Книга или автор
0,0
0 читателей оценили
227 печ. страниц
2020 год
12+

– Знакомься, старший лейтенант, – говорит Захаров, – это наш эксперт-криминалист Волина. А это участковый Трубников, Александра Леонидовна.

Участковый поднимается на ноги и смущенно произносит:

– Я ж не знал.

– Трубников, давай осмотрим территорию, – предлагает Величко.

Захаров и Волина идут в дом, а Величко и Трубников направляются к бывшей поленнице.

– Я сюда один из первых прибежал, – рассказывает участковый, – Ты знаешь, капитан, я заметил, что никто из соседей не помогал тушить пожар.

– Что здесь странного? – Спрашивает Величко, – Они не хотели мешать пожарным.

– А до приезда пожарных стояли и смотрели, как разгорается дом.

– До приезда? – Уточняет капитан.

– Ага… – подтверждает участковый, – А когда я попросил позвонить пожарным, никто из них даже с места не сдвинулся.

Игорь Величко задумчиво чешет затылок:

– Интересную историю мне рассказываешь, старший лейтенант. Кто всё-таки пожарных вызвал?

– Я и вызвал, – сообщает Трубников, – Это уже четвёртый поджог за последнее время.

Капитан поворачивается и удивленно смотрит на участкового:

– Четвёртый?

Трубников кивает:

– Правда, до этого горели дома в старой части деревни.

Они проходят по двору. Величко заглядывает в подсобные помещения.

– Слышишь, Трубников, – спрашивает капитан, – чего люди стояли и спокойно смотрели на то, как горит дом Кольцовой?

Участковый изучающе заглядывает ему в глаза:

– Честно?

– Не для протокола.

Трубников вздыхает:

– У деревенских давний конфликт с Кольцовой. Она – хозяйка строительной компании «Золотое кольцо».

– Это я знаю, – говорит Величко, – Про Кольцову только ленивый не писал, что она самая богатая и успешная женщина в России.

– Так вот, – продолжает участковый, – Кольцова возводит рядом с нашей деревней «царское село», захватывая новые территории.

– Так уж и захватывая? – Хмыкает Величко.

– А как ещё назвать поведение представителей её фирмы, – продолжает участковый, не обращая внимания на скептичный тон следователя, – которые предлагают жителям деревни выкупить их землю. А кто не соглашаются, того поджигают?

– Кого-то поймали за руку? – Уточняет Величко.

– Нет, – отвечает Трубников, – Но все знают, что это так.

– Это голословный трёп, старший лейтенант, – делает вывод капитан.

Трубников вздыхает:

– Вот из-за того, что так отвечают во всех инстанциях, и сгорел дом Кольцовой.

– Ты соображаешь, Трубников, что сейчас сказал? – Интересуется Величко, – Ты мне дал повод подозревать в убийстве всю деревню!

Трубников машет рукой:

– Эх, капитан! Я не для того тебе сейчас это сказал.

Затем качает головой, разворачивается и идёт, опустив плечи, к выходу со двора. Величко, сообразив, что перегнул палку, спешит вслед за ним.

– Извини, старший лейтенант. Это я перегнул. Ты не переживай, я бы всё равно узнал обо всех поджогах.

Трубников останавливается.

– А ещё бы узнал, что все уголовные дела, которые возбудили по факту пожаров, благополучно похоронили.

11

Захаров и Волина проходят в комнату, которая хозяевам служила гостиной. От пожара она пострадала больше всего. Вместо мебели остались лишь обгоревшие полуразвалившиеся остовы.

Два санитара стоят у входа, ожидая команду забрать труп. Захаров поднимает с пола обгоревший мобильный телефон. Рассматривает его, пытается включить. Телефон не включается. Захаров прячет телефон в карман.

– Александра Леонидовна, я вас поздравляю с первым днём работы в должности эксперта.

– Спасибо, – отвечает она.

– Вижу, вам даже осмотреться не дали.

