Книга или автор

Отзывы на книги автора Валентин Распутин

32 отзыва
Anastasia246
Anastasia246
Оценил книгу

"С малых лет Настена, как и всякий живой человек, мечтала о счастье для себя, наделяя его своим, с годами меняющимся представлением. Пока ходила в девках, и счастье ее тоже гуляло легко и свободно, в любой момент оно могло нагрянуть отовсюду, все четыре стороны для него была распахнуты. Так и грезилось: она стоит посредине, а оно, заигрывая, подлетает то слева, то справа, дразнит, щекочет мимолетным ласковым касаньем, зовет за собой и до поры, оставив обещание, отлетает. Так его было много, столько в нем чудилось красивой, непознанной радости, столько любви и удовольствия, что не терпелось тут же окунуться в него и купаться, купаться, тратя его напропалую каждый день и каждый час..."

Война закончилась, а счастье почему-то так и не пришло, затерялось оно где-то, счастье это. Пришли тревога и вечная боязнь, даже не за себя, за любимого - Андрея, за кровиночку под сердцем, пришли новые хлопоты и трудности в и так многострадальную жизнь Настёны. Первый мирный май, расцвет природы, весна в разгаре, но отчего ж на сердце-то так тяжело - не сегодня завтра узнают люди твою тайну, каждому не объяснишь, а злопыхателей хватает...

Счастье, о котором так долго мечталось (и о котором мечтается, наверное, почти каждой женщине), оказалось не счастьем, а тяжелым бременем. Муж вернулся с войны - живой и здоровый - живи да радуйся, а нечему. Ребенок скоро родится - да как жить-то дальше с позором...Куда ни глянь - везде одни проблемы. И чем дальше. тем их больше...

Делаешь для человека все, что можешь, себя всю отдаешь - и что получаешь в ответ...Много здесь горьких строк...

спойлер
Он сказал:
– Избавиться от меня надумала? Но-но, давай.
– Андрей! – испугалась она.
– Избавишься, Настена, избавишься, – клоня, пригибая и выворачивая голос до утешения, продолжал он. – И то: устала – сколько можно? Пора и честь знать. Должен сам понимать. Избавишься, Настена, да не так, как задумала. Со мной, говоришь, пойдешь? – Он еще тошней того усмехнулся и набрал голос: – Да ты же знаешь, что тебя рядом со мной к стенке не поставят. Пожалеют. А меня поставят. Тебя он хошь из-за пуза пожалеют. И пойдешь ты, голубушка, одна, и совесть свою освободишь. Ишь как ладно.
– Перестань, Андрей, счас же перестань. Как тебе не совестно говорить такое?
– Я тебя, Настена, сам от себя избавлю. Скоро уж, скоро, недолго ждать. Я не собираюсь всю жизнь тебя так мытарить. Да хошь завтра, если на то пошло, хошь счас – Ангара рядом. И зарывать, хлопотать не надо. У меня и веревочка припасена. По льду еще на мельницу заходил, прибрал там веревочку. Надежная – пятерых удержит. С твоей же лодки и прыгну, а ты доглядишь, чтоб не всплыл. Тебе же все равно через Ангару надо – ну и меня по пути подбросишь, я тебе полдороги погребу.

свернуть

И финала ждешь с опаской - сердцем и умом понимаешь, что ничего хорошего ждать тут нечего, ну не может быть счастливого конца у этой истории...И, знаете, интуиция не подводит...

Книга о печальной женской судьбе, о самоотверженности и любви, о несправедливости мира, когда за все расплачивается невиновный. А еще это непередаваемые краски природы, яркие сцены деревенской жизни, это мир, такой маленький и такой необъятный, мир, в котором почему-то заблудилось счастье...

"Настена никогда не оглядывалась назад, не жалела о сделанном, не спохватывалась, что где-то когда-то надо было повернуть не сюда, а туда. Жизнь – не одежка, ее по десять раз не примеряют. Что есть – все твое, и открещиваться ни от чего, пускай и самого плохого, не годится. С Андреем Настене выпадали тяжелые дни, но даже и в мыслях она не переиначивала свою судьбу; поправлять наперед поправляла, но по-готовому не перекраивала и рядом с собой другого мужика не представляла. Тогда и из себя надо делать другого человека – кто ей позволит? Пускай другие как хотят, а она проживет начатой жизнью и метаться из стороны в сторону не станет.
."

