приятный затягивающий авторский стиль? Нет.
    Ну, хоть что-то же в нем есть?! Конечно! Куча «баянов» и плоских шуток на школьном уровне? Да. Нелепые попытки высмеять современные вещи? Да. Самолюбование и желание сойти за интеллектуала? Да. Мнение, что читатель глупее автора? Не хочу быть категоричным, но впечатление именно такое.
    И, если бы автор действительно был умен и остроумен, было бы хорошо, но вся его интеллектуальность сводится к рядовым темам, которые каждый использует изо дня в день. Познания в литературе, поданные как нечто особенное ― немногим шире школьной программы и классики, которую прочел практически каждый, кто любит читать хоть немного. Уровень рассуждений и выдаваемых истин ― паблики с красивыми цитатами. Неужели автор действительно думает, что его рассуждения об интернете, людских нравах, отношению к книгам и информации новы и глубоки?!

    Этот роман, как некий симптом графомании, доказательство той навязчивой мысли автора, которая проскакивает и в его публицистике ― автору важен образ его как писателя. Он всячески это подчеркивает. И Ноч ― продукт, который написан лишь для того, чтобы автор чувствовал себя «писателем». В нем нет ни идеи, ни цели, ни даже добротного сюжета.
    Конечно же, стоит отдать должное ― Мартинович пытается поднять важные вопросы. Проблема лишь в том, что у него не получается. Да, вот они, эти жемчужины. Автор видит их на дне. Но нырнуть за ними даже не пытается. Может быть для него слишком глубоко?

  1. Получив уголь и свет, местные не смогли построить ничего нового, зато они подсветили уже существующее, советское, украсили деревом и позолотой и дали пафосное название. И сами уверовали в респектабельность всех, кто туда заходил. Формула, которая работает для понимания многих постсоветских перемен.
    23 января 2020
  2. Одна принцесса Нури знает, из чего производят эту «Принцессу Нури».
    20 января 2020
  3. Непосредственно на бетоне разводить костер не рекомендую: огонь может расплавить металлическую арматуру
    20 января 2020

Автор

Другие книги автора

Аудиокниги автора