– Благодаря вам, полковник Захаров…

Захаров, извиняясь, смотрит на Волину. Взглянув на полковника, она спешит успокоить его:

– Не переживайте. Я не люблю осматриваться. Мне нравиться быть постоянно занятой. Тогда всякая ерунда в голову не успевает лезть.

В центре на обуглившемся диване лежат останки сына Кольцовой, которые кто-то накрыл белой простыней.

– А вот и мой клиент.

Волина подходит к дивану, поднимает простынь и осматривает труп.

– Не много от тебя осталось.

Она поворачивается к санитарам:

– Везите его в морг на Вавиловых. Я буду там делать вскрытие.

Санитары по-деловому перекладывают сына Кольцовой на носилки и несут во двор.

– Не перестаю удивляться вам, Александра Леонидовна, – говорит Захаров, – как вы спокойно реагируете на происходящее.

– Вы ошибаетесь, полковник Захаров…

– Пожалуйста, – перебивает он Волину, – зовите меня Сергеем… Алексеевичем.

– А как же субординация? – Насмешливо спрашивает она.

– Ну, вы же не мой подчиненный? – Сообщает Захаров, – Договорились?

– Договорились, – соглашается она.

Захаров наблюдает за профессиональными действиями Волиной:

– Вы не ответили, как вам удается спокойно реагировать на трупы. Я видел-перевил их, но каждый раз нервничаю.

– И я переживаю, Сергей Алексеевич, – сообщает она, – но прекрасно понимаю, что у кого-то должна быть холодная голова, чтобы трезво поставить диагноз, а в вашем случае: быстро найти преступника.

Волина, продолжая говорить, осматривает комнату. Возле дивана в обгоревшем мусоре обнаруживает шприц. Далее идёт к черному от копоти секретеру, открывает его. Вывернув на пол дымящееся содержимое полок, переходит к книжному шкафу. Пытается открыть стеклянные створки, которые рассыпаются от прикосновения.

– Что вы ищите? – Интересуется Захаров.

– Аптечку, – объясняет Волина.

В книжном шкафу она лекарств не обнаруживает.

– Где у них ванная?

Волина решительно выходит из гостиной. Захаров внимательно следит за ней. Ванную комнату находит быстро. Роется в ящиках, но тоже ничего не находит. Проходит в кухню. Открывает ящики. В одном из них стоит коробка с лекарствами. Волина роется в ней: в аптечке лежат только таблетки, разной величины и назначения.

– Интересно… – задумывается она.

Волина осматривается. Подходит к столу с мойкой и открывает дверцу, на которой висит мусорное ведро. Она надевает перчатки и принимается исследовать содержимое ведра. Находит среди мусора столовую ложку, согнутую буквой «Г». Рассматривает её: ложка с внешней стороны покрыта сажей.

– Что-то нашли? – Спрашивает Захаров.

– Пока только ложку… – произносит Волина, упаковывая ложку в целлофановый пакет.

12

Величко беседует со свидетелями Сушко и Клюевой. Сушко работает продавщицей в продуктовом ларьке и представляет собой женщину в теле. Клюева работает учителем в местной школе. Она худощава, небрежно покрашена, оттого в темных волосах островками проблескивают седые волосы, заплетенные в пучок. Носит огромные очки.

– Сын Кольцовой – Денис золотой мальчик… – рассказывает Клюева.

– Ага, точно! – Вставляется Сушко, – Пробы негде было ставить.

– Что ты такое говоришь? – Поворачивается к ней учительница.

– Говорю то, что знаю, – отвечает продавщица, – Со странностями он был. Идёт, бывало, и никого вокруг не замечает. Я ему: «Здрасьте!» а он, будто не здесь.

– Не слушайте её, товарищ полицейский, – просит Клюева, – Эти обвинения беспочвенны. Я, как классный руководитель, плохого в нём никогда не замечала.

– Конечно… – сообщает Сушко, – В школе он паинькой был.

– Я понимаю, что сегодняшние дети развиваются быстрее, чем мы, – объясняет учительница, – Да, я иногда слышу запах спиртного у некоторых ребят своего класса, но вот у Дениса я никогда этого не замечала.

