«Жизнь советской девушки» читать онлайн книгу📙 автора Татьяны Москвиной на MyBook.ru
image
image

Отсканируйте код для установки мобильного приложения MyBook

Недоступна

Стандарт

3.69 
(51 оценка)

Жизнь советской девушки

265 печатных страниц

2014 год

16+

По подписке
229 руб.

Доступ к классике и бестселлерам от 1 месяца

Эта книга недоступна.

 Узнать, почему
О книге

Новой книге Татьяны Москвиной, наверное, могло бы подойти название романа Джеймса Джойса «Портрет художника в юности». Но Москвина – писатель своевольный и гордый, чуждый постмодернистским играм и сомнительным заимствованиям. «Жизнь советской девушки» – прежде всего ее автопортрет на неброском ленинградском фоне 60–80-х годов прошлого века, выписанный с той беспощадной тщательностью, которая выдает автора как последовательного приверженца русской реалистической школы, тонкого психолога и дотошного исследователя уходящей советской натуры. Из множества смешных и грустных историй, точных наблюдений и честных воспоминаний складывается Книга Жизни, от которой нельзя оторваться…

Сергей Николаевич, главный редактор журнала «СНОБ»

читайте онлайн полную версию книги «Жизнь советской девушки» автора Татьяна Москвина на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Скачивайте приложения для iOS или Android и читайте «Жизнь советской девушки» где угодно даже без интернета. 

Подробная информация

Дата написания: 

1 января 2014

Год издания: 

2014

ISBN (EAN): 

9785170868438

Объем: 