Живи и помни...

P.S. Надо будет и экранизацию 2008 года посмотреть (фильм Александра Прошкина)...

"Она дождется своего, а не чужого счастья.
На всех его, говорят, не хватает – кому повезет, кому нет. Но она-то на белом свете только одна, ничем ее заменить нельзя – почему именно ей обходиться без него? Кто это сделал такое распределение? Для чего, в таком случае, ей дали жизнь, если того, ради чего она родилась, на нее же может и не достать? Вся ее жизнь в ней, в ее сердце, душе, теле, остальное пусть и близко, рядом, но в сторонке, остальное благодаря ей только и существует, так почему же предназначенное для нее как нарочно должно пройти мимо и попасть к кому-то другому? Нет, так с человеком нельзя. Добро бы ей жить потом во второй, в третий раз, чтобы наверстать упущенное, – да не жить, не наверстать. Все свое бери с собой, не оставляй про запас – не пригодится...
"

strannik102
strannik102
Оценил книгу

Странным образом получилось, что до сих пор «ПРОЩАНИЕ С МАТЁРОЙ» не читал. Хотя содержание в общем-то знал — по крайней мере общую схему событий и сюжетную основу, но вот сам текст в руки не брал. И не то, чтобы из какого-то принципа или по недомыслию, а просто так получалось. Точнее — не получалось. И только 242 пункт задания в Охоте на снаркомонов понудил специально поискать произведение из «деревенской темы», и тут уже первым, что всплыло — фамилия русского писателя-деревенщика Валентина Распутина и конечно же эту ставшую уже программной повесть.

Моё запоздалое «свидание» с Матёрой превратилось даже не просто в литературно-читательское пиршество и не только в тревожные и порой мучительные невнятные рассуждения и поиски ответов на извечные русские вопросы «Кто мы? Откуда мы взялись? Куда идём?», но ещё и настоящее свидание со своей малой родиной — родом я из тех мест, о которых пишет Валентин Распутин, иркутянин я, сибиряк (не коренной, правда, но всё равно, там родился и именно сибиряком всё чаще себя ощущаю и порой позиционирую вплоть до готовности обозначить однажды таковое своё качество при очередной переписи населения в графе «национальность»).

Эта повесть и вообще вся книга (а в ней ещё и «Уроки французского» и другие рассказы Распутина) удивительным и случайным образом совпала по настроению и отчасти по внутренней сути с предыдущей библиотечной прочитанной книгой («Русские: рассказы»). Совпала и стала не то предтечей, не то — в моём случае — прямым продолжением поисков ответов на сформулированные выше вопросы о нашей народной и национальной сути, о внутренней сущности русскости. И в поисках ответов на эти многажды уже переиначенные и отчасти затрёпанные вопросы много открывается горечи и сокрушения, много всякого рода нашей русской и российской дурости, расхлябанности и сойдётитакости, много печали и недоумения...

Выписанные с тщанием и любовью образы деревенских матёрских старух и стариков будто взяты из гущи деревенской жизни середины 60-х и просто перенесены текстом книги в нашу современность; перенесены и поставлены перед нами немым вопросом и прямым укором. И это строгие и одновременно любящие глаза бабки Дарьи смотрят сейчас прямо в душу и мне, и моим детям, и всему моему поколению, и вообще всем нам — смотрят уже из глубины времён и поколений, предшествовавших нам, ставившим на ноги и собиравшим по крохам эту страну и эту землю и саму Русь; смотрят требовательно и с тревогой... и с надеждой...

Не знаю, входит ли эта повесть в программный школьный список русской литературы, но как по мне, так хотя бы факультативно и рекомендательно должна входить — пусть только для того, чтобы каждый школяр запомнил, что такая книга есть, и однажды всё-таки взял её в руки и прочёл.

