Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Распознавание образов

Распознавание образов
Книга доступна в стандартной подписке
61 уже добавил
Оценка читателей
4.0

Уильям Гибсон прославился трилогией «Киберпространство» («Нейромант», «Граф Ноль», «Мона Лиза овердрайв»), ставшей краеугольным камнем киберпанка и определившей лицо современной литературы на десятилетия вперед. Но очень быстро жанровому революционеру стали тесны рамки любого жанра – и за совместной с Брюсом Стерлингом стимпанк-эпопеей «Машина различий» последовали «Трилогия Моста», действие которой происходит в своего рода альтернативном настоящем, и «Трилогия „Синего муравья“», начатая романом «Распознавание образов».

Кейс Поллард – своего рода рыночный эксперт, она зарабатывает на жизнь, консультируя рекламные и маркетинговые агентства. Ее услугами пользуются ведущие игроки рынка: Поллард обладает уникальным чутьем на дизайн торговых марок и знаков. Об обратной стороне ее способностей знают только родственники и личный психиатр. Кейс страдает от уникального расстройства психики: навязчивая торговая символика и реклама вызывают у нее приступы страха. Но главный смысл жизни Кейс заключается в обсуждении фрагментов кинофильма, которые анонимный автор регулярно выгружает в Сеть на всеобщее обозрение. Дело принимает неожиданный оборот, когда Кейс получает задание найти автора фрагментов, вокруг которых успел сложиться настоящий культ…

Перевод публикуется в новой редакции.

Лучшие рецензии
red_star
red_star
Оценка:
63

Takes more than combat gear to make a man
Takes more than a license for a gun
Confront your enemies, avoid them when you can
A gentleman will walk but never run

Sting, 'Englishman in New York', 1988

Мы для них не менее экзотичны, чем японцы. Наша кириллица удивляет Кейс Поллард как кандзи, а наша история XX века для нее не менее странна, чем исчезнувшая под современным Токио империя Восходящего солнца.

Этот роман Гибсона безусловно устарел, и в этом его прелесть. Семь его ранее прочитанных романов так или иначе о будущем, параллельном или будущем-в-прошлом (в Машине различий ). И лишь "Распознование образов" четко датировано началом первого десятилетия XXI века.

Странноватый мир нашего вчера. Без глобальной навигации, смартфонов и плашетов, но уже с интернетом, зарождающимися социальными сетями и процветающими форумами. В котором Россия, э, только начинает подниматься с колен и сочетание "русская нефть" вызывает удивление западного обывателя. Мир катастрофы доткомов, террактов 11 сентября. И до жутких войн нашего времени.

Самое любопытное - точка, из которой смотрит главная героиня. Американка, последовательно воспринимающая Лондон (зазеркалье США, все почти так, да не так), Токио и Москву. Лондон показался мне похожим на его восприятие в фильме Вуди Аллена "Матч-пойнт", Токио вышел обычным у Гибсона - пространством, где привычные нам социальные законы не действуют (о боже, я теперь знаю кто такой Когепан!).

А Москва... Москва, которую, в отличие от Токио, Гибсон не посещал для написания книги, вышла занятной. Да, это клюква, развесистая, много дешевых спецэффектов и мафии, избитых стереотипов про слишком большие объекты, сталинские высотки и дворцы в метро и т.д. Но выручает та осязаемая любовь, которую Гибсон испытывает к нашей культуре в широком ее понимании. Это удивило меня еще в его раннем рассказе Красная звезда, орбита зимы про советскую орбитальную станцию. Он не понимает нас, но мы ему интересны, он не хочет отмахнуться от нас, забыть. Нет, он копает, нагромождает Тарковского на Цоя, Петра I работы Церетели смешивает с "голубыми ведерками". И еще, еще. Чем наша культура так задела его?

Я, кстати, как-то жил неделю в гостинице у ЦДХ, которую описывает Гибсон. Тазиков с черной икрой уже не застал, но красная на завтрак была, подтверждаю.

И в который раз меня заворожил этот мир кинестетиков, в который проваливаешься, читая прозу Гибсона. Ты чувствуешь кончиками пальцев кожанные куртки, замшевые ботинки, рецепторами языка пробуешь знакомую и незнакомую пищу и напитки. Как ему это удается?