477415

Правообладатель
10 339 книг

Поделиться

Grandmama

Оценил книгу

Прочла я книгу Москвиной. И впечатление одно - не верю! Да, я старше автора на пять лет. Но я не жила в столицах, а росла в небольшом сибирском городе, а юность провела в двух больших сибирских городах: Барнауле и Новосибирске. Мода к нам в Сибирь, в те времена приходила с опозданием на пару-тройку лет, так что считаю, что описанная в книге девушка, одного со мной поколения. Да, не было у меня бабушки из ГБ, а дед был репрессирован как "враг народа". Да мои родители не ругались с бабушкой на кухне, потому, что бабушек у меня не было - не дожили. Родители мои не выживали в блокадном Ленинграде, - они воевали на фронте. И родители мои не разводились, а занимались нами, своими тремя детьми. Им некогда было заниматься романами - они работали и растили детей.
Но я также училась в Советской школе, по той же программе, что и героиня. И любила я Достоевского, а так же Толстого и Пушкина, Лермонтова и Гоголя, Чехова и Лермонтова. А так же любила Булгакова (журнал "Москва"), Стругацких, Марка Твена, Бальзака, Голсуорси и многих-многих. И я любила Театр. Как я любила Театр. В нашем маленьком городе не было настоящего театра, а был "Народный театр" - самодеятельный. И я в нем играла. Нет роли мне не давали, я была слишком молода, для многих ролей, плюс еще некоторые особенности моего голоса и дикции (впоследствии врач не подписала мне справку по форме 286, даже в педагогический именно по лор проблеме). Но я ходила туда: подай-принеси, реквизит, оформление и т.д. А потом, как всегда, в самодеятельности, кто-нибудь бросал роль на пол-дороге, а тут - я. Я знала все роли. я была палочка - выручалочка.
Я читала пьесы советских авторов: Михалкова, Корнейчука и др. Классиков - Гоцци, Гольдони, Мольера, Шекспира, Лопе-де-Вега, Бальзака, Горького, Тургенева, Чехова... И это все в возрасте до 15 лет. Я прочла Станиславского "Моя жизнь в искусстве" и много других книг об актерах и актерском мастерстве. Я была замкнутая девочка, которая читала книги тоннами. Но в отличие от героини я с удовольствием собирала в детстве макулатуру и металлолом, ходила на субботники.
Да, я тоже считала. что с моим умом и красотой рождена для чего-то высокого. для чего-то необычного. Сознаюсь, что хоть я и не была круглой отличницей, но, как и героиня, считала себя выше многих по интеллекту. Но я считала неприличным, хоть как-то это показать. Я уважала своих учителей, хоть и видела их недостатки.
Вот читаю книгу и завидую героине - сколько у нее было возможности для культурного роста. Мы переехали в столицу Алтайского края, здесь были театры: драмы, оперетты, ТЮЗ и кукольный. Честно скажу театры были слабые. Но зато летом к нам на гастроли приезжали столичные театры, и здесь-то я отрывалась. Я смотрела практически весь репертуар гастролеров. Да, возможно, приезжали не лучшим составом. а скорее, не полным. Каких актеров я тогда посмотрела: борис Бабочкин, Александр Лазарев, бывший звездой после выхода фильма "Еще раз про любовь", Татьяна Шмыга, и тот же Георгий Тараторкин и много других.
Пошла я учиться в технический ВУЗ, закончила, вышла замуж. Зарабатывали мы с мужем неплохо. Жили средне. Родили детей. И любила я своего мужа и своих детей безмерно. И мне нравилось утром ходить на работу, а в 5 часов бежать домой, через магазины. к своей семье. Стали в очередь на жилье и от завода получили четырехкомнатную квартиру, тоже, отнюдь не в центре. Но рядом были школа и садик. Честно скажу: если бы я была театроведом, а муж литературоведом, то квартиру пришлось бы ждать дольше, может быть до 1991 гола и не дождались бы. И не страдали мы из-за того, что нет колбасы, зато были недорогие овощи, молочные продукты и пр., а мясо на рынке. вот с фруктами было хуже. И когда мы ездили на экскурсии в Москву и Ленинград, мы видели разницу в снабжении. В те времена, которые описывает героиня, в Ленинграде было просто завались финским ширпотребом. В 78 году в Ленинграде я безо всякого блата и очередей закупилась и сапогами, и костюмом, и пальто финского производства. Все по нормальным ценам. Ну чуть подороже советских. А мужу купили английских рубашек такой красоты и качества, что купить аналогичные сейчас жаба задушит. Но мы это воспринимали как данность. А завидовали музеям. театрам, красоте архитектуры.
Я так все это описываю, чтобы "молодое поколение" понимало, что во все времена в столицах жить приятнее и наряднее. Да. как героиня, я тоже и вязала и шила себе и детям. Но никогда я не комплексовала, что "хороша я, хороша, да плохо я одета". Вот с книгами тогда была напряженка. Но зато мы выписывали пару-тройку толстых журналов. Несколько тонких. Обменивались книжными новинками, слушали музыку, тогда по радио нам транслировали оперу и театральные постановки раз в неделю.
Жить было интересно, и сейчас жить интересно. И всегда было трудно, но интересно.
Кстати, среди моих знакомых, были люди, которые жили весело, празднично, "для себя". Просто у них были другие приоритеты. и не было троих детей. Но все они работали, работали!
Просто ощущение, что героиня считает, что ей все должны, просто за то, что она умница-разумница.
А уж ее "страстные любови" - мне это вообще не понять. Должно же быть и самоуважение.
В итоге: все очень многозначительно, но не верю!
А у автора все в шоколаде.

Поделиться

he11ga

Оценил книгу

Я прочитала "Жизнь советской девушки. Биороман" -

Название в корне не соответствует содержанию книги. На самом деле это рассуждения немолодой, обиженной на всех и вся женщины, на тему того, как же ей плохо жилось в Советском Союзе, а сейчас еще хуже, ну разве что в Парижи она наведывается...
Начну с того, что понравилось - хороший слог, книга читается легко, очень трогательно описано лето в деревне с бабушкой, лес, походы за ягодами и грибами.

Для счастья человеку нужны лето и бабушка.

Но дальше автор ведет нас в дебри своих невысказанных обид и злобы. Интеллигентные (в начале книги) родители становятся склочными мещанами, чудесная бабушка - злостной скандальной запойной алкоголичкой, жизнь только бьет - и никакого проблеска радости вплоть до рождения чудесного, неземного, бесподобного, светоносного, богоподобного сына.
Кроме того, нашу ГГ с детства убивает нищета, не мешают сознанию собственной нищеты, ненужности и неприкаянности даже несколько "построенных кооперативов", помощь родных и друзей с трудоустройством, покупкой вещей, присмотром за ребенком...
Первая любовь, дружба, детство - все кидается в тлеющий костерок этой ненависти.
А еще любопытно, насколько активно автор подчеркивает свою уникальную несогласность с режимом. С детства. Нарочитые, напоказ отказы собирать макулатуру, присутствовать на уроках литературы при изучении "Молодой Гвардии", и вот это -

Нам бы только намекнули, куда мы живем

эээ...детям, да? партия, зараза такая, не докладывала детям, куда катится союз, это и правда печально.
Рада, что книга закончилась, такой поток уныния и бессильной злобы невозможно долго выносить.

