Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Пляска смерти

Пляска смерти
Книга доступна в стандартной подписке
Добавить в мои книги
612 уже добавили
Оценка читателей
4.0

Вы знаете Стивена Кинга – «короля ужасов»? Безусловно. Вы знаете Стивена Кинга – резкого, бескомпромиссного, умного постмодерниста? Возможно. Но – есть и другой Стивен Кинг. Стивен Кинг – блестящий, живой, непосредственный автор истории «черного жанра» от самых его истоков – и до самых одиозных, масскультурных его проявлений. Перед вами – буквально «все, что вы хотели знать об ужасах, но боялись спросить». А еще перед вами – бесконечно оригинальное литературное произведение, абсолютно и решительно не вписывающееся ни в какие ваши представления о Стивене Кинге. Не верите? Прочитайте – и убедитесь сами!

Лучшие рецензии
Halepushka
Halepushka
Оценка:
56
Я не владею литературной критикой и риторикой, но могу поболтать о книгах... месяца два подряд.
Стивен Кинг

Право же, Стивен Кинг — это не тот человек, которого нужно представлять. «Короля ужасов» знают даже те, кто не увлекается этим жанром. Но мало кому известно, что Кинг писал не только художественную литературу. Эта книга — как раз одно из его нетипичных произведений. Назвать её литературоведческой не поворачивается язык, так как Кинг неоднократно заявлял, что терпеть не может литературоведческого анализа и не занимается такой гадостью. Скорее это фундаментальное антиакадемическое исследование хоррора в культуре от истоков и до 1981 года, когда книга была написана. Причем расплывчатая формулировка «в культуре» подразумевает литературу, кино, комиксы и даже радиопостановки.
Несмотря на глубокое отвращение Кинга к академическому литературоведению, ему здорово удается систематизировать, анализировать и классифицировать все на свете.
Он выделяет три уровня ужасного:

Итак, на высшем уровне - чистый ужас, под ним страх, и ниже всего - тошнота отвращения. Моя философия, как человека, пишущего в жанре ужасов, заключается в том, чтобы учитывать эту иерархию, ибо это бывает полезно, но избегать отдавать предпочтение какому-то одному уровню на основании того, что он лучше и выразительнее остальных.

В поисках истоков жанра рассматривает три бессмертные, на его взгляд, произведения:
1. "Странная история доктора Джекила и мистера Хайда" Роберт Льюис Стивенсон
2. "Дракула" Брэм Стокер
3. "Франкенштейн, или Современный Прометей" Мэри Шелли
Обсуждая символы зла - персонажей хоррора, выделяет 3 основных: Вампир, Оборотень и Безымянная Тварь. Подумав, добавляет ещё и Призрака, а также популярнейший архетип Плохого Места.
Ещё одна занимательная классификация:

Все рассказы ужасов можно разделить на две группы: те, в которых ужас возникает в результате действия свободной и осознанной воли — сознательного решения творить зло, - и те, в которых ужас предопределен и приходит извне, подобно удару молнии.

Секс, смерть и уродство, с точки зрения Кинга, являются теми темами, которые неизбежно будут пользоваться спросом в жанре ужасов, так как именно с этим связаны фундаментальные человеческие страхи.
В своих рассуждениях Кинг редко использует литературоведческую терминологию, предпочитая изобретать собственные метафоры и сравнения, что очень оживляет текст. Так, у него поиск предназначения — это лозоискательство (прилагается история из детсва Стивена о поиске воды этим удивительным методом, а также бонусом - рассказ о поиске собственного пути в жизни), время — это стадо бизонов, литературоведческий анализ — убийство бабочек, а также разрезание невидимых бифштексов и котлет... Но больше всего мне понравился отрывок о ноже-таланте:

Талант - тупой нож, и он ничего не разрежет, если не приложишь к нему большую силу - силу настолько большую, что нож не режет, а рвет и проламывает (и после двух-трех таких великанских взмахов он вполне может сломаться.., что, должно быть, и случилось с такими несопоставимыми писателями, как Росс Локридж и Роберт Говард). Дисциплина и постоянная работа - вот оселки, на которых тупой нож таланта затачивается, пока не станет достаточно острым, чтобы прорезать самое жесткое мясо и хрящ. Ни один писатель, живописец или актер не владел с рождения абсолютно острым ножом (хотя некоторые обладали очень большими ножами; художника с большим ножом мы называем "гением"), и каждый точит свой нож с разной степенью усердия и желания.

Одну из глав Кинг посвятил обзору фильмов ужаса указанного периода. В главах о литературе хоррора 50-80х он рассматривает 10 произведений, которые считает лучшими:
1. "История с привидениями" Питер Страуб
2. "Ребенок Розмари" Айра Левин
3. "Дом по соседству" Энн Ривер Сиддонс
4. "Призрак дома на холме" Ширли Джексон
5. "Похитители плоти" Джек Финней
6. "Кукловоды" Роберт Хайнлайн
7. "Что-то страшное грядет" Рэй Брэдбери
8. "Невероятный уменьшающийся человек" Матесон Ричард
9. "Паразит" Рэмси Кэмпбелл
10. "Туман" Джеймс Херберт
+11. "Странное вино" Харлан Эллисон
Существенный минус книги: разбирая произведение, Кинг подробно пересказывает сюжеты. Спойлеров очень много, так что если собираетесь читать что-то из списка выше - сделайте это до прочтения "Пляски смерти".
Можно ещё долго перечислять темы, на которые Стивен Кинг пытался рассуждать в этой книге, и все равно вряд ли удастся охватить их все. Можно без конца спорить, литературоведческое это исследование или нет. Несомненно одно: Стивен Кинг в свои 33 года был начитан, критичен и остроумен - на мой взгляд, идеальный собеседник, с которым было бы здорово иногда поболтать о книжках.