Читать полностью
Zatv
Zatv
Оценка:
45

Простая истина: «за все надо платить» (отображающая в обыденном сознании закон сохранения энергии), интересным образом отразилась на психике современного человека, каждый день сталкивающегося с новинками технического прогресса. Не в силах выдержать нарастающего давления изменений, наиболее древняя часть нашего сознания отвечает многочисленными фобиями-страхами. В Википедии только на букву «а» таковых приводится аж 108 штук, среди которых, например, присутствуют: авидсофобия — боязнь быть превращенным в птицу, альтокальцифобия — боязнь туфель, обуви на каблуках, андротиколобомассофобия — боязнь мужских ушей и прочие прелести.

У главной героини «Распознавания образов» аллергия, вплоть до рвоты, на некоторые товарные знаки. Но эта «укрощенная патология» позволяет ей предсказывать будущие направления моды и быть одним из ведущих экспертов в своей области.
Вначале роман плавно развивается вдоль этой сюжетной линии. И читатель уже предвкушает пелевинский анализ (из «Generation П») нескольких мировых брендов с полным погружением в закулисный мир моды, тем паче, что каждый встреченный Кейс Поллард человек беспощадно препарируется на предмет одежды и стиля. Но вдруг появляется еще одна сюжетная линия – увлечение «фрагментами» и «ружье на стене» - отец Кейс – бывший работник ЦРУ, обеспечивавший по всему миру безопасность американских посольств, и пропавший без вести после падения башен Всемирного торгового центра.

Фрагменты – это небольшие 2-3 минутные отрывки из неизвестного фильма, которые кто-то регулярно выкладывает в сеть. На момент начала повествования уже появился 135-й, и его бурное обсуждение по всему миру даже удостоилось репортажа CNN.
Кейс – активистка форума «ФФФ», одного из самых продвинутых фанатских ресурсов. Его участники даже попытались смонтировать клипы в нечто более связное и обнаружили в них невидимые водяные знаки. Главная интрига заключалась в том, что фрагменты были сделаны явно на профессиональном оборудовании и с очень высоким качеством, а процесс их оцифровки и прикрепления невидимых меток требовал значительных трудовых и финансовых ресурсов.

И вдруг, хобби Кейс превращается в ее основную работу. Владелец рекламного агентства, у которого она должна оценивать логотипы кроссовок, нанимает ее, чтобы найти автора фрагментов.
С этого момента «модное» направление сюжета уходит на второй план и главными становятся поистине глобальные поиски. Кейс приходится буквально по крупицам добывать нужную информацию, мотаясь между Лондоном, Токио и Москвой, пока…

Вот это «пока», на мой взгляд, и вступает в диссонанс с началом книги. Я уже писал в рецензии на «Нейроманта», что автор принадлежит к поколению «постшестидесятников», когда от идей, зовущих молодежь на баррикады, осталась только оболочка, что, увы, отразилось и на текстах, в которых стали преобладать сюжет и форма. Создав необычное начало, Гибсон далее скатывается в некое подобие детективов Ладлэма, где страшное русское КГБ противостоит разведкам остального цивилизованного мира. Хотя, надо отдать ему должное, написанный в 2002 году роман явно предугадал некоторые тенденции развития России. И, вполне возможно, что вторичным он кажется только нам – в этой действительности живущим, в то время как для всего остального мира – это увлекательная фантастика.

Вердикт. Сильный крен в развлекательное чтение.

P.S. Самое интересное, что если бы Гибсон немного подождал с реализацией своего замысла, то сама жизнь преподнесла бы ему неординарный поворот сюжета. Вирус, обрушивший иранскую ядерную программу, оказался написанным на столь архаичном языке, требующем от программистов на порядок больше времени, что «Лаборатория Касперского» предположила – его писали ребята, сидящие где-нибудь в тюрьме, у которых есть уйма свободного времени и хорошая мотивация – выйти на свободу.

Читать полностью
TorDeriul
TorDeriul
Оценка:
27

Потрясающий язык. Экспрессивный. Яркие обороты и неординарные сравнения.
Интересный сюжет. Поиск информации - то, что меня всегда привлекает. Раскрытие загадки. Не тайны, а именно загадки. Красота. Это книга - о красоте. О необычной, стильной, современной, переосмысленной обществом.
Читается на одном дыхании, запоем. Под чашку кофе. Есть книги под вино, есть под чай, есть под чипсы. Есть под вскую хрень. А эта настроящая, эта под черный кофе.
"Кофеиновую инъекцию она припасала на крайний случай, как серебряную пулю, которой можно сразить химер, поднявшихся на дрожжах серотонинового голода." - Эту фразу я буду цитировать, упиваясь и ее точностью, и ее избыточностью, сравнимой разве что с навороченностью швейцарского ножа.
Местами сумрачно. Местами туманно-холодно. Местами сухо. Местами... Да что там, во всей книге - урбанистично.

Читать полностью