Книга или автор
На рассвете село разбудила песня. Сонно закричали петухи, всполошились на насестах куры, замычали коровы, захлопали ставни. Весело загавкали псы. Звонкий мальчишеский голос будил спящую улицу:  Роспрягайте, хлопци, кониТай лягайте спочивать…  Генка въезжал в село. Гнедой жеребец важно переставлял стройные ноги, осторожно опуская в прохладную пыль подкованные копыта. На спине его, небрежно покачиваясь и сжимая пятками гладкие бока, сидел Генка. Надвинутый на лоб картуз, околышем назад, и брошенный через плечи армяк были влажны от ночной сырости. На свежем, загорелом лице Генки задорно блестели карие глаза и белые, как сахар, зубы.  А я выйду в сад зеленый,В сад крыныченьку копать… —  лихо выводил Генка высоким чистым голосом. Колхозницы, на ходу повязывая косынки, выбегали на крыльцо, старые деды высовывали в окна головы с седыми, спутавшимися за ночь волосами. – Эге-ге! Михайлов хлопец спивае! – А, чтоб тебе, дурной хлопец! Молчи, а то детей побудишь! – кричали из-за плетней бабы. – Носит тебя по селу ни свет ни заря! – И чего это конюх жеребца ему дает! К воротам бежал дед Михайло с радостной улыбкой; пальцы старика на ходу застегивали ворот рубашки, не попадая в петли.  Копав, копав крыныченькуРаным-рано поутру…  – Чую! Чую! До дому вертаетесь! – кричал дед, подбегая к внуку. Генка не спеша соскочил с коня и с ласковой усмешкой глянул на деда: – А то куда ж? Михайло хлопнул себя по коленке и заглянул в лицо внука сияющими, как светлячки, глазами: – А что ж? Погулял бы! Дед подождет! Правление тоже с деда не спросит, де внук гуляе, де песни спивае, – насмешливо начал он. Генка снял с коня уздечку, осмотрел новенькие подковы и, отойдя на два шага, сказал: – Нигде такого коня нету, как наш! – Эге! Нигде нету! Значит, далеконько ты побывал, – подхватил Михайло. – А я ж себе думаю: где-то мой внук пропал? И день ожидаю, и
26 июля 2019