РАССКАЗЫ
Дополняющие сборник рассказы продолжают, развивают и поворачивают под разными углами подобно 3D-модели тему. И если в "Уроках французского" автор больше вспоминает (и, вспоминая, не просто ностальгирует, но ещё и ставит перед героями и персонажами, и вместе с ними перед читателями, нравственно-этическую проблему) времена теперь уже довольно давние и для большей части более молодого населения скорее экзотические, то в двух других рассказах мы попадаем во вполне современные ситуации и совсем актуальные темы — давно ли закончились они, те самые "лихие 90-е", да и совсем ли они закончились, уйдя в прошлое календарно — признаки и приметы тех совсем не красящих ни страну ни народ ситуаций до сих пор то и дело выплывают на испуг и вздрагивание обывателя... И пугаешься и вздрагиваешь!

Tin-tinka
Tin-tinka
Оценил книгу

Мне очень нравятся книги, в которых автор ставит героев перед сложным морально-этическим выбором, а читатель погружается в решение вопроса о том, как бы он сам поступил на месте персонажа. Конечно, времена меняются и психология людей прошлых веков отличается от современной, но нормы морали в основном остаются неизменными, да и попытка взглянуть на происходящее глазами жителей прошедших эпох, возможность примерить «чужую шкуру» - разве это не один из основных плюсов литературы?

Данное произведение глубоко исследует внутренний мир людей, можно назвать его неспешным, но именно внимательность к деталям позволяет передать множество оттенков чувств персонажей, их мысли, надежды на будущее и причины, побуждающие их к тем или иным действиям. Автор поднимает вопрос, который особенно остро воспринимался в советское время – что выше: личное счастье или долг перед обществом, перед своей Родиной. Можно ли вообще в тяжелое военное положение думать о себе или же «все для фронта, все для победы»? В то время ответ был однозначен, а сейчас у современных читателей есть возможность задуматься о сложном нравственном выборе людей: одни называют это советской пропагандой с негативным оттенком, а другие полагают, что без этой идеологии нельзя было бы выстоять в столь трагическое время и победить фашизм.

С моей точки зрения, Распутин показал, что ступив на скользкую дорожку, «на темную сторону», человек начинает падать все ниже и ниже, загоняя в тупик не только себя, но и затягивая туда всех близких. Эгоизм, жалость к себе, слабоволие, трусость - дай слабину и ты уже безвозвратно перешел черту.

спойлерИ вроде можно попытаться оправдать главного героя – действительно, он отдал годы жизни службе государству, не раз рисковал собой, неужели он не заслуживает отдыха, «почему одним можно, а ему нельзя» и прочее. А то жестокое неумолимое наказание, которое полагается за его проступок, только все усугубляло, толкало его дальше и дальше по пути правонарушений. Имей он надежду искупить вину, возможность отделаться каким-либо иным наказанием – наверняка Андрей воспользовался бы этим, чтобы вернуться к нормальной жизни. Но мысль, что цена за его ошибку – расстрел, не оставляла ему другого выбора в попытке сохранить жизнь любой ценой. Отдельный вопрос, стоит ли пытаться такую жизнь сохранить, это благородные герои К.М. Симонова говорят:
....рассуждает про человека, который, чтобы жить, на что угодно готов — хоть всю жизнь на одном аршине, один, без людей, в темноте, молча, стоять, только бы жить, только бы не умереть! Ну, а я на это не согласен, я согласен жить только на определенных условиях.
— А именно?
— А именно на таких, чтобы мы победили немцев! А какая может быть без этого жизнь? В темноте, в страхе, молча, на одном аршине? Так я на такую жизнь не согласен!
а у героя Распутина - другой взгляд.
Вообще, Андрей очень сложный, интересный персонаж, размышления о прошлом почти оправдывают его в глазах читателя и только несколько ярких моментов с мельницей или с теленком напоминают, что он отнюдь не положительный герой. Стоит ли сочувствовать человеку, который считал нормальным поднимать руку на жену, хоть потом и говорил о том, что раскаивается, но все же продолжал ей угрожать и запугивать
Но запомни еще раз: скажешь кому, что я тут был, – достану. Мертвый приду и стребую. Запомни, Настена.
Может, это естественное поведение человека, увязнув в своей вине, искать еще большей вины, с трудом преодолевать соблазн отомстить тем, кто счастливее, кто может жить, не скрываясь от закона, но не из таких ли дезертиров и получались шайки бандитов, которые наносили урон мирным жителям, безнаказанно совершая преступления в тылу, пока страна сражалась с врагами
...в отместку в свое удовольствие измываться над Таней, а потом жалеть ее и снова измываться – она все стерпит и будет счастлива самой малостью...Таня и без того обижена, а потому можно обижать ее дальше
свернуть

