Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Баязет

Баязет
Книга доступна в стандартной подписке
Добавить в мои книги
475 уже добавили
Оценка читателей
4.12

«Баязет» – одно из масштабнейших произведений отечественной исторической прозы. Книга, являющая собой своеобразную «художественную хронику» драматичного и славного эпизода истории русско-турецкой войны 1877—1878 гг. – осады крепости Баязет.

Книга положена в основу сериала, недавно триумфально прошедшего по телевидению. Однако даже самая лучшая экранизация все-таки не в силах передать талант и глубину оригинала – романа В. Пикуля…

Лучшие рецензии
Cudrash
Cudrash
Оценка:
41

Ранее я смотрела несколько сериалов, созданных по произведениям Пикуля. Мне нравилось, но после первых двух серий становилось скучно и неинтересно. Начиная читать этот роман (первый из прочитанных мной у этого автора), побаивалась, что произведение тоже быстро надоест, но нет - оно великолепно. Я ходила с этой книгой везде и все спрашивали меня про что я читаю. После ответа: "Читаю исторический роман про войну", в ответ я слышала: "Я не люблю про войну, это неинтересно". Абсолютно не согласна с таким мнением, исторический роман, а уж тем более от Валентина Пикуля - потрясающий. Да и вовсе не про войну это произведение, оно о людях, жертвующих собой ради страны, а главное ради чести офицера и совести простого человека. Оно о разных судьбах людей, так нелепо, порой, прерванных войной. Оно о нравах востока и военного времени, оно о том, как мало нужно человеку для счастья. Читая, я так и не полюбила ни одного героя, но так близки мне были они все. Конечно, автор пишет великолепно. Начинаешь читать как-то тяжеловато, но быстро вчитываешься и потом страницы летят молниеносно. Поверьте, Валентин Пикуль вызовет в вас чувство стыда за то, что вы просто читатель, а не участник тех страшных событий, той страшной войны

Читать полностью
Flight-of-fancy
Flight-of-fancy
Оценка:
29
Наплюем судьбе в ее длинную противную бороду.

То ли в школе мы Баязетское сидение не изучали вообще, то ли изучение это было крайне быстрое, но книгу в руки я брала, зная об этом эпизоде русско-турецкой войны 1877—1878 года только то, что он был. Собственно, даже само мое представление о крепости было в корне не верным - воображение рисовало неприступные стены, окруженные рвом, и крепость с толстыми стенами, построенную с восточным изяществом. Эдакий турецкий вариант средневекового замка. А на деле выглядело это так:

Два тесных захламленных двора, окруженные зданиями, и один – третий двор, окружающий редут, – все это опоясано каменной стеной, опутано узкими переходами, снабжено люками и подземельями, – вот что такое Баязет!

Помимо этого, мне бы в голову не пришло, что блокада города произошла из-за глупости командира ее гарнизона и общей разболтанности войск в этом регионе. И уж тем более я никогда бы не подумала, что крепость чуть не была сдана (уже белые флаги вывесили) из-за трусости некоторых офицеров. Не знаю, были ли господа Пацевич и Нахичеванский действительно такими, какими их нарисовал Пикуль, но за голову хвататься хотелось во время чтения от их полководческой "мудрости". Тем большим уважением проникаешься к защитникам крепости и их нечеловеческой храбрости и упорству, с которым они держали оборону!

Читать полностью
light_bird
light_bird
Оценка:
29

Пользу, которую приносят исторические романы, наверное, невозможно переоценить. Сухая строчка школьного/университетского учебника сообщит нам лишь то, что «на кавказском фронте были заняты крепости Баязет и Ардаган и гарнизоны удерживали оборону, не позволяя туркам пройти в тыл русской армии». Научная монография о русско-турецкой войне 1877-78 гг., несомненно, поведает гораздо больше, но без соответствующей подготовки утомление от процесса превысит удовольствие от познания.
Исторический же роман на скаку подхватывает читателя и стремглав несется по соответствующей эпохе. Кое-как устроившись в седле, читатель видит место событий и героев собственными глазами, а вцепившись в научный арсенал автора, как в плащ наездника, потихоньку, но накрепко усваивает сопромат.

