Васёк Трубачёв и его товарищи

4,7
42 читателя оценили
426 печ. страниц
2009 год
Оцените книгу
  1. malasla
    Оценил книгу

    Читая некоторые книги я всегда делаю скидку на время. То есть, я понимаю, что дело в том, что мы со временем, когда эта книга существовала, очень разошлись.
    С другой стороны - я верю, что книги не теряют своей ценности с течением лет.

    Поэтому я даже не знаю, как относиться к Ваську. Дети в то время были да, самостоятельней. И да, время написания диктует многое в этой книге.

    Но, по-моему, это не повод, чтобы закрывать глаза на потоки сахарной пропаганды и трехгрошовых страстей, которые льются на нас со страниц.

    Порой я приходила в ужас.

    Вот смотрите:

    - А я вот мастер… стахановец! - Вот уж истинно спасибо Советской власти!

    Да уж, спасибо товарищу Сталину за возможность пахать сверхурочно.

    – Я думал, что говорить о чистоте и порядке в четвёртом классе мне не придётся. Но пусть это будет в первый и последний раз. Вы не малыши, и объяснять тут вам нечего. Есть староста, есть дежурный по классу, есть санком.

    Да, ведь 4 класс это целых 10 лет. Конечно, уже не дети.

    Дружить втроём? – переспросил учитель. – Разве ваш класс делится на такие дружные тройки? А остальные в счёт не идут?

    Потому что, не знаю, дружба это зло. Или со всеми, или ни с кем.

    Я думаю, что если ты не сам зачеркнул свою фамилию, то ты хорошо знаешь, кто это сделал.
    – Я не знаю, – твёрдо сказал Трубачёв, сжимая зубы. «Пусть Мазин сам сознаётся, если хочет», – подумал он.
    – Трубачёв, ты знаешь, – тихо и настойчиво сказал Митя.
    Трубачёв опустил голову.
    Ребята заволновались:
    – Трубачёв, сознавайся!
    – Трубачёв, говори!

    Павлик Морозов стайл детектед)

    Эта премия… – Митя остановился, обвёл глазами ребят и торжественно закончил: – поездка на Украину, в колхоз «Червоны зирки»!

    Да, зашибись - детишки выиграли летнюю поезду, в ходе которой им нужно работать.

    – А куда же ты их в дождь отправил? – усмехнулся Васёк, глядя вслед ребятишкам.
    – Ну какой это дождь! Пусть ко всему привыкают, – махнул рукой Саша.
    – Правильно, Сашка! Ну что за Сашка! – обнимая товарища за плечи, растроганно сказал Одинцов.

    Потому что им сколько, 6-8 лет? Самое время бродить под дождем и отжимать у женщин медные кастрюли.

    – Мы уже всё обдумали, – смело сказал Васёк. – Как бы там ни было, а нам нужна школа. Летом ещё наши ребята приедут, тоже будут помогать. А если мы что не сумеем, тогда Леонид Тимофеевич…
    – Леонид Тимофеевич не столяр и не плотник – он директор. Он будет только распоряжаться.

    А 11-летки будут строить школу. Именно так все и должно быть.

    Помирившись с матерью, Нюра тоже постепенно успокоилась, мать снова вызывала в ней чувство нежности и любви. Глядя, как старательно и серьёзно она помогает Федосье Григорьевне шить занавески для школы, как, окружённая ребятами, кроит мешочки для подарков бойцам, Нюра радовалась, что её мать уже не сидит дома, а участвует в общей школьной работе. Даже внешне Мария Ивановна очень изменилась. Она ходила теперь в тёмном платье и убирала волосы под скромную косыночку.

    Эта порочная мама, чтобы вы понимали, смела ходить в парикмахерскую и носить шелковые платья. Но теперь-то все ок, косыночка и общественная работа всех исправят.

    А теперь о сюжете

    В тексте 3 части: в первой мы знакомимся в героем и наблюдаем за внутриклассными терками.

    Во второй дети оказываются на оккупированной территории, и живут между немцами и паритазанами.
    Кстати говоря, чудная деталь: описывая расселение немцев Осеева пишет о них, как об исчадиях ада. При этом все, что они делают в той главе - пьют воду, ходят по улице, играют на губной гармошке. Вот уж да, сволочи.

    В третьей детишки возвращаются в родной город и строят школу. Эта часть, честно скажу, доставляет больше всего.
    Тут есть и 5-классник, который ездит на машине, и мозговыносящая глава, основной смысл которой сводится к тому, что печник - женщина. Серьезно, всю главу дети бегают по группкам и говорят о том, что печник - женщина, печник - женщина, вы слышали? Печник, вы женщина?!
    Тут есть и комичное в своей серьезности перевоспитание плохой мамы, которая не позвала друзей дочери встречать ее на вокзале, и комсомольцы, которые строем идут на фронт, и дети, которые устраивают марафон учебы...

