Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Цитаты из Испытание страстью

Читайте в приложениях:
993 уже добавили
Оценка читателей
4.0
  • По популярности
  • По новизне
  • Некоторые мужчины довольствуются сознанием собственной значимости, другим же требуется постоянно и без разбора демонстрировать ее.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • нее шерсть поднималась на загривке. Теперь она была готова это признать. Хотя похвалы Эстер ограничивались только словами, которые она произносила мимоходом, у Джессики они вызывали ревность и досаду, будто сестра покушалась на ее права.
    – Некоторые отцы считают, будто оказывают благодеяние своим детям, когда выражают свою привязанность столь жестким способом, – сказала она. – Их методы воспитания оставляют желать лучшего, но намерения похвальны.
    Что касалось ее собственного родителя, она не приписывала ему столь высоких мыслей и чувств, но это не имело значения.
    – И на чем вы основываете эти свои убеждения? – спросил Алистер тихо, но с вызовом. – Вы-то всегда были совершенством. Я же, напротив, всегда оставался далек от этого.
    – Но совершенство, как вы изволили выразиться, не достигается без усилий.
    – Похоже, вы знаете, о чем говорите. – Он поднял руку, предваряя ее возражения. – Мастерсон испытывал чувства к моей матери. И она единственная причина того, что он проявил ко мне подобную щедрость. Я благодарен даже за те крохи, что он дал мне ради нее. Несмотря на его недобрые чувства ко мне, его любовь к ней вызывает мое одобрение и уважение.
    – Откуда возникли эти недобрые чувства?
    – Когда вы поделитесь со мной вашими тайнами, я поделюсь с вами своими.
    Улыбка Алистера была сногсшибательной и искупала язвительность его отказа.
    – Вы таинственная женщина, Джессика. И мне было бы спокойнее, если бы и я интриговал вас не меньше.
    Джессика задумчиво жевала хлеб. Его вера в ее необычность подстегивала желание быть именно такой замечательной, какой он ее представлял. Ее воспитание было столь суровым, а любое нарушение правил каралось так строго, что она уверилась: все, что в ней заслуживало особого внимания, выделяло среди других
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • то оказалась сидящей спиной к зеркалу.
    Регмонт опустился перед ней на колени, руки его сжали ее икры. Он положил голову ей на колени и сказал:
    – Прости меня, моя дорогая.
    – Эдвард, – выдохнула она.
    – Ты для меня все. Никто не понимает меня так, как ты. Без тебя я бы пропал.
    Она дотронулась до его влажных волос, провела по ним пальцами.
    – Ты перестаешь быть собой, когда выпьешь.
    – Верно, – согласился он и потерся щекой о ее бедро, покрытое синяками.
    – Я не могу с собой совладать. Но ты знаешь, я ведь никогда не причиню тебе боли намеренно.
    Ни в одном из своих домов они не держали спиртного, но он без труда находил его всюду. По словам приятелей, в подпитии Эдвард становился веселым и компанейским, забавным и приятным, и это продолжалось до тех пор, пока он не возвращался домой, к ней, и тогда его демоны вырывались на волю. Его слезы промочили ее сорочку и панталоны.
    Он поднял голову и посмотрел на нее покрасневшими глазами.
    – Ты сможешь меня простить?
    Каждый раз, когда он задавал ей этот вопрос, ей становилось все труднее отвечать. Обычно он был прекрасным мужем. Нежным и внимательным. Он баловал ее подарками и знаками внимания и любви, писал ей нежные письма и знал все, что она любит. Он слушал ее, когда она говорила, и помнил все, чем она восхищалась.
    Но очень быстро Эстер поняла, что при нем следует высказываться с большой осторожностью насчет своих предпочтений, поскольку он так или иначе сделает непредсказуемые выводы. А временами он становился монстром.
    В душе Эстер еще оставался уголок, где таилась отчаянная нежность к сладостным воспоминаниям о счастливом начале их брака. Однако одновременно она и ненавидела мужа.
    – Моя бесценная Эстер, – бормотал
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • тоне чувствуется раздражение против нее, которое я могу приписать только досаде.
    – Ну разве что я немного уязвлен, – нехотя признался его друг, – тем, что недавно она не захотела меня узнать. Резкость ее манер контрастирует с мягкостью ее очаровательной сестры Эстер.
    – Да, Эстер – прелесть.
    В тоне Майкла сквозило столько же восхищения, сколько в голосе Алистера, когда он говорил о леди Джессике, и потому Алистер поднял брови в безмолвном удивлении.
    Краснея, Майкл продолжал:
    – Слава Богу, что Джессика тебя не слышала.
    Алистер оправил сюртук.
    – А ведь я был рядом с ней.
    – С левой стороны? На это ухо она глуха.
    Прошло мгновение, прежде чем собеседник осмыслил это сообщение. Он не представлял, что
    В мои цитаты Удалить из цитат