Как это было
На мой взгляд, в романе нет ни одного положительного (без оговорок) персонажа… разве что барон Клюгенау. Остальные срослись со своими недостатками и пороками накрепко и уже неотделимы от них. Но не хочется осуждать этих несчастных людей, потому что Судьба дала им испытание, которое по силам не каждому. И Бог с ними, с пороками, пороки остались в прошлом, исповедоваться было до и придется после. А сегодня надо просто – выжить. На войне прощаются слабости, но только не трусость. И если ты струсил – покаяться вряд ли успеешь.
И все было, и всякое было. И не мечтали, может, героями-то быть, а пришлось. И такое было, что и драться охота, врага бить – охота! Да нечем.

Итого – 182 выстрела, не больше, может сделать он в эту войну. Генералы все сосчитали – не сто и не двести, а вот именно 182: «Вишь ты, Ванюха, генералы-то какие у нас точные, тютелька в тютельку!» А только вот интересно бы знать Ванюхе: отчего это иной патрон в ружье не зарядить? Даже с дула совать пробовали – нет, не лезет, проклятый.
– Ваше благородие! Опять не лезет…
Некрасов берет патрон, швыряет его в канаву:
– Сволочи! Опять не тот калибр…

Страшно, братцы, страшно.

И тупость чиновничества, твердолобость, сребролюбие его – всё это было.

– Прикажите немедленно начислить деньги гарнизону крепости Баязет. Я прямо с позиций, ждать в очереди не могу.
– А вы, голубчик, сколько даете процентов?
Такой патриархальной бесцеремонности поручик никак не ожидал:
– Не разумею: какие проценты?
Желторотых всегда надо учить, так повелось еще при царе Горохе, и управляющий выговорил поручику уже тоном строгого наставника.
– Молодой человек, – сказал он, – мне обычно платят по восьми процентов с общей суммы. Но вы, казаки, – мужичье ведь упрямое: с вас я беру меньше. Однако ниже пяти процентов брать все-таки не намерен…
– Восемь? – Андрей даже покачнулся, рука сама потянулась к эфесу.

Страшно, страшно, господа.

Скрытый страх обостряет чувство юмора. И ты смеешься вместе с ними, и плачешь за них, когда им уже нельзя. Подвиг – это не только красиво и благородно. Это еще и неприглядно, мучительно, больно, противоестественно. И вечная память совершающим этот подвиг вопреки здравому инстинкту самосохранения, но согласно со всеми неписанными законами войны.

После
А после – снова всё во власти человека и его страстей. И всё содеянное – на его совести. Время стирает память, умаляет значение, сокращает до одной строки в учебнике или

среди старых картонок и шляпных перьев вдруг – две медали с такой скромной надписью: «За героическую защиту Баязета в 1877 г.

Единственно что: отступление в пользу революционного движения – лично мне показалось лишним, выбивающимся из общей картины. Но понятное дело, время было такое: видимо, хоть один герой, да должен был пострадать от царизма за вольнодумство. В целом произведение ёмкое, сильное, неразрывное, скрученное в тугую пружину и бьет наотмашь – уничтожает в читателе чувство жалости к себе, побуждая к пониманию, к состраданию. Небольшой временной промежуток, небольшая крепость – всё это несопоставимо с количеством пережитой боли.

Читать полностью
Лучшая цитата
Кабы мой дух, – нехотя объяснил он, – а то ведь нет: зверь энтот меня так обкурил в норе, что за неделю не выветрюсь. Сперва-то, ваше благородие, поскуливал все больше… Видать, по нужде выйти хотел. Потом как захохочет, проклятый. Кусается, стерва. Эвон, чекмень распорол… Приколол! Уж больно Егорыча-то ждать надоело. Тащил его, тащил да и бросил… Устал, ваше благородие. Дозвольте курнуть теперича…
1 В мои цитаты Удалить из цитат
Интересные факты
ОБОРОНА БАЯЗЕТА ПРАВДА И ВЫМЫСЕЛ

Всем поклонникам Клио, Валентина Пикуля и телевизионного сериала "Баязет", рекомендую прочесть статью Рудольфа Николаевича Иванова "Оборона Баязета: правда и вымысел" в "Независимом военном обозрении" от 5 декабря 2003 г.