    А вот еще забавно: в трилогии словосочетание "Это моя" встречается 3 раза: Моя родина, моя учительница и моя бригада.
    Словосочетание "Это мой" - 2 раза: это мой товарищ и это мой командир.
    Такой вот мир, где и своего-то ничего нет.

    А между тем мое компаративистическое естество не всегда дает мне читать книги нормально. Я даже неосознанно начинаю искать параллели и типологические совпадения. Страх как люблю их.

    Именно поэтому, хотя я вполне представляю, как странно это все смотрится, я буду говорить про Васька Трубачева, сравнивая его с другой, довольно похожей на него сюжетными линиями книгой. И это, естественно, Гарри Поттер.

    Почему естественно? Ну, как же - тут есть война, есть школа, есть человек, которого считают предателем, но который оказывается очень даже хорошим, но самое крепкое дежавю было в третьей части, потому что Алешка и Васька - это настолько Малфой и Поттер, что даже забавно.

    И вот о чем я хотела сказать на самом деле.
    Проблема Осеевой в том, что она все пишет в лоб.
    Именно поэтому, когда у нее опять кто-то умирает, все, что я могу, это констатировать: ну конечно, ее роль в сюжете самая маленькая, кому же еще умирать.
    Вот почему все гипертрофированные страсти выглядят детской возней, на которую не очень аккуратно наложена выдумка.

    Я вспоминала поттериану, в которой герои умирали, и чувствовалось, что это на самом деле, что что бы ни случилось дальше - они уже будут мертвы. Вспоминала пожирателей, о которых говорилось спокойно и без пафоса, и именно от этого было жутко читать о том, как они между прочим убивают человека.

    Все же лишний надрыв, к сожалению, убивает чувства и интерес.

    А теперь поговорим о войне.

    Мой второй дедушка, который не партизан, в войну был еще ребенком. Он жил на оккупированной территории, у них квартировался немец, который в конце войны между делом позволил всей деревне выйти из оккупации с минимальными потерями. Когда гитлеровские войска отступали, у них был приказ уничтожать все, что они встретят на пути. Ослушать, конечно, было нельзя, зато тот немец предупредил мою прабабушку, та - всех остальных. И в ночь отступления в деревне не осталось ни одного человека и ни одной ценной вещи. А дома сожгли, это да.

    Эту историю у нас не очень часто рассказывают, но все о ней помнят. Именно поэтому любое изображение второй мировой, в которой немцы - назгулы, а советские - паладины в сверкающих доспехах, у меня лично вызывает отторжение.

    Тут хочется еще поговорить про богомерзкий Матч смерти, затхлый миф, который снова вытащили на свет, что очень печально.

    Но к книге это уже никак не относится.

    Она даже и не плохая - просто ее нельзя читать серьезно.
    Время ушло дальше, а Васек Трубачев и его товарищи сделать это не смогли, они остались там, среди мавзолея, досок почета и соревнований отрядов.
    Они остались там, где комсомольский билет стоит еще всю жизнь человеческую, а не 8 копеек.

    И там им всем и место.

  2. TibetanFox
    Оценил книгу

    "Васёк Трубачёв" оставил противоречивые чувства. С одной стороны, я многое прощаю наивному агитационному советскому детскому роману, потому что посыл у него действительно хороший. Пусть и не слишком верится во всех этих сусальных пионеров, слишком уж они идеальные, да и проблемы у них игрушечные, показательные, как в учебнике. Всё равно, почитать о школьниках, их мелких дрязгах – самое милое дело, ах, неужто мы тоже когда-то были такими и мир рушился из-за какой-то плохой оценки или обиженного товарища. С другой стороны, роман написан прямолинейно, как танк, и большую часть его немалого объёма читать откровенно скучно, тем более, ты всё равно знаешь, чего ждать в конце.

    Роман состоит из 3-х книг, которые иногда даже печатают по отдельности, и я прекрасно понимаю почему. 1-я книга самая интересная на мой взгляд, потому что в ней идёт рассказ об обычных советских школьниках: уроки, учителя, дружба, стенгазеты... Впрочем, некоторая часть текста так и оставила меня в недоумении. Единственный по-настоящему сильный момент даже не приключения ребят в школе, не дурацкая победа на соревновании по ориентированию, приведшая ко 2-й части книги, а описание различных семей, по большей части неполных, многодетных, несчастных, проблемных, но всё равно крепких и дружных. Впрочем, лукавлю, есть ещё один сильный момент: даты. Мы-то знаем, что скоро школьной рутине придёт конец, потому что счётчик дней неумолимо приближается к 21 июня 1941 года. Ну а пока ребята только играют в войнушку, благо что ещё слышны отзвуки советско-финской войны. В этой части обширнее всего поднимаются вопросы дружбы и честности. В общем-то, вся трагедия "проблемы Трубачёва" высосана из пальца, но именно неумение детей "поговорить по душам" и привело к ней. Даже вполне верится, хотя внутренний мир героев, показанный в романе, какой-от восьмибитный, плоский, одноклеточный.

