Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Баязет

Добавить в мои книги
473 уже добавили
Оценка читателей
4.08
Написать рецензию
  • Cudrash
    Cudrash
    Оценка:
    41

    Ранее я смотрела несколько сериалов, созданных по произведениям Пикуля. Мне нравилось, но после первых двух серий становилось скучно и неинтересно. Начиная читать этот роман (первый из прочитанных мной у этого автора), побаивалась, что произведение тоже быстро надоест, но нет - оно великолепно. Я ходила с этой книгой везде и все спрашивали меня про что я читаю. После ответа: "Читаю исторический роман про войну", в ответ я слышала: "Я не люблю про войну, это неинтересно". Абсолютно не согласна с таким мнением, исторический роман, а уж тем более от Валентина Пикуля - потрясающий. Да и вовсе не про войну это произведение, оно о людях, жертвующих собой ради страны, а главное ради чести офицера и совести простого человека. Оно о разных судьбах людей, так нелепо, порой, прерванных войной. Оно о нравах востока и военного времени, оно о том, как мало нужно человеку для счастья. Читая, я так и не полюбила ни одного героя, но так близки мне были они все. Конечно, автор пишет великолепно. Начинаешь читать как-то тяжеловато, но быстро вчитываешься и потом страницы летят молниеносно. Поверьте, Валентин Пикуль вызовет в вас чувство стыда за то, что вы просто читатель, а не участник тех страшных событий, той страшной войны

    Читать полностью
  • Flight-of-fancy
    Flight-of-fancy
    Оценка:
    29
    Наплюем судьбе в ее длинную противную бороду.

    То ли в школе мы Баязетское сидение не изучали вообще, то ли изучение это было крайне быстрое, но книгу в руки я брала, зная об этом эпизоде русско-турецкой войны 1877—1878 года только то, что он был. Собственно, даже само мое представление о крепости было в корне не верным - воображение рисовало неприступные стены, окруженные рвом, и крепость с толстыми стенами, построенную с восточным изяществом. Эдакий турецкий вариант средневекового замка. А на деле выглядело это так:

    Два тесных захламленных двора, окруженные зданиями, и один – третий двор, окружающий редут, – все это опоясано каменной стеной, опутано узкими переходами, снабжено люками и подземельями, – вот что такое Баязет!

    Помимо этого, мне бы в голову не пришло, что блокада города произошла из-за глупости командира ее гарнизона и общей разболтанности войск в этом регионе. И уж тем более я никогда бы не подумала, что крепость чуть не была сдана (уже белые флаги вывесили) из-за трусости некоторых офицеров. Не знаю, были ли господа Пацевич и Нахичеванский действительно такими, какими их нарисовал Пикуль, но за голову хвататься хотелось во время чтения от их полководческой "мудрости". Тем большим уважением проникаешься к защитникам крепости и их нечеловеческой храбрости и упорству, с которым они держали оборону!

    Читать полностью
  • light_bird
    light_bird
    Оценка:
    29

    Пользу, которую приносят исторические романы, наверное, невозможно переоценить. Сухая строчка школьного/университетского учебника сообщит нам лишь то, что «на кавказском фронте были заняты крепости Баязет и Ардаган и гарнизоны удерживали оборону, не позволяя туркам пройти в тыл русской армии». Научная монография о русско-турецкой войне 1877-78 гг., несомненно, поведает гораздо больше, но без соответствующей подготовки утомление от процесса превысит удовольствие от познания.
    Исторический же роман на скаку подхватывает читателя и стремглав несется по соответствующей эпохе. Кое-как устроившись в седле, читатель видит место событий и героев собственными глазами, а вцепившись в научный арсенал автора, как в плащ наездника, потихоньку, но накрепко усваивает сопромат.

    Как это было
    На мой взгляд, в романе нет ни одного положительного (без оговорок) персонажа… разве что барон Клюгенау. Остальные срослись со своими недостатками и пороками накрепко и уже неотделимы от них. Но не хочется осуждать этих несчастных людей, потому что Судьба дала им испытание, которое по силам не каждому. И Бог с ними, с пороками, пороки остались в прошлом, исповедоваться было до и придется после. А сегодня надо просто – выжить. На войне прощаются слабости, но только не трусость. И если ты струсил – покаяться вряд ли успеешь.
    И все было, и всякое было. И не мечтали, может, героями-то быть, а пришлось. И такое было, что и драться охота, врага бить – охота! Да нечем.

    Итого – 182 выстрела, не больше, может сделать он в эту войну. Генералы все сосчитали – не сто и не двести, а вот именно 182: «Вишь ты, Ванюха, генералы-то какие у нас точные, тютелька в тютельку!» А только вот интересно бы знать Ванюхе: отчего это иной патрон в ружье не зарядить? Даже с дула совать пробовали – нет, не лезет, проклятый.
    – Ваше благородие! Опять не лезет…
    Некрасов берет патрон, швыряет его в канаву:
    – Сволочи! Опять не тот калибр…

    Страшно, братцы, страшно.

    И тупость чиновничества, твердолобость, сребролюбие его – всё это было.

    – Прикажите немедленно начислить деньги гарнизону крепости Баязет. Я прямо с позиций, ждать в очереди не могу.
    – А вы, голубчик, сколько даете процентов?
    Такой патриархальной бесцеремонности поручик никак не ожидал:
    – Не разумею: какие проценты?
    Желторотых всегда надо учить, так повелось еще при царе Горохе, и управляющий выговорил поручику уже тоном строгого наставника.
    – Молодой человек, – сказал он, – мне обычно платят по восьми процентов с общей суммы. Но вы, казаки, – мужичье ведь упрямое: с вас я беру меньше. Однако ниже пяти процентов брать все-таки не намерен…
    – Восемь? – Андрей даже покачнулся, рука сама потянулась к эфесу.