Читать полностью
satanakoga
satanakoga
Оценка:
51

Понравится не каждому, и, пожалуй, даже не каждому любителю Кинга. Стиль - да, узнаваем, и те, кому интересны автобиографические отступления, и, конечно, все те, кто любит бояться, обожает пугаться, счастлив при просмотре старой трэшатины типа "Нападение помидоров-убийц" или "Гей-ниггеры из открытого космоса", те останутся довольны.
Книга объёмна, но период, который анализирует Кинг, совсем невелик - всего 30 лет. Мне вот ужасно интересно, как бы он проанализировал современные фильмы, романы и сериалы ужасов. Боюсь, он не нашёл бы в них того былого шика. Особенно если вспомнить, что тогдашнего радиослушателя, к примеру, можно было спокойно запугать звуками открывающейся скрипучей, очень скрипучей двери. Сегодняшний зритель имеет нервы-канаты и лужёный желудок, а сегодняшний радиослушатель, пожалуй, уже и не существует.
Мне было интересно всё: и множество незнакомых авторов, которых я тут же усердно переписала в жуткую чёрную книжечку (а на самом деле обычный белый блокнот), и анализ классических готических романов, и раскладывание человеческих страхов по разным полочкам - экономическим, экологическим, социальным; и сюжеты старозаветных фильмов типа "Ужас на пляже для пирушек" (про радиоактивных насекомых), "Ночь зайца" (про злых зайчиков-убийц), "Тварь" (про кровососущую морковку из космоса, ё-моё!). Мой личный фаворит - "Цыплячье сердце, которое пожрало мир".
А ещё мне обидно, ведь пока мы тут строили пятилетку за три года, там, за океаном, прошёл мимо нас такой гигантский пласт беспредельного киновеселья. А какие у нас неогранённые алмазы могли обнаружиться!
- Белка и Стрелка возвращаются из космоса совсем не такими...
- Юрий Гагарин задаёт перцу клоунам из глубокого космоса и в итоге те перевоспитываются и идут работать в советский цирк на добровольных началах
- октябрятская звёздочка-вурдалак и пионерский горн-инкуб
- кукуруза-каннибал, превращающаяся лунными начами в председателя месткома, а в безлунные - в председателя горисполкома - драма субординации и животных инстинктов.
- пятно с лысины первого президента оказывается вовсе не простым пятном, а зловещим...
Да мало ли ещё что можно было придумать, если бы воображение достаточно воспалилось.

Самые главные выводы, сделанные мною после прочтения:
1. Что делать с кровососущей морковкой из космоса? Очень просто. Разрезать на куски, если она стоит, и подстрелить, если бежит.
2. Мы видим, что что-то не так, но не знаем, что именно, и это страшно, а ведь это всё проклятые стручки из космоса! Это они виноваты!
3. Всё вышесказанное справедливо также для радиоактивных кроликов, москитов размером с лимузин и т.д. и т.п.

Читать полностью
Morra
Morra
Оценка:
18

Не то что бы я любила ужасы, нет. Тест Кинга я провалила совершенно - 5 из 20. Скорее я люблю книги о книгах. И пробелы в знаниях восполняют, и развлекают. А то глядишь - и самой что-то прочитать захочется. Тем более, что Стивен Кинг, как признанный мастер ужастиков, очевидно, должен неплохо разбираться в коллегах по цеху. Он и разбирается на самом деле, но к сожалению, Кинг выбрал для своей книги очень небольшой временной и географический промежуток - 1950-1970 гг., США. И что такое 30 лет в мире литературы?..

Чем книга ценна - масса незнакомых имен и названий. Кинг подробнейшим образом разбирает по полочкам самые яркие явления в жанре horror на телевидении, радио, Голливуде и мире литературы. Увы, это же становится и недостатком - откровенно говоря, мало удовольствия в том, чтобы читать сжатый пересказ какой-то повести неизвестного тебе автора, а то и третьесортного малобюждетного фильма 1960-х, которого-то и на торрентах днем с огнем не сыщешь. И вместе с тем в поле зрения не попадают многие важные авторы - ну тот же Борхес, Хичкок. Я не говорю уже о классиках XIX века, из которых анализу подвергается только троица Мэри Шелли, Стивенсон и Стокер. Зато присутствуют километровые вставки из интервью малоизвестных американских писателей о том, как они придумали тот или иной поворот сюжета. Увы.. гораздо интереснее было читать про существующие в жанре архетипы, но им Кинг уделил не так много внимания.

Из раздражающих моментов особо хочется отметить подстрочные сноски к месту и не к месту (а что мешает дать разъяснение прямо в тексте?), съезжание в "личное" и парочка недостоверностей (и, повторюсь, я не ценитель жанра). Кстати, работа редактора тоже не отличается качеством. Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понять: если речь идет о 1960х, то Джоплин - это Джанис, а не Скотт.

В общем, на любителя.

Читать полностью
Лучшая цитата
утрирование и без того утрированных архетипов американских киновестернов. В этом фильме пистолетные выстрелы звучат с оглушительностью атомных взрывов; крупные планы тянутся минутами, перестрелки – часами, а улицы маленьких западных городков кажутся широкими, как современные шоссе.
В мои цитаты Удалить из цитат