    2-я часть разворачивается на Украине, куда Трубачёв с товарищами приехал отдохнуть. Ну как - отдохнуть... Поработать, а заодно выкупаться и потрескать кавунов. Именно эта часть самая трагичная: на Украине их застигает война, они видят немцев, партизанничают по лесам, кого-то даже убивают. Но всё это слишком карикатурно, поэтому воспринимается с трудом. Вторую часть читать было скучнее всего, в ней нет центра, стержня, внятной линии кроме ненависти к фашистам.

    В 3-й части Трубачёв и компания снова возвращаются в Москву. Поначалу кажется, что уныние продолжается - какие-то вялотекущие попытки учиться самим, какие-то срачики с родителями... И тут появляется долгожданный отрицательный герой. Он великолепен в своей классической форме! Герой дурен только потому, что на самом деле он хороший малый, но его укусила неведомая блоха, поэтому на каждом шагу он сам в шоке от своего поведения и разве что плакат с собой не носит: "Перевоспитайте меня!" Кстати, прообраз такого героя был и в первой части, но к третей уже перевоспитался (это тётка Трубачёва, но она довольно невнятная, чтобы на ней внимание заострять). Я ждала, что у них действительно будет блестящее противостояние с Трубачёвым и, увы, не дождалась. Всё скатилось в довольно вяленький квест "Построй себе школу". Причём события в третей части довольно драматичные, вроде того, что школьники того гляди останутся на второй год и покроют себя позором, но даже эти бурные моменты описаны как-то без интереса, без охоты.

    В итоге я понимаю, что книжка получилась ниже среднего. Детскую советскую литературу я люблю, но именно "Трубачёв" вряд ли бы мне понравился даже в детстве. Просто потому, что есть на ту же тему, только лучше. Да и потому, что не очень я верю голосу автора. Зато отлично представляю, как эта книжка может всколыхнуть ностальгические воспоминания.

  3. Alanor
    Оценил книгу
    Одна из любимейших книг детства. Все три части зачитаны буквально до дыр.
    Книга о многом: о дружбе, патриотизме, взаимоотношениях и просто о жизни пионеров. Больше всего нравилась часть, где Васек и товарищи оказались на оккупированной территории и следующая часть, где пятиклассники собственными силами восстанавливали родную школу.
    Помню, что много думала - а я вот смогла бы так, в пятом классе, помогать партизанам, жить бок о бок с врагом, видеть, как погибают друзья, строить школу....Думаю, что нет.

Цитаты из книги «Васёк Трубачёв и его товарищи»

  1. На рассвете село разбудила песня. Сонно закричали петухи, всполошились на насестах куры, замычали коровы, захлопали ставни. Весело загавкали псы. Звонкий мальчишеский голос будил спящую улицу:  Роспрягайте, хлопци, кониТай лягайте спочивать…  Генка въезжал в село. Гнедой жеребец важно переставлял стройные ноги, осторожно опуская в прохладную пыль подкованные копыта. На спине его, небрежно покачиваясь и сжимая пятками гладкие бока, сидел Генка. Надвинутый на лоб картуз, околышем назад, и брошенный через плечи армяк были влажны от ночной сырости. На свежем, загорелом лице Генки задорно блестели карие глаза и белые, как сахар, зубы.  А я выйду в сад зеленый,В сад крыныченьку копать… —  лихо выводил Генка высоким чистым голосом. Колхозницы, на ходу повязывая косынки, выбегали на крыльцо, старые деды высовывали в окна головы с седыми, спутавшимися за ночь волосами. – Эге-ге! Михайлов хлопец спивае! – А, чтоб тебе, дурной хлопец! Молчи, а то детей побудишь! – кричали из-за плетней бабы. – Носит тебя по селу ни свет ни заря! – И чего это конюх жеребца ему дает! К воротам бежал дед Михайло с радостной улыбкой; пальцы старика на ходу застегивали ворот рубашки, не попадая в петли.  Копав, копав крыныченькуРаным-рано поутру…  – Чую! Чую! До дому вертаетесь! – кричал дед, подбегая к внуку. Генка не спеша соскочил с коня и с ласковой усмешкой глянул на деда: – А то куда ж? Михайло хлопнул себя по коленке и заглянул в лицо внука сияющими, как светлячки, глазами: – А что ж? Погулял бы! Дед подождет! Правление тоже с деда не спросит, де внук гуляе, де песни спивае, – насмешливо начал он. Генка снял с коня уздечку, осмотрел новенькие подковы и, отойдя на два шага, сказал: – Нигде такого коня нету, как наш! – Эге! Нигде нету! Значит, далеконько ты побывал, – подхватил Михайло. – А я ж себе думаю: где-то мой внук пропал? И день ожидаю, и
    26 июля 2019