Как бы то ни было, Андрей свой выбор сделал и несет наказание за свою ошибку, но, к сожалению, он не из тех людей, которые умеют отвечать за себя сами, не перекладывая на близких своих проблем. Поэтому в повествовании важную роль отводится его жене Настене, которой тоже необходимо сделать выбор, что ей ближе - муж или партия, личное или общественное, долг жены или долг гражданина. Писатель рисует ее весьма положительной, доброй женщиной, хотя моментами она кажется слишком слабовольной, слишком покорной мужниному авторитету, но что еще ожидать от крестьянки прошлого века, когда весь уклад ее жизни был таков, что муж - глава, привычка слушаться мужчину вбивалась смолоду. По мне, именно эта покорность была определяющей в ее поведении, а не любовь, хотя, быть может, для нее одно и неотделимо от другого.

спойлерИ финал этой истории кажется мне вполне закономерным – я лично не видела для Настены возможности счастья и, хотя и считаю, что она зря пыталась себе изначально приписать слишком много вины (даже в том, что муж позорно сбежал с фронта, женщина видит свою ответственность), но все же ее провинность перед обществом была слишком велика, чтобы ей удалось спокойно дожить свой век в деревне. Автор словами Андрея показывает нам, что выхода из этой ситуации не было – интересно было бы узнать, а реально ли это так? Действительно ли в то послевоенное время Андрею грозил расстрел или же права была Настена, предполагающая смягчение приговора и наказание каторжными работами, а также пусть малую, но возможность последовать за ним в ссылку.свернуть

Подводя итог - это прекрасное произведение, описывающие жизнь в тылу в последний год войны, уклад сибирской деревни, состоящей из женщин с детьми и стариков, которые тянули свою лямку в ожидании возвращения мужчин с фронта. Советую эту книгу всем поклонникам психологической прозы и советской классики.

Anton-Kozlov
Anton-Kozlov
Оценил книгу

Книга эта попалась мне на глаза случайно. Я узнал о ней из сообщения в память Валентина Распутина. Я узнал, как он глубоко переживал за судьбу России и писал о русской культуре. Я захотел прочитать именно эту книгу, поскольку именно она расскажет о мыслях этого человека напрямую, а не завуалированно через его художественные книги. Уже во время чтения вступления я понял о чём будет в книге и что книга разбередит моё сердце и даст пищу и подтверждение для моих собственных мыслей о современной России и её недалёкого прошлого.

Такие книги нужны для всех нас, русских. Для всех русских по сердцу, а не по национальности. Такие книги не дадут забыть, как было, начиналось и как сейчас есть в России, чтобы не повторялось и на чём можно построить свою борьбу.

По сути, вся книга - это несколько интервью, которые давал Валентин Распутин, с некоторым количеством текста от журналиста. Интервью, которое полно мыслями человека, всей душой болеющего за Россию.

Что не понравилось тут, так это указание дат, когда было взято интервью указывается в конце интервью. Лучше было бы указывать это в начале интервью, чтобы можно было сразу лучше сориентироваться, что происходило в России и мире это время.

Вопросы тут самые разные. Одни были для меня очень интересны, другие не очень затронули. Но все они в той или иной степени касаются России и полны рассуждений и философии.

Стоить помнить и понимать, откуда всё это шло и кто способствовал этим убийственным для России годам. Срок оккупации России подошел к концу и мы начинаем борьбу за свою свободу от контрибуций Америке и надеюсь скоро избавимся от этого однополярного мира, в котором сейчас мы живёт.

Избавление это наверняка не будет лёгким, ведь многие государственные посты занимают враги России, иногда явные, иногда под личиной патриотов России. Этих ненавидящих Россию "людей" сейчас развелось масса. В интернете сейчас разжигают не только добровольцы, но и специальных войска США, которые занимают целый городок. Они направляют мнение людей в нужное русло. Не поддавайтесь на провокации и ложные факты, которые ведут вас по ложному и нужному им пути. Не будьте марионетками в руках врага. Война сейчас ведётся не бомбами и ракетами, она ведётся руками с помощью клавиатуры людьми в погонах за экранами мониторов и простыми людьми, которые поддались на обман.

