4,7
20 читателей оценили
616 печ. страниц
2019 год
Оцените книгу
  1. nad1204
    Оценил книгу

    Если бы меня попросили назвать самые-самые, любимейшие из любимых книг детства, то "Динка" и "Динка прощается с детством" были бы в первой тройке абсолютно точно!

    Во-первых, главная героиня — девочка! И не какая-то там правильная зубрилка или манерная мамзелька. О нет! Это такая девочка, которую хватит на пятерых мальчишек! Вихрастый чертенок, самовольная бунтарка, смелая, задиристая, неугомонная! Как же я завидовала в детстве ее самостоятельным купаниям в Волге: когда никто не стоит на берегу и не засекает твоё пребывание в воде чуть ли не с секундомером. Как же мне было обидно за Динку, когда шарманщик не поделился с ней заработком. Как же страшно было мне, когда она тонула в реке, а Ленька вытаскивал ее за волосы. И как же было стыдно потом...

    Во-вторых, это потрясающая история о детской дружбе. Такой, что не каждый взрослый может похвастаться. До полного растворения в друг друге, до полного проникновения в дела товарища, до невозможности разлуки даже на короткое время... И спасибо взрослым, что поняли этот порыв правильно!

    В-третьих, мне ужасно нравилась семья Динки. И то, что у нее были сестры. Я так об этом мечтала, а у меня был один брат! И взрослые мне нравились: очень справедливая мама Марина, добрая хлопотунья Лина, веселый дядя Лека, старенький Никич и даже занудливая и ворчливая Катя. Как же я хотела побывать на Динкиной даче во время веселых вечеров, которые устраивались в воскресенье!

    В-четвертых, приключения, в которые вольно или невольно были втянуты дети!
    Конечно, я не связывала это тогда с революционной деятельностью. Вернее, не так!
    Мы все знали про революцию, про то, что те, кто за нее — хорошие, а остальные — враги. Но как-то это было естественно, само собой разумеющееся, и то, что дети должны помогать, сомнений не возникало. А интересно-то как! И страшно очень!

    А, в-пятых, это просто очень добрая, интересная и большая книжка! Для меня в детстве это тоже было важно!

    Да и сейчас я эту книгу перечитываю. Очень уж она мне дорога!

  2. Arlett
    Оценил книгу

    Один год из жизни большой семьи Арсеньевых. Семьи дружной, но дружба эта - не сладкий пряник. Свои трудности, свои проблемы, свои обиды и стремление понять и простить. В большой семье у каждого свои любимцы, но в трудное время все объединяются. Кроме Динки. Она, как непослушная кудряшка в ее же волосах, вечно торчит в сторону. Она легко обижает, но прощение просить не умеет. Тяжело это - просить. Динка привыкла брать. Простите меня, люди добрые! Простите все, кого заденут мои слова, но не сложились у меня отношения с Динкой . Как и у многих взрослых в этой книге у меня часто возникало желание устроить ей хорошую, совершенно непедагогичную порку. Вся прелесть книги открывалась мне именно тогда, когда Динки с ее косичками не было на горизонте. Назойливая, эгоистичная, нервная. То, что в аннотации называется непосредственностью, для меня обычная наглость и капризы. Дай, надо, купи, хочу. Я не могла ее принять, не могла преодолеть свое глухое раздражение. Пыталась. Честно! Пыталась понять, пыталась полюбить, проникнуться, улыбаться проказам и сочувствовать трудному опыту взросления.
    Динки было слишком много. Это не удивительно, ведь все-таки книга имени ее. Но мне так и хотелось дать ей пирожок (а лучше подзатыльник) и сказать «иди, деточка, погуляй».

    Лично я с большим удовольствием переименовала бы книгу в «Лёньку». Лёнька, милый Лёнька. Есть ли на свете такие как ты? Какое же сердце надо иметь, чтобы не озлобиться, чтобы быть способным на такую любовь, понимание, мудрость, терпение. Появляются такие люди пройдя через адовы испытания. Если, конечно, им удается сохранить чистоту души. Имея горький опыт сравнения, попадая к хорошим людям они преданы и любящи, благодарны, вернее их не найти на всей земле.