– Ну и что с этого? – возражает продавщица, – В тихом омуте черти водятся. Может он ещё хуже, чем те, кто не скрываются.

– Денис хорошо воспитанный мальчик из замечательной семьи, – продолжает Клюева, – Правда, очень болезненный, но мать всегда приходила и брала домашние задания, когда он болел.

– Ты ещё расскажи, как она тебя облагодетельствовала и в класс компьютеры купила, – качает головой Сушко.

– А разве это плохо? – Задает вопрос Клюева.

– Замечательно, – соглашается Сушко, – Лучше б она тебе дом отремонтировала, который сожгли её прихвостни.

– Грех человека без суда обвинять.

– Минуточку! – Вставляется капитан Величко, – Девочки, поругаетесь без меня.

Сушко и Клюева поворачиваются к нему. Величко сначала говорит Клюевой:

– Я выслушал ваше мнение по поводу Дениса. Ваши доводы убедительны. Спасибо.

Потом поворачивается к Сушко:

– Теперь хочу услышать ваше мнение. Только с аргументами и фактами.

– Пожалуйста, – начинает продавщица, будто только что молчала, – Водку он у меня в ларьке не брал. Врать не буду. Он вообще у меня ничего не покупал, хотя мог бы. Не обеднел бы, олигарх!

– С этим всё понятно, – кивает Величко.

– А вот дружки у него более чем странные были, – продолжает Сушко, – Говорят же: с кем поведёшься. Приехали, и давай всё в доме у них переворачивать.

– Что-то я такого не слышала, – возражает Клюева.

– А ты и не могла слышать, – сообщает ей Сушко, – Это же мой забор к их двору примыкает, а не твой. Вот я в щелку всё и видела?

– Что конкретно? – Интересуется Величко.

Сушко понижает силу голоса до полушепота:

– Кричали они и деньги требовали. Говорили, если не отдадут, они дом сожгут.

– Когда это было? – Уточняет Величко.

– Недавно, – не задумываясь, отвечает Сушко, – Две недели назад.

13

Захаров, Величко и Волина стоят посередине двора. Участковый Трубников топчется в стороне от них.

– Что выяснил, капитан? – Спрашивает полковник.

– После опроса свидетелей у меня есть несколько версий, – отвечает Величко.

– Выкладывай.

Величко делает паузу, чтобы собирается с мыслями:

– Жители деревни не любили Кольцову.

– Чего? – Интересуется Захаров.

– Компания Кольцовой занималась строительством коттеджного посёлка, – объясняет капитан, – Представители компании уговаривали жителей продать им землю. Так вот, у тех, кто отказывался, через время сгорал дом.

– Интересная картина получается, – говорит полковник, – Ты предполагаешь, что погорельцы решили отомстить?

– Возможно, – соглашается Величко, – Таких набралось трое. Сушко, Клюева и Щукин.

– Что ты предлагаешь? – Задает вопрос Захаров.

– Нужно проверить алиби каждого из них.

Полковник Захаров кивает.

– Дальше?

Величко снова на некоторое время задумывается:

– По информации продавщицы Сушко, две недели назад на Кольцову был совершён «наезд». Неизвестные требовали деньги, угрожая спалить дом.

– Вот это новость! – Удивляется Захаров.

– Я попросил Сушко приехать к нам, чтобы составить фотороботы, – сообщает капитан, предваряя вопрос Захарова.

Полковник снова, соглашаясь с решением подчиненного, кивает:

– Мне кажется, нельзя забывать и о строителях-конкурентах Кольцовой. Кому-то она, наверняка, перешла дорогу.

Захаров вынимает из кармана обгоревший мобильный телефон, снова пытается его включить. В этот раз экран телефона загорается. На экране – фамилия «Потапова» и номер.

– Последний звонок Кольцова сделала Потаповой.

– Кто такая Потапова? – Спрашивает Величко.

– Генеральный директор строительной компании «Золотое кольцо», – отвечает Захаров.

– А кто же тогда Кольцова? – Не понимает капитан.