Все СМИ на телевидении и в интернете также не подконтрольны государству, они принадлежат корпорациям и действуют в их интересах, а ФРС создаёт деньги из воздуха. Умы и деньги принадлежат им.

Если выборы – альфа и омега, как было сказано, всякой непрочной власти, то телевидение – это не иначе как чума и холера на бедную Россию вот уже на протяжении свыше двадцати лет. Более грязного и преступного TV в мире не существует и не может существовать, ибо не находится больше желающих за государственный счет содержать огромную, хорошо вооруженную армию легальной организованной преступности, денно и нощно занятую нравствен ной и культурной стерилизацией народа. Результаты наяву: все меньше, к несказанной радости исполнителей, пахнет русским духом, духом культурного человека, все меньше Россия похожа на себя.

Таким странам, как наша, приходится трудиться и обменивать свои ресурсы и результаты труда на их нарисованные фантики банка ФРС (Федеральная Резервная Система - негосударственная организация в Америке, которая даёт деньги в долг всему миру, включая и США). Россия не может напечатать рубли без их обеспечения долларами. Сейчас мы подконтрольны США, через Конституцию и другие законы, которые были написаны спецслужбами после нашего поражения в Холодной войне.

За огромный вклад в победу США в этой войне Госсекретарь СССР Горбачёв после развала получил американскую медаль Свободы. Она была вручена ему в 2008 году на торжественной церемонии в Национальном конституционном центре США. Медаль была присуждена Горбачеву за его вклад в окончание холодной войны. То есть, за развал СССР и за вклад в поражение в Холодной войне. Вот такой вот "патриот" своей страны. И таких сейчас огромное количество. Они готовы и дальше служить своему англоговорящему хозяину.

В книге описаны последствия убийственного разрушения СССР, а причины я описал выше. Всем нам надо осознать, что наша страна захвачена транснациональными корпорациями и при помощи Америки угнетается при помощи написанных законов и Конституции под диктовку западных консультантов, которые до сих пор контролируют нашу страну.

Toccata
Toccata
Оценил книгу

«Жалко было Настену»

Настена терпела: в обычае русской бабы устраивать свою жизнь лишь однажды и терпеть все, что ей выпадет.

Вдоволь навоевавшийся, уставший, истосковавшись по родным людям и местам, солдат не возвращается из госпиталя в строй, а дезертирует домой, не сразу вполне отдавая себе отчет в том, что он совершает. Осознание приходит к Андрею после: добравшись до своей Атамановки, он не может показаться на люди и потому, что облекут его позором соседи, и потому, что конкретным приговором осудит военное начальство. Андрей зарастает бородой и, будучи оторванным от человеческого общества, научается даже выть, как таежный волк.

Дерзкий Есенин не вполне был прав, когда утверждал, будто он – «последний поэт деревни». Положим, деревня Распутина – не та, что есенинская, колхозная уже, чего и страшился Сергей Александрович; что Распутин – не поэт, а прозаик, но и проза его так полна народной мудрости и правды, трогательных суеверий, вещих снов, снящихся одновременно двум любящим друг друга героям, что сопоставима с лучшими стихами крестьянских поэтов, а уж замечательным образцом жанра деревенской прозы является точно. Как празднует таежная деревенька далекое окончанье войны!.. И глухого деда достают с мельницы и усаживают за общий стол.

Но, конечно, жемчужина повести – образ Настены, жены Андрея, которая обнаружила его появление в родной деревне, которая от конечного отчаяния спасала мужа своей безоглядной преданностью и заботой. На примере Настены понимаешь еще верней: не обязательно кончать университеты, чтоб узнать и усвоить нравственные принципы. Не случайно Распутин зовет свою героиню так ласково, не случайно он позволяет нам узнать до конца о судьбе ее, не Андрея. Так прекрасна эта любящая, совестливая, истинно русская женщина, что неизбежно приходит на память это некрасово-коржавинское:

…Столетье промчалось. И снова,
Как в тот незапамятный год -
Коня на скаку остановит,
В горящую избу войдет.
Ей жить бы хотелось иначе,
Носить драгоценный наряд…
Но кони - все скачут и скачут.
А избы - горят и горят.
Живи и помни
4,6
65 читателей оценили
Toccata
Toccata
Оценил книгу

«Жалко было Настену»

Настена терпела: в обычае русской бабы устраивать свою жизнь лишь однажды и терпеть все, что ей выпадет.