    Я восхищаюсь их мамой Мариной. Она учит своих детей думать, чувствовать, сопереживать. Добиться того, чтобы дети понимали тебя даже не с полуслова, с одного взгляда. Это же какого взаимопонимания надо достичь. Это возможно только между глубоко любящими людьми. Надо стать им не просто хорошим родителем. Надо быть Другом. Именно так. С большой буквы. Потому что дружбу только такого человека страшно потерять. Это самое страшное для них наказание, невыносимое. Ведь Марина за все это время даже голос на них не повысила.

    Революционный оттенок меня не раздражал. Такие книги нагляднее любых учебников истории. Учебник истории можно переписать, а эти строки навсегда останутся на своем месте. Люди искренне верили в идею, у них были свои идеалы. Многие в последствие разочаровывались в них, видели, что на деле получается не то, за что боролись. Я им сочувствую. И семье Арсеньевых, и миллионам других семей, которым выпало жить в России в первой половине прошлого века. Страшные, лихие годы. Для истории это короткий период, для человека – вся жизнь. Войны, революции, лагеря. Страшная мясорубка. Сейчас с высоты прожитых лет легко рассуждать и разводить теории, что было правильно, а что нет. Не считаю себя в праве делать это.
    Но небольшая однобокость присутствует в том, что все хорошие люди в книге от сохи, рабочий класс. Остальные или глупы или жестоки.

    Искренняя, светлая, живая книга.

  3. boservas
    Оценил книгу

    Эта книга заканчивается последним днём лета, вот и я, взяв "Динку" на летний тур "Четырёх сезонов", дочитал ровно в последний летний день. Правда, это не я так постарался, а игра заканчивается сегодня, поэтому добил последние 3 главы и вот - отчитываюсь.

    На самом деле с "Динкой" я попал, когда выбирал книги из летней подборки, подумал: "Вот про эту много слышал, кино видел, давай-ка, возьму". Ага, размечтался. А, ведь, был опыт Осеевой, её "Васек Трубачев" - орудие убийства, в смысле объема и веса. "Динка", хоть и девочка, но габаритами не уступает. Короче, нарвался я на кирпич. Слава богу, быстро разобрался и сумел разложить книгу на всё лето, читая в день по 2-3 главки. Хоть тут повезло - книга большая, зато главки маленькие.

    Счет изначально был 0:2 не в мою пользу, во-первых, я уже далеко не ребенок, когда желательно читать эту книгу, во-вторых, даже ребенком я был мальчиком, а не девочкой, что тоже для этого произведения нежелательно. Поэтому я и проиграл, а проигрыш выразился в том, что книга оставила след разочарования.

    Интересно было следить только за взаимоотношениями Динки и Лёньки, ну, и всем тем, что было с этой темой связано. Огромное количество текста с описанием семейных и революционных проблем Динкиной мамы, тётки и кухарки, только разбавляли текст, не прибавляя ему, а, скорее, отнимая. В результате, повесть так опухла, что далеко не каждый роман сравнится с ней объемами, Валентина Осеева, того не желая, доказала, что всё хорошо в меру.

    Еще эта писательница совершенно не умела расставаться со своими героями, с этим я столкнулся и при чтении "Васька", и при чтении "Динки". В обоих случаях третьи части совершенно лишние, кульминация пройдена и дальше герои стремительно теряют индивидуальность, добираясь к последним страницам ходячими тенями самих себя. Очень яркое подтверждение того постулата, что писатель должен уметь вовремя остановиться, если бы "Динка" закончилась прощанием с Волгой, она была бы намного более цельной и законченной.

    Ну, и, конечно, революционная линия кажется с точки зрения сегодняшнего дня, выписанной совершенно лубочно и аляповато. Юноши со взорами горящими и девушки, готовые идти за ними в Сибирь, сознательные рабочие, профессиональные революционеры так и кишат на страницах книги, а дети совершенно уверенно задают им вопросы: как будет после революции, а те так же уверенно отвечают. А, ведь, это 1910 год, время торжества реакции, да еще в глубинке мещанской России.

    А тут благородное и интеллигентное семейство Арсеньевых вполне благополучно живет на фоне страданий народных, пока отец где-то там по Швейцариям да Розливам делает революцию, денежками их "товарищи" снабжают. Откуда у "товарищей" столько лишних денежек, экспроприируют экспроприированное помаленьку в пользу будущей революции и деток соратников вождя? Ладно, сам понимаю, что вредничаю, разве могла Осеева писать по-другому - нет, конечно.

    Но то, что книгу она затянула и перегрузила, что сократи её раза в 3-4, она бы только выиграла, в этом, после прочтения фолианта, я уверен.