    Страшно, страшно, господа.

    Скрытый страх обостряет чувство юмора. И ты смеешься вместе с ними, и плачешь за них, когда им уже нельзя. Подвиг – это не только красиво и благородно. Это еще и неприглядно, мучительно, больно, противоестественно. И вечная память совершающим этот подвиг вопреки здравому инстинкту самосохранения, но согласно со всеми неписанными законами войны.

    После
    А после – снова всё во власти человека и его страстей. И всё содеянное – на его совести. Время стирает память, умаляет значение, сокращает до одной строки в учебнике или

    среди старых картонок и шляпных перьев вдруг – две медали с такой скромной надписью: «За героическую защиту Баязета в 1877 г.

    Единственно что: отступление в пользу революционного движения – лично мне показалось лишним, выбивающимся из общей картины. Но понятное дело, время было такое: видимо, хоть один герой, да должен был пострадать от царизма за вольнодумство. В целом произведение ёмкое, сильное, неразрывное, скрученное в тугую пружину и бьет наотмашь – уничтожает в читателе чувство жалости к себе, побуждая к пониманию, к состраданию. Небольшой временной промежуток, небольшая крепость – всё это несопоставимо с количеством пережитой боли.

    Читать полностью
  • Umari_Kokuma
    Umari_Kokuma
    Оценка:
    17

    Скрижали о прошедших векованьях
    Нам веют размышления и боль
    За жизни под свист пуль и звоны сабель,
    Где на кону - и верность, и любовь,

    И вера в долгожданную победу.
    Но все война сотрет, сведет на нет
    И обратит огни сердец в туманы.
    Такой была и крепость Баязет...

    Inter anna, Silent Musae в страхе,
    Но восстанет правда из руин,
    В руках надежды мигом обернется
    Птицей веры, чести и добра.

    Мы знаем, что на все Господня воля.
    Credo, что однажды яркий свет
    Прольется непременно в озареньи,
    Как бесценна жизнь в любви и в мире.

  • Mandarinka
    Mandarinka
    Оценка:
    7

    Во время чтения постоянно испытывала ощущение, что вот еще чуть-чуть, и повествование скатится. Может быть в романтизм с его непогрешимым героем, может быть в чистую описательность, а то и просто в любовный роман ни о чем. Но впечатление это было обманчивое. Уже в следующий момент случалось что-то такое, что меняло фокус и подогревало интерес к книге. Так что роман мне понравился. Единственное замечание, что повествование не торопится, поэтому его стоит читать неторопливо, никуда не спеша. Язык романа богатый, пришелся мне по вкусу. Доставлял он правда некоторые трудности в аудио-версии из-за архаизмов или историзмов, которые в печатном варианте воспринимаются несколько проще, хоть и не с первого раза. Что касается самого сюжета, то ужасаешься, конечно, политике того времени и восхищаешься людьми - героями обороны Баязета. К счастью, Пикуль не является сторонником взглядов графа Толстого о том, что в ходе сражения командующие бесполезны, и самое главное, мол, не мешать русским солдатам. Он придерживается той золотой середины, что в сражении важен и солдат, и командир, и, хотя последний и не может контролировать все, он все же важен. Приятно, что повествование опирается на реальные факты, и, кроме того, приведены даже выдержки из писем. Герои в романе очень цельные, живые; противоречивые и разносторонние как и реальные люди. В общем, Пикуля дальше читать!

    Читать полностью
  • Sherry_Lady
    Sherry_Lady
    Оценка:
    7
    Надо уметь поставить свой дух так высоко, чтобы он всегда определял поступки твоего тела.

    Ранее я читала много художественной литературы о войне. Но в основном это были книги русских писателей о Великой Отечественной или зарубежных о Второй мировой и Первой мировой войне. Но история России богата на различные конфликты. И вот, благодаря В.С. Пикулю, я добралась до русско-турецкой войны 1877—1878 годов.
    Роман состоит из двух частей. В первой мы знакомимся с главными героями, узнаем подробности отношений поручика Андрея Карабанова с Аглаей Хвощинской (которая на момент повествования является женой полковника Хвощинского, первого командира Баязета). Кроме представителей русского отряда мы знакомимся и с их противниками: Фаик-Пашой и Кази-Магомой.
    Крепость Баязет - очень важная стратегическая позиция. За ней Армения, Тифлис, Чечня. Поэтому Фаик-Паше так важно, чтобы русские сдали Баязет.
    Но не тут-то было! Вторая часть книги - "баязетское сидение". Страшные и тяжелые страницы романа, но все же, читая их, невозможно не восхититься мужеством и отвагой солдат и офицеров. Их самопожертвование, стойкость, взаимовыручка вызывают гордость за Отечество, взрастившее таких сынов.
    И жажда для них страшнее пули. Ведь, рискуя жизнью, многие не раз отправляются к реке за грязной водой (а под конец и вовсе за водой, в которой кишат черви). И возвращаются после таких вылазок далеко не все.
    Все эти тяготы выпадают и на хрупкие плечи Аглаи, которая оплакивает погибшего мужа. Хвощинская - единственная женщина, полностью выдержавшая осаду Баязета. Она становится сестрой милосердия и помогает в госпитале. А это тоже совсем нелегкий труд.
    Читать роман было абсолютно несложно и нескучно. Вообще таких книг нужно больше для воспитания в себе духа патриотизма.

    Читать полностью