Вдоволь навоевавшийся, уставший, истосковавшись по родным людям и местам, солдат не возвращается из госпиталя в строй, а дезертирует домой, не сразу вполне отдавая себе отчет в том, что он совершает. Осознание приходит к Андрею после: добравшись до своей Атамановки, он не может показаться на люди и потому, что облекут его позором соседи, и потому, что конкретным приговором осудит военное начальство. Андрей зарастает бородой и, будучи оторванным от человеческого общества, научается даже выть, как таежный волк.

Дерзкий Есенин не вполне был прав, когда утверждал, будто он – «последний поэт деревни». Положим, деревня Распутина – не та, что есенинская, колхозная уже, чего и страшился Сергей Александрович; что Распутин – не поэт, а прозаик, но и проза его так полна народной мудрости и правды, трогательных суеверий, вещих снов, снящихся одновременно двум любящим друг друга героям, что сопоставима с лучшими стихами крестьянских поэтов, а уж замечательным образцом жанра деревенской прозы является точно. Как празднует таежная деревенька далекое окончанье войны!.. И глухого деда достают с мельницы и усаживают за общий стол.

Но, конечно, жемчужина повести – образ Настены, жены Андрея, которая обнаружила его появление в родной деревне, которая от конечного отчаяния спасала мужа своей безоглядной преданностью и заботой. На примере Настены понимаешь еще верней: не обязательно кончать университеты, чтоб узнать и усвоить нравственные принципы. Не случайно Распутин зовет свою героиню так ласково, не случайно он позволяет нам узнать до конца о судьбе ее, не Андрея. Так прекрасна эта любящая, совестливая, истинно русская женщина, что неизбежно приходит на память это некрасово-коржавинское:

…Столетье промчалось. И снова,
Как в тот незапамятный год -
Коня на скаку остановит,
В горящую избу войдет.
Ей жить бы хотелось иначе,
Носить драгоценный наряд…
Но кони - все скачут и скачут.
А избы - горят и горят.
smmar
smmar
Оценил книгу
Вот он и приехал – молись, Мария! Сейчас ему откроют.

Сейчас Кузьме откроют. Откроет брат, у которого Кузьма будет просить деньги. И от того, даст тот или нет без малого зависит судьба Кузьмы, Марии и их ребятишек.

Недостача в магазине – государственное преступление, а полуграмотная доверчивая Мария и товар принимала без накладных, и расписывалась, где было велено – так и вышла недостача в тысячу рублей. Не десять рублей, не сто, а тысяча! Оглушила эта новость Марию, да и всю деревню тоже. Ведь эта же деревня и уговаривала Марию встать за прилавок, измаявшись без собственного магазина. Эта же деревня помнила, сколько людей уже пострадало от магазина, сколько недостач было выявлено и сколько людей осуждено. И вот теперь за несколько дней необходимо собрать эту тысячу. Тогда есть шанс, что ревизор пожалеет Марию с ребятишками, не доложит «куда следует» и не уведут Марию по этапу. Да где её взять, тысячу эту, если в деревне живых денег почти и не водится! А если и водятся, то способны ли люди расстаться с ними, пусть на время, но со своими, родными деньгами, окажутся ли деньги роднее, чем какая-то Мария?! И вот ходит Кузьма по дворам, занимает, стыдится, болеет душой, а Валентин Распутин раскрывает перед нами калейдоскоп человеческих характеров – дед Гордей, который от своего имени ходит, выпрашивает и приносит Кузьме мятые пятерки; председатель колхоза, объявляющий работникам, что надо, надо помочь Марии и отдать свою зарплату и сам первый отдавший свою; жены работников, зверем смотрящие на Кузьму после этого и забирающие деньги обратно; Степанида, ни в какую не желающая расстаться со своим добром, но зато громко причитающая, как ей жалко Марию и ребятишек.

