Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно
  • memory_cell
    memory_cell
    Оценка:
    307

    К чтению «Жизни советской девушки» я приступала с большими ожиданиями и такой же большой изначальной симпатией.
    Собиралась сквозь приоткрытое окошко заглянуть в чужую молодость, совпавшую по времени с моею.
    Я ведь сама кто есть, вернее была? Такая же советская девушка, на шесть годков всего помладше автора. Воспоминания о детстве и юности – разве же ждёшь от них подвоха?

    А посмотрела не через отмытое временем стеклышко – через замызганный и залапанный грязными пальцами осколок…

    Я, конечно, верю, что Таня Москвина (в отличие от меня – типичной советской девочки-отличницы-простушки) была совершенно необыкновенной и не-советской девочкой. Верю, хотя в нашей простой районной школе такие не водились.
    Мне бы в голову не пришло в седьмом классе доказывать художественную малоценность «Молодой гвардии», да и позже ничего подобного не приходило. И Достоевского я в одиннадцать лет не только не понимала, но и попросту ещё не читала. Да и вообще, не в театральные критики, а в инженеры идти собиралась.

    И перспектива работать ради хлеба насущного меня как-то не пугала.

    Таня, а вот теперь поклянись, что этого – треклятой обязаловки от девяти до пяти с зарплатой пятого и двадцатого – в твоей жизни больше не будет никогда.
    – Клянусь! – сказала я сама себе голосом юного пионера – и сдержала клятву.

    Откуда это в конце семидесятых? Кстати, я всю жизнь вот так и работаю – от и до, и ущербности в том не нахожу…

    Ну нельзя, нельзя писать о том, что не пережито до конца, не додумано, не выплакано, не прощено. Нельзя…

    Вот ещё. Женщина, которую предпочел нашей необыкновенной героине любимый мужчина… Тридцать с лишним лет прошло, а кроме клички (Мормышка!) автор её никак не называет. Нет, ещё «женским паразитом», мещанистым и бездарным (а этот бездарный паразит, между прочим, и во ВГИК как-то поступил, и в ЛГИТМиКе поучился).

    Всюду это тщательно скрываемое высокомерие автора… Как ни старайся, а уши торчат.
    Ничем я этого оправдать не могу. Ни травмирующим разводом родителей, ни несчастной (а может наоборот – счастливой!) – любовью, ни одиноким материнством.
    Даже не могу сказать, чего во мне сейчас больше по отношению к автору: неверия, возмущения или жалости.
    Возможно, последнего больше: моя-то жизнь советской девушки не была идеальной, но уж точно была счастливой…

    Дальше...

    И даже Ленинград в этой книге – совсем не тот, в котором были «Проводы белых ночей».
    И так полюбившийся мне «Питер FM» , похоже, снят в совсем другом городе…

    Читать полностью
  • almiro
    almiro
    Оценка:
    45

    Удивляет такое количество хвалебных отзывов. Мне книга не понравилась - причем не понравилась так, как не нравится человек: местами было сложно читать от накатывающей смеси жалости и брезгливости.

    Для начала - почему эта, не слишком типичная и ничем особо не примечательная биография, называется "Жизнь советской девушки"? Голда Мейр, фактически описав историю создания государства Израиль, переплетенную со своей действительно незаурядной судьбой, скромно назвала книгу "Моя жизнь" - а здесь.. Впрочем, громкое название должно предупредить читателя о том, что автор склонен воспринимать себя чересчур серьезно.

    Убийственной серьезностью по отношению к своей персоне наполнена вся книга: любое событие, будь то пьянка с однокурсниками или беременность, автор описывает как невероятно важное, и притом донельзя драматичное. Описывая ссору с молодым человеком, пишет, что "после такого не живут, после такого выбрасываются из окна..." Нет, серьезно? Не живут?
    Точно также - как великий подвиг - подается все: от окончания школы до рождения ребенка. При этом всюду автора окружают бессердечные, непонимающие ее люди, на которых автор выливает ушаты помоев. Под раздачу попадают все: родители, одноклассники, преподаватели. Бедная Москвина, как ей, наверное, тяжело жить, ни разу и никого не простив за всю свою жизнь.

    При этом упреки не звучат жалостливо, обиженно. Читателю приходится продираться сквозь дремучий лес агрессивной злости - на нелицеприятные эпитеты автор не скупится. Попутно достается и совсем уж невиновным в "несчастьях" Москвиной: например, геям, которых автор мимоходом вываляла в грязи. Но больше всего меня поразил отрывок, посвященный суррогатному материнству. Назвав "глупыми, хитрыми и жадными" суррогатных матерей, автор проходится и по родителям:

    Вот уж действительно, бедным богатых не понять (а детей за деньги делают только богатые). На нас-то чихни, бывало, - мы сразу беременные.

    Не представляю себе, что должно быть в голове у женщины, чтобы она действительно считала, что к услугам суррогатных матерей прибегают только богатые тунеядки ради развлечения. Действительно, не хотят поднапрячься и забеременеть - делов-то.

    Злобные выпады перемежаются жалобами: всю книгу автор ноет (другого слова подобрать невозможно), как тяжело ей пришлось в жизни. В высокопарных выражениях описывается, как судьба с самого начала уготовила ей тяжелую долю, как жестоко обошлась с ней жизнь, как невероятно сложно было просто ВЫЖИТЬ в этом жестоком мире. Между тем, если посмотреть на факты, выходит, что автор прекрасно прожила студенческие годы, не гнушаясь материальной помощью родителей, что с ребенком ей помогали всем миром, да и недостатка в профессиональных протекциях не было.. Но зачем об этом писать, ведь куда слаще обсасывать то, что одна из однокурсниц в своих мемуарах написала о ней, Москвиной, в недостаточно позитивном ключе.

