Книга недоступна

Маша Регина

3,7
12 читателей оценили
285 печ. страниц
2014 год
Оцените книгу
  1. Plushkin
    Оценил книгу

    И снова я повелся. На шорт-лист "Большой книги". На обложку в приятных теплых тонах (хотя обложка довольно адекватная - осенний ветер уносит листы от брошенной книги).
    Короче, пичалька.
    Нет, сказать, что книга Вадима Левенталя плоха я не могу. Следить за жизнью героини было интересно, сама книга неглупая, много готовых афоризмов, но есть вот такущее НО. Точнее их несколько, этих "но".

    - Несмотря на меткие афористичные высказывания, стиль книги в целом ужасен. Тут в рецензиях на эту книгу уже упоминали громоздкость предложений настолько запутанную и переусложненную, что не всегда до конца понятно о чем же речь. Добавлю к этому любовь автора к дополнениям-пояснениям-ответвлениям мысли, заключенным в скобки. Я сам их использую, причем часто, однако не так часто, как автор. У него даже вложенные скобки встретились! Странное выделение авторской речи не по правилам понять могу - автор самовыражовывается, у них в европах так принято, Левенталь же не какой-то там орган собачий, а писатель с претензией. Всё понимаю. А вот принять не могу.

    - Следующая претензия тоже относится к стилистике, но я решил выделить ее отдельно. Есть такой неплохой прием в литературе: сначала рассказывается что получилось, а уж потом как дошли до жизни такой. Когда я в книге впервые встретил фразу "А дело было так", то порадовался, что автор так удачно использовал ретроспективу. Когда ровно этот же прием встретился мне в третий раз, ощущение были, мягко говоря, не те. А уж когда я прочитал "А дело было так" в седьмой раз, стало ясно, что автор просто халтурит.

    - Мат. Встречая его неоправданное применение в художественных произведениях (авторские амбиции - не оправдание), сразу снижаю оценку, а автора заношу в мысленный список не оправдавших ожиданий и неблагонадежных. Про желание оторвать руки подробно не буду. И главное на обложке что-то не видно крупной надписи "ОСТОРОЖНО! НЕЦЕНЗУРНАЯ ЛЕКСИКА!". И напрасно. Лексики там много.

    - Напускная интеллектуальность. Тут тебе и английский с немецким без перевода, и Стоппард с Гегелем, и Ларри Кларк, правда, в отсутствие Лени Риффеншталь. Ну умный ты, так перестань этим кичиться и засунь свой снобизм в ... (см. предыдущий пункт - Мат.) Кстати, об интеллекте. Меня всегда шокирует, когда умные люди используют выражение "растекаться мыслью по древу", что и сделал Левенталь, - еще в детстве, в советское время, я узнал, что это выражение - банальная ошибка переписчика, а правильно "растекаться мысью по древу". Мысь = белка.

    - Самое главное: смысл произведения. Это ж не просто история о девочке из глубинки, которая трудилась и потому добилась. С помощью истории ее жизни Вадим Левенталь раз за разом вдалбливает нам нехитрую "истину": жизнь - бессмысленное говно, как из шкуры не лезь, никому это не нужно и ничего не дает. Дорогой автор, я прекрасно понимаю твой кризис среднего возраста, но неужели надо было все эти помои выплескивать на нас - читателей?

    ...и в конце-концов все три истории приводят по большому счету к одному и тому же - бездарно прожитой жизни

    Угу. Как-то так.
    Прочитал в интервью, что жена Вадима Левенталя не поддержала его в части содержания книги и взаимоотношений героев. Какая ж она молодец!

    - И, кстати, об отношениях. Кроме как бухать и заниматься сексом герои книги мало чем занимаются. Нет, никакой пошлости, но странно как-то. И безобразно.

    Правда, мне показалось, что автор хотел сказать: вот, смотрите, все данные были у Маши прожить жизнь в любви и гармонии, а она своими руками всё под откос. Типа, мы сами кузнецы своего несчастья. Не знаю, может и не показалось.
    В любом случае я не жалею, что прочитал роман, но вот рекомендовать его не буду ни-ко-гда.