Кузьма даже в мыслях не осмеливался просить у них деньги. Он представлял себе свой обход так: он заходит и молчит. Уже одно то, что он пришел, должно было сказать людям все

Тяжелое произведение и, как все истории, рассказанные Распутиным, – глубоко нравственное, заставляющее задуматься и заглянуть в глубину своей души, вызывающее очень сильные эмоции и отзывающееся болью.
Финал открыт: молись, Мария!

smmar
smmar
Оценил книгу
Когда провожают - надежней: что-то в человеческой судьбе имеет глаза, которые запоминают при отъездах - есть к кому возвращаться или нет.

Живи и помни – помни, что твой муж оказался дезертиром и теперь скрывается от людей в лесной чаще; помни, что ты жена ему и должна делить с ним судьбу его; помни, что осудить легко, а под пули идти страшно, ой как страшно; помни, что люди злы и языкаты, что осудят тебя, и не простят, и змеями вслед шипеть будут, осуждать беззащитную.

Живи…Так хочется жить, когда ты молодой мужчина, а дома родители и жена ждут твоего возвращения, сердцем болят; как хочется жить, когда пули, пули, смерти кругом; так хочется домой, когда, израненый, но целехонький, выходишь из госпиталя; так хочется домой, когда смерть тебя ловила-подстерегала да не поймала; так хочется домой, когда знаешь, что в этот раз Смерть тебя не отпустит.

Помни…И вспомнила Настена про мужа своего, то ли пропавшего, то ли дезертировавшего, вспомнила сразу, как только стали вещи пропадать из дому; вспомнила, что она – ЗА мужем и что теперь вот её доля – помогать ему, скрывая; вспомнила, как забрал он её, девчонкою и привел в свой дом; вспомнила, сколько простого незаметного счастья было меж ними; вспомнила, как хотели они детей и не получалось, как кляла себя и терпела побои; вспомнила – и не поверила, в этой ли жизни было или только снилось когда-то.

Живи…И живет Андрей в лесу, как зверь дикий и воет как зверь дикий; тянет соки из Настены и любит её, любит, жену свою, настоящую Женщину – что и в огонь, и в воду - за него, за мужа; живет и понимает, что Великая Победа – Победа, которую так долго ждали и ради которой жили, не может быть им отпразднована…

– Дедушка! – в десять голосов ахнули люди. К нему кинулись, развязали, подняли на руки и усадили, крича близко в уши, отталкивая и перебивая друг друга:
– Дедушка, война кончилась!
– Дедушка, миленький, где ж ты был?
– А мы тут без тебя. Забыли про тебя. Ты уж не серчай. Все с ума посходили.
– Сидим, а кого-то не хватает. Кого не хватает? Дедушки не хватает. Господи!
Он вертел большой лохматой головой и бессловесно, спокойно, показывая, что понимает и прощает, неторопливо и мудро кивал. И, глядя на него, близкие к слезам бабы разом заплакали. Только сейчас, когда последний живой человек в Атамановке узнал от них, что случилось, они наконец поверили и сами: кончилась война.

Валентин Распутин широкими мазками рисует и единичные человеческие трагедии, и горе всех людей, и характеры людей, и глубину их душ – великий Мастер, великий Человек.

Живи и помни
4,6
65 читателей оценили
smmar
smmar
Оценил книгу
Когда провожают - надежней: что-то в человеческой судьбе имеет глаза, которые запоминают при отъездах - есть к кому возвращаться или нет.

Живи и помни – помни, что твой муж оказался дезертиром и теперь скрывается от людей в лесной чаще; помни, что ты жена ему и должна делить с ним судьбу его; помни, что осудить легко, а под пули идти страшно, ой как страшно; помни, что люди злы и языкаты, что осудят тебя, и не простят, и змеями вслед шипеть будут, осуждать беззащитную.

Живи…Так хочется жить, когда ты молодой мужчина, а дома родители и жена ждут твоего возвращения, сердцем болят; как хочется жить, когда пули, пули, смерти кругом; так хочется домой, когда, израненый, но целехонький, выходишь из госпиталя; так хочется домой, когда смерть тебя ловила-подстерегала да не поймала; так хочется домой, когда знаешь, что в этот раз Смерть тебя не отпустит.

