Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Проводник электричества

Проводник электричества
Книга доступна в стандартной подписке
Добавить в мои книги
31 уже добавили
Оценка читателей
3.33

Новый роман Сергея Самсонова «Проводник электричества» – это настоящая большая литература, уникальная по охвату исторического материала и психологической глубине книга, в которой автор великолепным языком описал период русской истории более чем в полвека. Со времен Второй мировой войны по сегодняшний день. Герои романа – опер Анатолий Нагульнов по прозвищу Железяка, наводящий ужас не только на бандитов Москвы, но и на своих коллег; гениальный композитор Эдисон Камлаев, пишущий музыку для Голливуда; юный врач, племянник Камлаева – Иван, вернувшийся из-за границы на родину в Россию, как князь Мышкин, и столкнувшийся с этой огромной и безжалостной страной во всем беспредельном размахе ее гражданской дикости.Эти трое, поначалу даже незнакомые друг с другом, встретятся и пройдут путь от ненависти до дружбы.А контрапунктом роману служит судьба предка Камлаевых – выдающегося хирурга Варлама Камлаева, во время Второй мировой спасшего жизни сотням людей.Несколько лет назад роман Сергея Самсонова «Аномалия Камлаева» входил в шорт-лист премии «Национальный бестселлер» и вызвал в прессе лавину публикаций о возрождении настоящего русского романа. В «Проводнике электричества» автор пытается вернуть нам надежду на то, что верность, честность и доблесть – не пустые слова и кто-то до сих пор может жить не по лжи. Как бы трудно ему это ни давалось и сколько бы соблазнов он ни испытал. Пожалуй, лучший роман первого десятилетия нового века!

Лучшие рецензии
mukaru
mukaru
Оценка:
6

"Проводник электричества" можно было бы назвать худшим образцом постмодернизма, но он не имеет никакого отношения к постмодернизму. Самсонов, как и сотня-тысяча других истеричных белок поэтов-импровизаторов от современной русской литературы, поет, что видит, или пересказывает то, что услышал в пригородной электричке. Эмпирический автор ни к месту, но по моде (годы и годы спустя именно по этому признаку будут определять литературу второго десятилетия двадцать первого века) навешивает витиеватые, узорчатые пассажи на текст, которому даже определение ленивого не дашь - вместо читателя работает его желудочно-кишечный тракт, а у самого читателя, должно быть, изжога. Самсонов именно что копирайтер с литинститутовским образованием и старательностью графомана, но не писатель. Поэтому "Проводник электричества" - яркий пример, как не нужно писать. Сколько леса можно было спасти, но увы.

Читать полностью
inkunabel
inkunabel
Оценка:
5

я "мучила" этот роман целый месяц, отчасти потому что он - как ни крути - огромный (900 с лишним страниц), но в основном потому, что сильно злилась на автора. откладывала в сторону, потом все-таки убеждала себя, мол, ну ладно, писатель юный, он даже переписал свой роман "Аномалия Камлаева", чтобы поправить то, что в нем, по его мнению, было не так. убеждала себя - и продолжала читать.

достоинства у книжки есть, но я хотела бы упомянуть самые неприятные для меня вещи, чтобы как-то оправдать то, что я поставила ей три звездочки, а не больше:
- невероятно слабые диалоги. катастрофа, а не диалоги. все женщины разговаривают, как на привозе, почти все мужики матерятся и скабрезничают, все дети говорят, как академики. майор полиции разговаривает с музыкантом о вечном одним и тем же тягостным высокопарным невыносимым языком. в общем, здесь Сергею Самсонову еще есть чему учиться. неестественны очень его герои, покуда все они говорят языком Сергея Самсонова.
- не всегда оправданные повороты сюжета. то есть там в принципе мало поворотов, но когда они появляются, я лично как читатель не всегда понимаю, почему тут именно этот поворот. мне показалось, что сюжетная линия для автора как бы вторична. первична та языковая масса, которая буквально исторгается из автора (часто поразительно точно и хорошо исторгается, часто - нет).
- в романе слишком много прописных истин. по моим понятиям, настоящий писатель должен много черпать из личного опыта что ли. чтобы оставалось как можно меньше общих мест. здесь же не просто общие места, да еще и под микроскопом. кому захочется смотреть под микроскопом на то, что он уже понимает о мире? согласитесь, скучновато.

