Книга или автор
Овердрайв

Овердрайв

Премиум
Овердрайв
4,6
5 читателей оценили
322 печ. страниц
2020 год
18+
Оцените книгу

О книге

Провинциальный юноша переезжает в Санкт-Петербург в поисках любви, возможности стать рок-звездой и тайны Великого Но. Но тут опять начинается Всё Это.

Читайте онлайн полную версию книги «Овердрайв» автора Сергея Иннера на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Скачивайте приложения для iOS или Android и читайте «Овердрайв» где угодно даже без интернета.

Подробная информация

Дата написания: 2019

Год издания: 2020

ISBN (EAN): 9780463152607

Дата поступления: 16 декабря 2020

Объем: 580.4 тыс. знаков

Купить книгу

  1. mariya_mani
    mariya_mani
    Оценил книгу

    Неожиданный опыт прочтения такой книги. Откровенной, шокирующей, вгоняющей в краску (18+), с словечками, которые цензура бы ..., а не публиковала открыто. Культурный шок, не иначе. Но это - рассказ о себе, откровенный, порой даже слишком, рассказ, который мне было необходимо прочитать чтобы понять - говорить о себе, о том, что тебя волнует или интересует можно и так. Неприятно? Противно? Гадко? О да!
    Как будто бы меня взяли и макнули в холодную воду, а стоило мне вылезти, как тут же макнули снова и так до финала, до последних страниц.

    Подводя итог: эта книга выделяется на фоне автобиографий языком написания, манерой подачи. Она, эта книга хамит и грубит, но грубит от того, что так сложилась жизнь и ничего в этой самой жизни, автор не меняет. Хотя всё может быть.

    Кому посоветовать такое к прочтению? Даже и не знаю. Если вам нравится Петербург, если вам не страшно встречать на страницах книги непристойные выражения, если вы не поморщитесь, читая откровенные описания постельных сцен - читайте.

  2. BaugheyChocs
    BaugheyChocs
    Оценил книгу

    «Овердрайв» Сергея Иннера — это одна из книг, которую ты сначала ненавидишь всем сердцем, но затем понимаешь, что несмотря ни на что, она тебя не отпускает.

    Ненавидишь по двум причинам: либо то, что там описывается, на тебя не похоже, либо похоже слишком, и оттого ты отторгаешь книгу ещё больше. Эта история постоянно вводит читателя в заблуждение. Ты не всегда понимаешь: то ли автор в очередной валяет дурака, показывая, как прожигает жизнь некий Серёжа — юный рок-музыкант, переехавший в Санкт-Петербург из Таганрога, то ли он играет с твоим разумом, говорит хитро: «Ну что вы, голубчик, опять попали впросак? Вы глазки-то раскройте, всё тут — метафора».

    Последних тут действительно немереное количество. Метафорой является даже сама структура текста, которая, по словам Сергея Иннера, построена по принципу гитарного перебора: «нулевые» главы-отступления — это бас, затем несколько высоких нот и снова бас. В низкочастотном фундаменте «нулевых» глав спрятаны подсказки, которые могут помочь уловить и понять замысел книги, а главы о жизни Серёжи — это, по всей видимости, гитарное соло. К тому же, «Овердрайв» изобилует незакавыченными цитатами из песен «АукцЫона», «Сплина», «Гражданской обороны» и других российских и зарубежных рок-команд. Когда узнаёшь их, то начинаешь видеть (а вернее, слышать) всю эту постмодернистскую композицию по-новому.

    С самого начала читатель попадает в российскую музыкальную среду, ещё зелёный, но крепнущий андеграунд 10-х годов. Всё как завещано: секс, наркотики, рок-н-ролл, иногда в другом порядке.

    "Мне нужно отдельное жильё, где я буду курить гашиш и слушать Pink Floyd", — говорит Серёжа.

    Время будто тянется бесконечно между поисками барабанщика, приёмом веществ и попытками выжить и найти в большом городе хоть малую толику любви. Порой возникает ощущение, будто герой никак не влияет на реальность, а всё происходит исключительно наоборот.

    Текст пестрит именами музыкантов (Эми Уайнхаус, Гэри Мур, Ронни Джеймс Дио). Местами автор, кажется, символически сопоставляет смерти известных личностей с поворотными моментами в жизни главного героя. А иногда в основное повествование врезаются целые тексты песен (например, «Речечка» Высоцкого).