Помни…И вспомнила Настена про мужа своего, то ли пропавшего, то ли дезертировавшего, вспомнила сразу, как только стали вещи пропадать из дому; вспомнила, что она – ЗА мужем и что теперь вот её доля – помогать ему, скрывая; вспомнила, как забрал он её, девчонкою и привел в свой дом; вспомнила, сколько простого незаметного счастья было меж ними; вспомнила, как хотели они детей и не получалось, как кляла себя и терпела побои; вспомнила – и не поверила, в этой ли жизни было или только снилось когда-то.

Живи…И живет Андрей в лесу, как зверь дикий и воет как зверь дикий; тянет соки из Настены и любит её, любит, жену свою, настоящую Женщину – что и в огонь, и в воду - за него, за мужа; живет и понимает, что Великая Победа – Победа, которую так долго ждали и ради которой жили, не может быть им отпразднована…

– Дедушка! – в десять голосов ахнули люди. К нему кинулись, развязали, подняли на руки и усадили, крича близко в уши, отталкивая и перебивая друг друга:
– Дедушка, война кончилась!
– Дедушка, миленький, где ж ты был?
– А мы тут без тебя. Забыли про тебя. Ты уж не серчай. Все с ума посходили.
– Сидим, а кого-то не хватает. Кого не хватает? Дедушки не хватает. Господи!
Он вертел большой лохматой головой и бессловесно, спокойно, показывая, что понимает и прощает, неторопливо и мудро кивал. И, глядя на него, близкие к слезам бабы разом заплакали. Только сейчас, когда последний живой человек в Атамановке узнал от них, что случилось, они наконец поверили и сами: кончилась война.

Валентин Распутин широкими мазками рисует и единичные человеческие трагедии, и горе всех людей, и характеры людей, и глубину их душ – великий Мастер, великий Человек.

smmar
smmar
Оценил книгу
Вот он и приехал – молись, Мария! Сейчас ему откроют.

Сейчас Кузьме откроют. Откроет брат, у которого Кузьма будет просить деньги. И от того, даст тот или нет без малого зависит судьба Кузьмы, Марии и их ребятишек.

Недостача в магазине – государственное преступление, а полуграмотная доверчивая Мария и товар принимала без накладных, и расписывалась, где было велено – так и вышла недостача в тысячу рублей. Не десять рублей, не сто, а тысяча! Оглушила эта новость Марию, да и всю деревню тоже. Ведь эта же деревня и уговаривала Марию встать за прилавок, измаявшись без собственного магазина. Эта же деревня помнила, сколько людей уже пострадало от магазина, сколько недостач было выявлено и сколько людей осуждено. И вот теперь за несколько дней необходимо собрать эту тысячу. Тогда есть шанс, что ревизор пожалеет Марию с ребятишками, не доложит «куда следует» и не уведут Марию по этапу. Да где её взять, тысячу эту, если в деревне живых денег почти и не водится! А если и водятся, то способны ли люди расстаться с ними, пусть на время, но со своими, родными деньгами, окажутся ли деньги роднее, чем какая-то Мария?! И вот ходит Кузьма по дворам, занимает, стыдится, болеет душой, а Валентин Распутин раскрывает перед нами калейдоскоп человеческих характеров – дед Гордей, который от своего имени ходит, выпрашивает и приносит Кузьме мятые пятерки; председатель колхоза, объявляющий работникам, что надо, надо помочь Марии и отдать свою зарплату и сам первый отдавший свою; жены работников, зверем смотрящие на Кузьму после этого и забирающие деньги обратно; Степанида, ни в какую не желающая расстаться со своим добром, но зато громко причитающая, как ей жалко Марию и ребятишек.

Кузьма даже в мыслях не осмеливался просить у них деньги. Он представлял себе свой обход так: он заходит и молчит. Уже одно то, что он пришел, должно было сказать людям все

Тяжелое произведение и, как все истории, рассказанные Распутиным, – глубоко нравственное, заставляющее задуматься и заглянуть в глубину своей души, вызывающее очень сильные эмоции и отзывающееся болью.
Финал открыт: молись, Мария!