Город с цитаделью, возведенной еще в XIV веке султаном Баязитом на месте древнего армянского города Пакован, расположен в северо-восточном углу Турции. Сама цитадель Баязет — это, скорее, замок, чем крепость, но расположенный на горе с такими трудными подступами, что три-четыре пехотных батальона с несколькими орудиями могут выдержать длительную осаду. Важными условиями для успешной обороны являлись наличие запасов провианта, воды, боеприпасов и, конечно, отсутствие у противника сильной артиллерии.

В фильме показан расчетливый, двуличный, явно симпатизирующий туркам подполковник Исмаил-Хан, находившийся в крепости с первых дней существования гарнизона. На самом же деле этот 58-летний офицер, отец 9 детей, почти всю свою долгую службу находившийся в подчинении главнокомандующего Кавказской армией и имевший шестнадцатилетний стаж службы в чине полковника, был отважным и честнейшим офицером.

О личности сына Шамиля Кази-Магомеда. Страстью к глумлению над пленными его наградил Валентин Пикуль. Но авторы фильма сильно перестарались, сделав из него отпетого негодяя. Ни в одном из официальных и мемуарных документов, где упоминается его имя, нет повода к этому. Известно, что в семье Шамиля как и в имамате культивировалось уважение к пленным гяурам.
Кази Магомед родился в 1833 году. В 6 лет во время штурма Ахульго он был ранен солдатским штыком в ногу. Обида осталась на всю жизнь. С юных лет он участвовал в боях, а затем и руководил войсками. В 1847 году Кази-Магомед был утвержден наследником имама Шамиля в случае его гибели. 26 августа 1866 года, уже находясь вместе с отцом в Калуге, Шамиль, он и младший брат Магомед-Шафи, будущий генерал русской армии, приняли присягу на верность Царю и Отечеству. После смерти Шамиля в 1871 году в Медине Кази-Магомед не вернулся в Россию и поступил на службу в турецкую армию. Под Баязетом Кази-Магомед пребывал в чине генерал-лейтенанта Его Величества Султана Свиты. Это соответствует генерал-адъютанту Российской Армии. В фильме же он изображен в какой-то черкеске без погон и поведением напоминает чеченского боевика. Разумеется, Кази-Магомед — не только противник, но и изменник, нарушивший принятую присягу. Но совершенно бездоказательно он наделен в фильме качествами хищного зверя.

В заключительных кадрах фильма зрителям сообщается, что семеро героев "Баязета" получили ордена Св. Георгия I степени, и один — II степени. (Им почему-то оказался отважный врач!) Это серьезный "прокол" авторов фильма.
За всю историю существования ордена Святого Георгия (с 1769 до 1917 года), у которого всегда было 4 степени, первую степень получили всего-навсего 25 человек, 5 из которых — иностранцы. Во время упомянутой Русско-турецкой войны орденом Св. Георгия I степени были награждены двое крупных военачальников: генерал-фельдмаршал Великий князь Николай Николаевич (за разгром Анатолийской армии на Балканах и овладение Плевной) и главнокомандующий Кавказской армией генерал-фельдмаршал Великий князь Михаил Николаевич (за разгром Анатолийской армии при Аладжирских высотах недалеко от Баязета).
Среди офицеров цитадели и тех, кто участвовал в снятии блокады с Баязета, самые высокие награды получил полковник Исмаил-Хан Нахичеванский. Высочайшим приказом от 19 декабря 1877 года "за боевые отличия" он был награжден чином генерал-майора, а 31 декабря 1877 года "за примерную храбрость и распорядительность, оказанные во время блокады Баязета в июне 1877 года" удостоен ордена "Святого Великомученика и Победоносца Георгия IV степени".
Высочайшим приказом от 18 декабря 1877 года другими орденами из числа освободителей и осажденных награждены еще 8 офицеров. Фамилии коменданта крепости в списке награжденных не оказалось. В высочайшем приказе и тоже от 18 декабря 1877 года "за отличие в делах против турок" капитану Тифлисского местного полка Федору Эдуардовичу Штоквичу присвоен досрочно чин майора. Такая скудость в наградах имеет одну, но вескую причину — пусть ненадолго, но над крепостью был поднят белый флаг.
Читать полностью