marchsale17

Я все помню

Я все помню
Книга доступна в стандартной подписке
271 уже добавил
Оценка читателей
4.12

После жестокого изнасилования пятнадцатилетняя Дженни Крамер подвергается экспериментальному лечению, которое должно стереть из ее памяти болезненные воспоминания о произошедшем. Но избавит ли это девочку от страданий? Станет ли когда-нибудь жизнь Дженни и ее родителей такой, как прежде, или же боль, даже спрятанная глубоко в душе, навсегда отравит их существование? И как найти виновного, если ничего о нем не помнишь?..

Лучшие рецензии
iiik_kiii
iiik_kiii
Оценка:
13

…люди склонны недооценивать скрытые посылы в мимолетных выражениях лица…

Память, словно коктейль с разноцветными ингредиентами разной плотности, которые наполняют бокал в точной последовательности. Можно аккуратно опустить шприц с длинной иглой к нужному слою и избавить напиток от него, но идеально это сделать никогда не получится, мы, или переборщим и зацепим соседние слои, либо не сможем избавится от нужного ингредиента бесследно, потому что в местах соприкосновения он немного смешался с остальными. Мы пьём, и вроде бы коктейль тот же, но чего-то не хватает, чего-то не добавили... мы не знаем чего, но вкус уже не такой идеальный... нельзя искусственно вмешиваться в работу нашего мозга. Сознание безгранично и, если, ему что-то угрожает настолько, что человек не в состояние справится с потрясением, то оно блокирует проблему самостоятельно. Оно лишает бокал того ингредиента бесследно, оно просто не добавляет его заблаговременно. Так зачем же вмешиваться в эти процессы, ведь большинство вмешательств просто непоправимы...

Когда, я открыла книгу, то слегка разочаровалась... мне необходима была сама героиня, пропитанная отчаянием... я хотела её эмоции... я хотела её боль... не через призму кого-то, а через тернии её израненной души... а я очутилась в небольшой комнате, под пытливым взглядом психолога. Он сидел на своём мягком кожаном троне, закинув одну ногу на другую. Я вижу его светлую рубашку с темными полосками от красного к синему, образующие разного размера четырёхугольники. Руки упираются в подлокотники и сжимают чёрный карандаш на уровне беспристрастных губ. Большой палец скользит по ребру пишущего предмета пока Алан Форрестер окунает меня в омут своих мыслей, во всё, происходящее безумие. В этом водовороте нет бурных всплесков, нет отчаянных падений после волновых подъемов, есть только спокойствие, заразительное спокойствие от его манеры повествования... я изменила своё мнение, я хотела видеть лишь его глазами... он истинный центр всего, что происходит на страницах книги.

Не знаю, что могло меня так зацепить... казалось бы, читая, можно ненароком заснуть от монотонности происходящего. Вроде бы, такая история, такая трагедия! Совсем юное создание было так беспощадно растоптано... но автор, не погружает нас со всей головой в эту историю, она равномерно распределяет всё по другим персонажам, по другим проблемам, словно, намазывает масло на несколько кусочков хлеба тонким, почти прозрачным, слоем, которого вполне достаточно лишь для ощущения вкуса... но мне этого слоя хватило для полноты всех ощущений. Впервые мне нравится эта, так скажем, растянутая нудятина! Мне нравится, как медленно натягивается тетива. Мне нравится, как в изложении встречаются, случайные скачки вперёд в то, что только собирается произойти. Автор поддразнивает нас. Она, как будто чувствует, что затянула и РАЗ даёт пощёчину, что бы проснулись и заглянули в замочную скважину двери, которую только предстоит отпереть.

В книге, как я уже упоминала выше, один основной сюжет, вроде мотка пряжи, в котором переплетено несколько нитей и, где, потянув хоть один конец, можно постараться распутать весь клубок. Чем и занимается Алан Форрестер, он нить за нитью, шаг за шагом стремится починить тот механизм, что надломили в голове Дженни Крамер при провальной попытке вырезать из сознания подростка кусок воспоминания о той ночи в лесу, когда над ней издевался насильник, а кожу разрывал тонкий заострённый предмет... чудовищно... даже не сама трагедия, а то, как все воспользовались девочкой... насильник излил свои обиды... мать отчаянно пыталась стереть происходящее, чтобы залатать трещину на идеальном шаре их семейных ценностей, внутри которого лишь дыра, чёрная зияющая дыра... отец хотел побороть свои детские комплексы и стать настоящим "мужиком"... Шон старался опекать Дженни, чтобы хоть как-то сгладить свои ошибки... детектив мечтал уйти на заслуженный отдых с закрытым делом, потому постоянно обращается к пазлам из памяти девушки... даже психотерапевт воспользовался ею... дважды... но то, что обрисовал нам финал никаким образом не рисовалось в моем воображении на протяжении всей книги, чему я безмерно благодарна..

Издание для меня не является идеальным. Это касается и обложки, и того что за ней скрыто. Листы тёмные, плотные. Иногда кажется, что вместо одного листа переворачивается все десять. Это, конечно, утрировано, но суть понятна.