Поделиться

memory_cell

Оценил книгу

К чтению «Жизни советской девушки» я приступала с большими ожиданиями и такой же большой изначальной симпатией.
Собиралась сквозь приоткрытое окошко заглянуть в чужую молодость, совпавшую по времени с моею.
Я ведь сама кто есть, вернее была? Такая же советская девушка, на шесть годков всего помладше автора. Воспоминания о детстве и юности – разве же ждёшь от них подвоха?

А посмотрела не через отмытое временем стеклышко – через замызганный и залапанный грязными пальцами осколок…

Я, конечно, верю, что Таня Москвина (в отличие от меня – типичной советской девочки-отличницы-простушки) была совершенно необыкновенной и не-советской девочкой. Верю, хотя в нашей простой районной школе такие не водились.
Мне бы в голову не пришло в седьмом классе доказывать художественную малоценность «Молодой гвардии», да и позже ничего подобного не приходило. И Достоевского я в одиннадцать лет не только не понимала, но и попросту ещё не читала. Да и вообще, не в театральные критики, а в инженеры идти собиралась.

И перспектива работать ради хлеба насущного меня как-то не пугала.

Таня, а вот теперь поклянись, что этого – треклятой обязаловки от девяти до пяти с зарплатой пятого и двадцатого – в твоей жизни больше не будет никогда.
– Клянусь! – сказала я сама себе голосом юного пионера – и сдержала клятву.

Откуда это в конце семидесятых? Кстати, я всю жизнь вот так и работаю – от и до, и ущербности в том не нахожу…

Ну нельзя, нельзя писать о том, что не пережито до конца, не додумано, не выплакано, не прощено. Нельзя…

Вот ещё. Женщина, которую предпочел нашей необыкновенной героине любимый мужчина… Тридцать с лишним лет прошло, а кроме клички (Мормышка!) автор её никак не называет. Нет, ещё «женским паразитом», мещанистым и бездарным (а этот бездарный паразит, между прочим, и во ВГИК как-то поступил, и в ЛГИТМиКе поучился).

Всюду это тщательно скрываемое высокомерие автора… Как ни старайся, а уши торчат.
Ничем я этого оправдать не могу. Ни травмирующим разводом родителей, ни несчастной (а может наоборот – счастливой!) – любовью, ни одиноким материнством.
Даже не могу сказать, чего во мне сейчас больше по отношению к автору: неверия, возмущения или жалости.
Возможно, последнего больше: моя-то жизнь советской девушки не была идеальной, но уж точно была счастливой…

Дальше...

И даже Ленинград в этой книге – совсем не тот, в котором были «Проводы белых ночей».
И так полюбившийся мне «Питер FM» , похоже, снят в совсем другом городе…

Поделиться

Еще 2 отзыва
Всё уладилось, а страх жил. Я не жаловалась (вот она, проклятая скрытность), никак себя не выдавала, с четырех лет предпочитая чтение всем видам жизни, и чрезвычайная впечатлительность оставалась моим одиноким уделом. Под чрезвычайностью я подразумеваю особую глубину и длительность ощущений, которые не сменяются напрочь другими ощущениями, а „весомо, грубо, зримо“ остаются в душе. Я могу вспомнить сегодня, сейчас любое чувство, испытанное когда угодно, – и горько заплакать, если дам себе волю к погружению. Правда, могу и заулыбаться счастливо… Это так называемая аффективная память, память испытанных чувств, обязательная для актёров. Для жизни это обременение значительное, хотя в таком переживании жизни есть своя прелесть. Есть люди, понимающие, о чём я говорю, – им-то и стоит читать мои книги…
4 ноября 2017

Поделиться

Шварц в обожаемых мною дневниках писал
22 мая 2017

Поделиться

И чего мне бояться? Я научилась жить среди равнодушия, без горячей заботы о себе, без подарков судьбы, в беспокойстве и раздражении постоянном. Когда меня оскорбляют, мне больно, но через два – три дня всё проходит. Жен
9 января 2017

Поделиться

Еще 14 цитат

Автор книги