зато:
есть замечательные пассажи, предложения, фразы, слова - о любви и смерти.
есть точнейшие описания работы музыкантов и врачей, как бы это ни было сложно (и писать, и читать).
есть просто красивая проза. целые пласты красивой прозы.

в общем, я сначала впадала в бешенство, но потом как-то доверилась этому автору. я надеюсь на него. на то, что он станет однажды большим мастером слова и смысла.

пока три звездочки. но не пожалела, что осилила такой масштабный текст :)

Читать полностью
Оценка:
Произведение явно не для "средних" умов, по стили стике очень сложно читать, так как все предложения состоят из такого большего количества прилагательных, сравнений, причастий , что по объему одно предложение занимает целую страницу, и когда доберешься к окончанию, то не помнишь, что было вначале. По сути , произведения меня поразило своей страшной правдой - это какой-то апокалипсис нашей жизни, после прочтения не уснешь, но и ничего не придумаешь. Мечта идиота: хотелось бы верить, что все наладится.
Лучшая цитата
Что нужно Богу – поклонение или разговор? От чего устал больше – от скудоумия, разбитых об пол лбов и мироточащих икон или от игр человеческого разума с мощнейшей, величайшей идеей, которая вот этим разумом когда-то и была порождена? От раболепия боящихся болезней, исчезновения целиком, без вознесения какой-то там души, без воскрешения из мертвых, или от этой трехсотлетней, непрерывной потехи над подобием и образом, от ликов, выложенных черной икрой на золотых окладах?.. От честной имитации обряда или от издевательства над мертвым ритуалом?
Все это слишком далеко зашло, все это слишком давно началось. Где примитивная, святая, неотделимая от страха голода и холода, душевнобольная покладистость древних: не промычишь мольбы, не воспроизведешь хрипящим горлом все шероховатости обертонов, как это заповедовано предками от века, – и боги не проснутся, предстоящая охота не будет удачной, на высохшую землю не прольется благодатный дождь. Посредник между долом и горой, смиренный медиатор, божья дудка умер, освободивши место «человеку – мерилу всех вещей» с его религией прогресса и мечтой о покорении природы, об истреблении, вытеснении живой жизни своими представлениями, своими мощными абстракциями вроде «гениальности» и «денег»; затем прошли «классические» времена «творцов», которые самолюбиво упивались своим ничем не ограниченным господством над изначальным звуком, и наступили времена предельной истощенности реальности. Отсюда и его, Камлаева, давнишнее и представлявшееся безупречно верным убеждение, что честному, живому музыканту «в наши дни» не остается ничего другого, кроме как сознательно озвучивать вот эту невозможность соединения с реальностью.
Все время мнилось: холодно и отстраненно констатировать вот эту «нетость», смерть (не автора и не искусства, нет, – об этих двух самовлюбленных идиотах – о человеке и его исчадии нечего жалеть, туда им и дорога) есть первый и необходимый шаг к рождению чего-то нового. Ведь говоря о «нетости», одновременно говоришь о голоде, не можешь не прийти к великой, всепоглощающей тоске по тому, кто отсутствует. К таким же точно голоду, тоске, какие человек испытывал в начале, когда поднялся с четверенек и был один, бессилен перед природными стихиями и смертью.
Чем дальше забирался в эту бескрайнюю пустыню, чем изощреннее и тоньше пелось об этой захламленной пустоте, тем глубже он, Камлаев, уходил на дно с метафизической чугунной болванкой на ногах, тем слаще становилось погружаться, до эротического прямо возбуждения.
Господи, какой глухотой я наказан! Кому служу? Кому кричу «приди, возьми меня»? Играя в кубики умерших сыновей Твоих – что на деле творю? Не механически ли расширяю пространство потребления еще одним звучащим наименованием? Пугая голодом ни в чем не знающих нужды, не зарабатываю ли на этой жирной теме сам? Что Твой порядок мне – живая правда или голая идея, что Твоя истина – любовь или товар, который я ворую и сбываю, обогащаясь и не видя срама наготы своей?
В мои цитаты Удалить из цитат
Оглавление
  • Современная русская литература
  • Правообладатель: Эксмо
  • Дата написания: 2011
  • Год издания: 2011
  • ISBN (EAN): 9785699508839
  • Дата поступления: 3 сентября 2012
  • Объем: (1,4 млн знаков)
    ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
    ● ● ● ● ●