    Чтобы понять (и простить) «Овердрайв», нужно набраться сил. Для кого-то эта история может оказаться набором вполне прозаических событий: да, интересно понаблюдать, как изгаляется над собой и другими рокер и менеджер по продажам Серёжа в культурной столице, но не более того. Однако если вникнуть, то можно увидеть, как главный герой тщится понять себя, город, женщин и законы мироздания, то, что он называет «Великое Но».

    По городу витает дух Dire Straits, колесят Автобусы Милосердия, прогрессирует берлинский синдром. Кто-то говорит: «Станем же делать вид, что сдерживаем смех» Кто-то моргает громче всех в мире. И почти у цели мы, но вот беда — очередные правки от заказчика. Мама прокурор, папа адвокат. Все роскошь и перхоть бытия. Острый нож времени режет всё пополам, и этот нож ты. Ну же! Ну же! Ну же! Великое Но тебя вечно манит, ласкает, щекочет. Перед самым твоим лицом, а не схватишь

    Когда главный герой уходит в себя, то его реальность трансформируется то в мир Древней Греции, то в стадионный концерт бога рока, то в космическую одиссею со звездолётами, разбивающимися об Солнце (привет, Дуглас Адамс).

    Книга держит цепко, уж очень быстро и неожиданно раз за разом меняется Серёжина петербургская бытность. На каждом участке пути ему встречаются герои, у каждого из которых есть, на первый взгляд, незаметная роль в замысле антиромана. Какие-то из них возвращаются снова и снова, другие, появившись единожды, исчезают навсегда — разве, может быть, вспоминаются каким-нибудь затерявшимся обертоном под самый конец истории. Практически у всех из них говорящие имена, похожие зачастую на клички рокеров или кого-то из их окружения: Животное, Герда, Жан-Поль, Линда и т. д.

    Женщины — основные спутницы героя на протяжении антиромана. Они все с очень разными характерами, но будто бы сделаны из одного теста: не сказать, чтобы они порочные, но в каждой встречается знакомый надрыв, бездонная пропасть, укрытая тонкой шалью. Геллу Хмельницкую, например, Серёжа называет "канатной плясуньей над бездной", Христину Сибирь — "белокожей королевой тьмы", а Линда Вихрь — из тех, кто "считает зря прожитым день, в который ты ни разу не прошёл по краю".
    Когда эти женщины уходят в закат, хочется пожелать им сил в поисках счастья. Им это нужно, ведь для многих из них картина мира так сложна, а изменения в сознании столь необратимы, что возможно ли для них будущее вообще — это очень спорный вопрос. Для Серёжи они представляются то нечистью, то группи, то богинями древнего мира, и каждая одаривает его тем, что олицетворяет, или же наоборот — забирает у главного героя то, что ему не принадлежит.

    И вот, наконец, мы подходим к концу в ожидании ответов для истерзанной души, но — ответов нет, вместо этого исчезают один за одним сами вопросы. Вспоминаются слова Сергея Иннера об антиромане: "Я люблю эту книгу и боюсь её".

    Остаётся только вспомнить самое начало истории и поразиться тому, насколько сильно и вместе с тем совершенно незаметно в мире книги изменилось абсолютно всё — причём, кажется, уже далеко не один раз. Эта рок-философия многогранна и неоднозначна, как песня, звучащая по-разному, когда слушаешь её в том или ином возрасте. Было ли это всё злой шуткой или дословным пересказом реальности? Было это исповедью или проповедью, криком младенца или лебединой песней? Как знать, может, это было всем сразу. И может быть, для кого-то из будущих читателей эта книга станет началом совершенно нового Пути.

  3. nefyod_ichtivo
    nefyod_ichtivo
    Оценил книгу

    Антироман «Овердрайв» — третья книга в библиографии Сергея Иннера, и пятая книга в портфолио инди-издательства художественной литературы «Чтиво». Эта книга воплотила в себе всё, за что Иннера любят, ненавидят и не могут игнорировать...

    У меня ушло три коротких вечера на то, чтобы прочесть антироман «Овердрайв». С тех пор прошло несколько месяцев, а я всё ещё не знаю, как выразить свои впечатления словами. Наверное, «Овердрайв» настолько самодостаточная книга, что не нуждается в рецензиях и отзывах. Эта книга сама за себя говорит всё то, что обычно пишут рецензенты в своих материалах.

    Иллюзия того, что время существует — один из лучших способов начать абзац. Первая его фраза — самое важное, но и без второй никуда. Если три фразы прочитаны, считай, заинтересовал.
    (с) «Овердрайв»

    Моё знакомство с текстографией Иннера началось с сетевых рассказов из авторского паблика. Короткие и ёмкие, остроумные и ни на что непохожие тексты запали мне в душу. Затем грянул сборник «Посейдень» с уже знакомыми рассказами и тремя не читанными мной повестями. После «Арго» я с нетерпением ждал «Овердрайв». Было до жути интересно, чем Иннер удивит на этот раз, на какую ещё высоту взберётся. Но он не взобрался.