  2. ktokrome
    Оценил книгу

    "(классика) из под стонка и теплая"

    "Классика из-под стонка" - это, наверное, то самое определение книги. И еще "полный Левенталь".
    Трудно найти роман, который злил бы и раздражал больше. Читать эту книгу мне, как страстному любителю художественного русского языка, было больно.

    Во-первых. Автор держит читателей за идиотов и бесконечно понтуется своей начитанностью: "Смотрите, я знаю кто такой Секацкий, и еще знаю, что Кант был девственником, и еще много чего знаю, а вы дураки, но я вас сейчас поражу мощью моего ума!".

    Во-вторых, это размазанные по бумаге сопли. Много-много соплей, прикрытых отчаянным подростковым цинизмом и "героизмом": ах, какая у нас героиня вся из себя сильная и трагическая.
    Буэээ.
    В третьих. то Ужасный, просто чудовищный язык. Он точно филолог? Тогда зачем, объясните мне, почему Левенталь строит предложения так, что чтобы понять о чем, собственно, речь, нужно читать три раза. Я не шучу!
    Вот типичный отрывок:

    "...череда не событий даже (какие ж это события; размазня одна), а чистого, дистиллированного ужаса, — именно она, судя по всему, и подтолкнет Машу к мысли о том, что — опять же: это не была мысль, это было тяготение земли для летящего (привет Стоппарду) с пизанской башни ядра, некоторая внешняя неизбежность того, что — ей нужно как можно скорее родить ребенка."

    Хочется спросить у автора: "ЧТОА?"
    И так - на протяжении всего текста! (Зато вы узнали, что Левенталь в курсе за Стоппарда.)
    Множество несогласованных предложений, вывертов, очень раздражающих вставок английских и немецких слов (звучит как речь понтующегося подростка, смесь французского с нижегородским), и феерическая философия, конечно:

    "Утро ушло на извинения — за вчерашнее, да, но не только: подспудно еще и за сегодняшнее, ведь по законам жанра после такого полагается дать, а она не могла: трещала голова, но главное — было противно давать из чувства вины. "

    Еще раз: "ЧТОА, простите?"

    О сюжете: достоевщина в худшем смысле этого слова: бедная, бедная Маша, все у нее в жизни плохо, полюбуйтесь на нее, поплачьте. А я из вас слезу повыдавливаю. Заодно поразмышляю на тему: давать или не давать.
    Крайне безвкусная, сырая и слабая книга.

    Непонятно только одно: все эти восторженные отзывы в интернетах ("Гениальный роман!" "Какая мощь!" "Классика!") - это что, проплаченные статьи? Если да, то ну ладно, хотя и злит, конечно.
    Но если реально - то очень грустно за читающую публику. Потому что не видеть вот этого вот всего, это, простите, "полный Левенталь".

  3. nikotin
    Оценил книгу

    Я, конечно, извиняюсь, но, по-моему, это ужасно. Вот, например, цитата:

    "...череда не событий даже (какие ж это события; размазня одна), а чистого, дистиллированного ужаса, — именно она, судя по всему, и подтолкнет Машу к мысли о том, что — опять же: это не была мысль, это было тяготение земли для летящего (привет Стоппарду) с пизанской башни ядра, некоторая внешняя неизбежность того, что — ей нужно как можно скорее родить ребенка."

    Это как понимать вообще?

    Или вот еще:

    "Знание живой жизни — жизни как движения воли — тут же покинуло папу, но тихая реверберация этого знания заставила его когда он доел суп, сказать маме: позови ее, — а когда та пришла с Машей, прогнать маму с кухни."

    Я, конечно, не эксперт, и филологического образования у меня нет, но, блин, по-моему автор вообще не чувствует язык. Извините.

  1. чтобы спасти себя, нужно было бороться, отстаивать, судиться, включаться на полную катушку в жизнь, но Маша была уже отчуждена от жизни.
    28 марта 2018
  2. пребывание в России для человека с умом и совестью мучительно».
    28 марта 2018
  3. в паре, впервые родившей в сорок, есть, чисто технически, механизм отложенной трагедии)
    28 марта 2018

Автор

Другие книги автора

Подборки с этой книгой