    Подводя итог: это плохая книга. Может, потому что и автор подкачал?

    Читать полностью
  • he11ga
    he11ga
    Оценка:
    29

    Я прочитала "Жизнь советской девушки. Биороман" -

    Название в корне не соответствует содержанию книги. На самом деле это рассуждения немолодой, обиженной на всех и вся женщины, на тему того, как же ей плохо жилось в Советском Союзе, а сейчас еще хуже, ну разве что в Парижи она наведывается...
    Начну с того, что понравилось - хороший слог, книга читается легко, очень трогательно описано лето в деревне с бабушкой, лес, походы за ягодами и грибами.

    Для счастья человеку нужны лето и бабушка.

    Но дальше автор ведет нас в дебри своих невысказанных обид и злобы. Интеллигентные (в начале книги) родители становятся склочными мещанами, чудесная бабушка - злостной скандальной запойной алкоголичкой, жизнь только бьет - и никакого проблеска радости вплоть до рождения чудесного, неземного, бесподобного, светоносного, богоподобного сына.
    Кроме того, нашу ГГ с детства убивает нищета, не мешают сознанию собственной нищеты, ненужности и неприкаянности даже несколько "построенных кооперативов", помощь родных и друзей с трудоустройством, покупкой вещей, присмотром за ребенком...
    Первая любовь, дружба, детство - все кидается в тлеющий костерок этой ненависти.
    А еще любопытно, насколько активно автор подчеркивает свою уникальную несогласность с режимом. С детства. Нарочитые, напоказ отказы собирать макулатуру, присутствовать на уроках литературы при изучении "Молодой Гвардии", и вот это -

    Нам бы только намекнули, куда мы живем

    эээ...детям, да? партия, зараза такая, не докладывала детям, куда катится союз, это и правда печально.
    Рада, что книга закончилась, такой поток уныния и бессильной злобы невозможно долго выносить.

    Читать полностью
  • brebis_blanche
    brebis_blanche
    Оценка:
    16

    Признаюсь, я люблю подглядывать в замочные скважины, потому взялась за книгу с радостным предвкушением. Здесь есть действительно о многом, включая очень неожиданные для меня факты — например, что "Хоббита" поставили на сцене ленинградского ТЮЗа еще в 70-х, задолго до повального увлечения Толкином. Жизнь творческой интеллигенции, конечно, порой не понять — меня лично шокировало, как отцу автора намекнули об измене жены: выписали для него на полгода какой-то журнал для слепых шрифтом Брайля, а на обложке последнего выпуска накорябали от руки "Ты еще не прозрел?" А в "акулину" в карты мы тоже играли, только называли ее "ведьма". Интересно с психологической точки зрения наблюдать, как женщины нескольких поколений одной семьи отыгрывают родовые программы — думаю, именно поэтому повторяются судьбы, а не потому что "СССР замучил".

    На этом хвалебная часть рецензии заканчивается.

    Родилась Татьяна Москвина в конце 50-х, а значит плюс-минус ровесница моей мамы. Но если честно, суждения у нее и о прошлом, и о настоящем скорее как у моей бабушки. Это не мемуары театрального критика (возможно, даже известного — я не разбираюсь), а бухтение стареющей тетки. Не может театровед позволять себе такие безапелляционные суждения как "в современной литературе о космосе не пишут", "современная драма — это чернуха", "таких женщин/мужчин/книг как раньше, уже нет". Хотя она ж у нас фанатка Достоевского, что с нее взять. Рассказывая о прошлом, Татьяна тоже постоянно путается в показаниях: то, по ее мнению, женские коллективы более продуктивны, то мужские; восхищается Калмановским за его точность формулировок и приводит пример: "музыка талантливого проживания жизни". Ау, где тут точная формулировка? Позволяет себе поучения вроде: "журналы такие были, господа, каждый месяц выходили, сотни тысяч людей их читали". На фоне такого подчеркивания своей культурности странно выглядят слова "ни фига" и "похерили".

    Более того. Автор еще и человек озлобленный и завистливый. И тогда все было плохо, а сейчас еще хуже. Постоянно подчеркивает, какая она была бедная, но зато культурная (при том что достаточно много жила за счет родственников и государства), но не преминет скокетничать: ах, теперь у меня есть возможность иногда наезжать в Париж. Перечисляет все обидки с глубокого детства, еще и отдельно окрысивается на бывшую одноклассницу, которая нелестно отозвалась о ней в своих мемуарах. Все время говорит об исключительности себя и своей судьбы, хотя никаких звезд, по-хорошему, она с неба не хватала ни в профессиональном, ни в личностном плане. И еще: пародии у нее недурны, а вот собственные "серьезные" стихи она зря в мемуары включила, графоманство жуткое.

    Хотя... вполне себе описание жизни homo soveticus. Она, видите ли, жертва обстоятельств и режима, а кругом ей все должны.

    Мироздание, не дай мне стать такой на старости лет и сотворить нечто подобное.

    Вердикт: слишком субъективно даже для мемуара.

    Читать полностью
  • bevoice
    bevoice
    Оценка:
    8

    Заявленная в начале книга "для меня", превратилась в книгу "о себе и для себя". Много театра, мало жизни. Много слов про грибы, а развитие сюжета под самый конец.
    Не хотелось ставить 2, но 3/5 означают нейтральную оценку, а мне книга не понравилась.
    Прости, Татьяна.

  • Оценка:
    Понравилось . Просто, свободно, поучительно.
Другие книги подборки «Лучшие новые книги на русском »