    Когда следишь за творчеством конкретного автора, само собой ждёшь, что каждое его новое произведение будет на порядок выше предыдущего. Однако «Овердрайв» не лучше и не хуже того, что автор делал раньше. В том смысле, что антироман не стал чем-то принципиально новым в контексте творчества Иннера. Те же приёмы, тот же похабно-интеллектуальный стиль, тот же ситуативный юмор, игра слов и образов, самопасхалки. Всё это мы видели в рассказах, в повестях, просто в «Овердрайве» всё это доведено до абсолюта.

    — Как ты на главного специалиста Горбача напал.
    — Не было такого.
    — Тогда откуда разбитая витрина?
    — Главный специалист Горбач меня атаковал. Я отошёл в сторону, а витрина не успела.
    (с) «Овердрайв»

    Эта книга своего рода подведение итогов некоего этапа в жизни и творчестве автора. За редким исключением из рассказа в рассказ у Иннера кочевал лирический герой Серёжа Вернер, с которым случались разные вещи. Так вот антироман, рассказы и повести взаимодополняют друг друга, выстраиваясь в одну большую историю этого самого Серёжи Вернера.

    В рецензии на сборник «Посейдень» я писал, что рассказы как будто готовят читателя к тому, что ждёт его в повестях. Сейчас, после прочтения «Овердрайва» я считаю, что всё написанное Иннером до этой книги, готовило читателя к нему. Если представить его текстографию как высотку, то её фундамент и стены — это рассказы, повести — пентхаус, а антироман — смотровая площадка на крыше над уровнем облаков.

    Что касается сюжета, он здесь куда более обыденный и приземлённый, чем, например, в «Арго». Мне «Овердрайв» очень напомнил кинотрилогию «Кровь и мороженое» Э. Райта и С. Пегга, где сюжет до определённого момента представляется комедией с харизматичным героем, а затем ненавязчиво переходит в драматичную историю со смысловой нагрузкой.

    — Потому что ты не крутой.
    — Что? Вы двое вообще в курсе, что я круче самого крутого в Таганроге?
    — В Таганроге — может быть. А тут у тебя даже работа стрёмная.
    (с) «Овердрайв»

    Большая часть сюжета посвящена взаимоотношениям между людьми: взаимопонимание и уважение, дружба и любовь, любовь и секс. В то же время все те ситуации, в которых герой оказывается, так или иначе касаются вопросов отношения к жизни и отношения жизни к тебе.

    Простые истины, которые заключены в строках романа и между ними, не очевидны для читателя только до тех пор, пока не сформулированы. Они витают в воздухе и, как мне кажется, все мы их осознаём в той или иной степени. Поэтому когда встречаешь лаконичную формулировку из уст персонажа, происходит эффект узнавания, а в голове случается эндорфиновый взрыв в пару мегатонн.

    Сам того не желая, я нашёл ответ на терзающий миллионы людей вопрос «Как бросить курить?» Он лежал на поверхности. Последняя сигарета — не та, что будет следующей, а та, что уже выкурена.
    (с) «Овердрайв»

    «Овердрайв» не даёт чего-то, чего ты не видел раньше. Зато всё, что ты уже видел, здесь работает так хорошо, как нигде до этого. Я не знаю, как Иннер писал эту книгу, но мне почему-то кажется, что он разобрал до винтиков все свои произведения, а затем из получившейся кучи запчастей собрал идеально выверенную вещь, где всё находится на своих местах и взаимозависит друг от друга.

    За четыре с половиной года автор провёл огромную работу над антироманом. Я не знаю, насколько она автобиографична, но легко поверить, что в большой степени. Даже при фантастичности и абсурдности многих вещей, эффект погружения и доверия не уменьшается. И всё, наверное, потому, что произведение было написано искренне и без зазрения совести за пережитые и испытанные когда-то чувства. Именно это является главным достоинством «Овердрайва», без которого антироман не удался бы.

    Расталкивая людей, я бежал к Забаве, понимая, что всё может вот-вот кончиться, что слишком много линий сошлось в этот день, слишком много знаков совпало, а все когда-либо начатые сюжеты моей жизни разом завершились — того и гляди из-за горизонта поползут титры.
    (с) «Овердрайв»

Автор

Другие книги автора