– А Кольцова – хозяйка, – объясняет полковник.

– А-а-а! – тянет Величко, – Так, может, эта Потапова заказала свою хозяйку?

– Может, – соглашается Захаров, – Разбежались, капитан, работать.

– Уже бегу, – произносит Величко.

– Мы с Александрой Леонидовной в больницу, – говорит полковник. И на немой вопрос Величко уточняет, – Попытаюсь допросить Кольцову.

14

Захаров и Волина входят в приёмный покой больницы скорой помощи. Их встречает главврач. Он удивлён появлению Волиной. Захаров показывает удостоверение:

– Где я могу видеть главного врача?

– Я – главврач. Чем могу быть полезным?

Захаров показывает на Волину:

– Это сотрудник судебно-медицинской экспертизы Волина.

Главврач удивленно вскидывает брови:

– Даже я такого не ожидал, Александра Леонидовна.

Волина в ответ складывает руки на груди, принимая вид святой Матроны:

– Пути Господни неисповедимы.

– Интересно, как реагирует полицейское начальство на ваш внешний вид? – Главврач показывает рукой на копну афрокосичек на голове Волиной.

За неё отвечает Захаров:

– Нормально реагирует. Даже в устав из-за её внешности специально внесли изменения.

– Что вы говорите? – Изумляется главврач.

А чтобы добить до конца главврача, Захаров добавляет:

– Теперь все сотрудники полиции, не зависимо от пола и звания, могут носить не только лысины, но и афрокосички.

Главврач качает головой:

– В милиции такого бы не допустили.

– Вернёмся к делу, – просит полковник, – Что с Кольцовой?

Главврач вздыхает:

– Нужна срочная операция, а у нас нет нужного специалиста. Уволился три дня назад.

– Уволили, – уточняет Волина.

Главврач пропускает мимо ушей шпильку своего бывшего сотрудника:

– Не будем вдаваться в подробности, Александра Леонидовна. Транспортировать Кольцову нельзя: может не выдержать сердце.

– Что же делать? – Интересуется Захаров.

– Я буду оперировать, – предлагает Волина.

– Вот спасибо, Александра Леонидовна, – искренне радуется главврач, – Я уж не надеялся, что вы, согласитесь.

– Везите её в операционную, – распоряжается она.

Главврач хлопает в ладоши, подзывая санитара.

– Быстро! Ты слышал, что сказала Волина.

Вместе с санитаром он торопится к лифту. Волина поворачивается, чтобы идти в операционную и видит входящую в приёмный покой свою дочь Клаву.

– Клава, ты почему здесь, а не в школе?

Дочка подходит к матери:

– Могла бы сначала поздороваться, а потом спрашивать.

– Извини, – просит прощения Волина и официально здоровается, – Здравствуй, дочка!

– Здравствуй, мама!

Захаров удивлен.

– Это ваша дочь, Александра Леонидовна?

– Да, – говорит Волина, – Что вас так удивляет?

Захаров оценивающе смотрит то на дочь, то на мать. Не найдя ничего похожего, он теряется:

– Простите, ничего.

Волина поворачивается к Клаве:

– Теперь можно спрашивать?

Клава кивает.

– Ты чего здесь?

– За тобой соскучилась, – сознается Клава.

– Ой, солнышко моё! – Нежно произносит Волина и пытается обнять дочь, но та отстраняется.

– Давай без телячьих нежностей?

– Почему?

Девочка показывает на посетителей больницы:

– Люди смотрят. Они могут подумать, что я маменькина девочка.

– А разве это не так?

– Нет, – возражает Клава, – Я взрослая, самостоятельная женщина.

– Кто это тебе такое сказал? – Спрашивает Волина.

– Папа.

Захаров удивляется ещё больше.

– У вас есть муж, Александра Леонидовна?

– Нет, – отвечает Волина.

– А как же дочь?

Волина закатывает к небу глаза:

– От святого духа.

– Понятно.

Установите
приложение, чтобы
продолжить читать
эту книгу
260 000 книг
и 50 000 аудиокниг