Читать полностью
Sandriya
Sandriya
Оценка:
11

В этом мире существуют совершенно разные люди: заботящиеся лишь о себе, думающие в первую очередь о других, рожающие детей потому, что так надо и по велению сердца и мн. др. Зачастую в большей степени они проявляют себя в избранной ипостаси и мы видим их именно в том образе, который свойственен им по жизни, но есть и те, кто всем своим видом сознательно показывает выбранную личину, и эти люди уже страшны, но опаснее их есть еще и третий тип - те, кто бессознательно носит маски, те, кто искренне и честно верят в придуманные ими истории и оправдания для них - это пояснения почему поступили так, а не иначе. Такие люди действительно не подозревают, что нечестны в силу разных причин - чаще из-за неимения силы взглянуть правде в глаза и принять себя не только приятным, милым и успешным, а и отвергнутым, проецирующим вовне зло и гниль. Именно этому человеку и посвящена моя рецензия.
Очень сложно, не раскрывая сюжет, объяснить, о ком я пишу и чем же этот человек заслужил данное определение. Пожалуй самым верным и четким будет сказать о том, что на его совести судьбы не только семьи Крамеров, Шона, а в особенности Боба, а и его собственной, самого шерифа, семей Шона и Салливана и, конечно, Гленна Шелби. И отнюдь не "спасибо" заслуживает этот человек, и совершенно зря он гордился своими достижениями и знаниями. Спасая себя, себя, а не выдумки его о помощи другим, он спасал себя ценой судеб и даже жизней. Этот человек гордо именовал себя профессионалом, да, его психиатрические познания кое-где, действительно, были уместны и интересны, но ничто в нем не оправдывает того, что он совершил (сразу говорю - это не спойлер - насильник не он).
Сталкиваясь с такими жизненными выборами - я или другой - мы всегда, пусть даже нехотя задумываемся, а как бы поступили мы. Не знаю, как вы, но в данном контексте я вижу ясно и боль человека, и понимаю его рассуждения, но знаю точно - его это не спасло, то, что он стал легче дышать - лишь ремиссия, он не излечил свои травмы - ни основную, ни те, что приобрел, проводя собственноручно губящую самотерапию.

Читать полностью
LoraDora
LoraDora
Оценка:
9

От слова естество в разных склонениях я после этой книги вздрагиваю... Не знаю, то ли оно слишком любимо самим автором, то ли переводчик к нему неровно дышит, но на протяжении всего сюжета оно всплывает десятки, если не сотни раз. На мой взгляд, это перебор! После пятого упоминания я начала спотыкаться на нем с болезненной гримасой. При последующих упоминаниях еле сдерживала себя, чтобы к черту не захлопнуть книгу и навсегда забыть о ней:
Усталость затопила все ее естество... но так же аккуратно в естестве Джейн... и без остатка заполнила все мое естество... Часть моего естества хотела... и впустила монстра внутрь своего естества... какая-то частичка моего естества... и уже вытеснил из моего естества все остальное... чувства, бродившие внутри его естества.... (остановите меня! я могу цитировать еще долго!).

В остальном же... такой унылой и скучной книги я не читала уже давно. В связи с этим очень даже верится в то, что написал ее врач-психиатр. Автор выбрал такой, не совсем обычный стиль - вроде воспоминаний очевидца, точнее, лечащего врача. Который испытывает огромную слабость к слову "естество" (или к естеству вообще, что для психиатра вполне допустимо). И пересказывает историю удивительно уныло, хотя и использует для этого якобы живые рассказы участников.

Вместо того чтобы поведать миру историю пострадавшей девочки, наш автор в лице врача-психиатра то и дело отвлекается на различные измышления. Он любит порассуждать на самые разные темы, которые лично мне выслушивать из его уст абсолютно неинтересно. Это все равно что вот ты хочешь, скажем, вареной сгущенки, а тебе приходится есть ее не из банки, а добывать из пончиков. Причем, ты вынужден съесть часть пончиков, хотя они в тебя не лезут. И когда ты в итоге добираешься все-таки до сгущенки, то обнаруживаешь, что она тебя совсем не радует...

Садясь читать эту книгу, вы должны быть готовы к тому, что главный герой в ней - именно рассказчик (жуткий рассказчик, то и дело перепрыгивающий с одной темы на другую и обратно, сдабривающий истории своих пациентов толстыми вкраплениями из собственной жизни). И вам придется много узнать о том, что он думает. Может быть, я бы восприняла эту историю чуточку иначе, если бы была готова к такому повороту. Мне этот герой был неинтересен изначально. Казалось, что он влез в чужой огород, дабы снискать чужую славу. Я готовилась ко встрече с 15-летней девушкой. И была обманута. Жестоко.

Что еще? Слишком много профессиональных подробностей, которые, на мой взгляд, только перегружают мозг. Если бы мне хотелось почитать рабочие измышления психиатра, я бы ограничилась каким-нибудь научным трудом на эту тему. Пример:

Каждый раз, когда мы мысленно возвращаемся к тому или иному событию, воспоминание о нем меняется и помещается обратно в хранилище уже в измененном состоянии. Этот процесс называется реконсолидацией. Солдата, к примеру, заставляют реагировать на раздражители, ассоциирующиеся с боем, но в комфортной, безопасной обстановке. Со временем неоновые лампочки в его голове могут погаснуть, сигнал тревоги отключится, он вновь научится видеть разницу между лопнувшим воздушным шаром и выстрелом снайпера. В действительности мозг пациента начинает воскрешать события иначе, таким образом, что запечатленные в памяти воспоминания больше не ассоциируются с болью или страхом.

Кроме того, в книге много якобы умных рассуждений, бла-бла-бла. Пример:
Курс лечения – не прогулка по парку (а мы все думали, что это как раз прогулка и именно по парку...), но (почему но?) у него есть своя методика и план (кэп Очевидность, ибо если нет методики и плана, то какой это на фиг курс лечения?!), подразумевающий возвращение к нормальному состоянию (блин, а я полагала, что лечат, чтобы вернуться к ненормальному состоянию, вот я лама!) и, в определенном смысле, перестройку памяти (хорошо хоть тут прицепиться не к чему).

Я не буду отклоняться от темы и комментировать свои собственные воззрения в вопросах эзотерики.

!!! Наглая ложь! Он всегда отклоняется от темы и комментирует и свои, и чужие воззрения не только в вопросах эзотерики, но и вообще во всех вопросах.

Читать полностью