Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Нубук

Нубук
Книга доступна в стандартной подписке
Добавить в мои книги
28 уже добавили
Оценка читателей
3.14

«Нубук» – один из самых ярких и провокационных романов в творчестве Романа Сенчина, автора знаменитой, жесткой и подкупающе правдивой семейной драмы «Елтышевы». Автор описывает печальную судьбу свободного предпринимательства в России на заре 1990-х. Три героя, одному из которых досталось немало биографических черт автора, пытаются прижиться и сделать карьеру в мире дикого отечественного бизнеса, но каждый терпит неудачу. Один сделал неверный шаг и разорился, другой попал в «Кресты», а третий спрятался от проблем в глухой сибирской деревне. Но куда можно спрятаться от себя самого?

Между счастьем и несчастьем лежит пропасть. И в ней мы все живем, нравится нам это или нет.

Лучшие рецензии
profi30
profi30
Оценка:
64

«Кому интересно читать про период первичного накопления капитала 90-х годов, жестокий и беспощадный?» - спросите вы, - про «маленького человека», погрязшего в бытовухе, про то, как его заедает среда, про его моральную деградацию, про серость будней, про косность, узколобость и многое, многое прочее, чем славится среднестатистический обыватель? От подобной тоски и безнадежности хочется крикнуть: «чур меня». А мне вот почему-то интересно, хотя после этого чтения в моем организме не осталось ни одной счастливой клетки. Наверное, этот интерес по силе ощущений равносилен пробуждению после кошмара, когда с радостью понимаешь, что это всего лишь сон, и все увиденные ужасы происходили не с тобой.

У меня вообще идиосинкразия ко всему, что касается 90-х, слишком уж много с этим временем связано отрицательных коннотаций, но для произведений Сенчина я готов сделать исключение. Мало кому удалось адекватно и без излишней чернухи описать этот период социального перелома.

В романе отсутствуют стилистические изыски, ему чужда могучая семантическая пульсация. Язык повествования скупой, местами даже примитивный, подстать героям романа. Сюжет тоже не балует динамикой и яркими событиями, по большому счету, герой просто перебирается из пункта А в пункт Б и обратно. Текст предельно натуралистичен, почти документален, какой и должна быть история из повседневной жизни. Герой нарочито приближен к автору, вплоть до идентичности имени и фамилии. Любопытный подход, который, на мой взгляд, как бы добавляет достоверности повествованию. Автор безжалостен к своему герою, но, прежде всего, он безжалостен к самому себе.

Чаще всего протагонист любого романа - интересная личность с положительным или отрицательным знаком. Даже если он неинтересен, то в его жизни есть интересное события, хотя бы одно. А вот представьте себе, обыкновенное серое существо, которых на самом деле легион, но книг про них не пишут. Легион темной, сутулой, мрачной, вонючей, хтонической массы без признаков живой души, из которой посредством воображения автора был выдернут один экземпляр со всеми пороками, присущими этому классу млекопитающих, чтобы показать его с разных сторон, со всеми потрохами, чтобы увидели и оценили, какое это ничтожество.

Так вот Роман Сенчин в своем фирменном стиле, вспахивая привычное для себя поле бытовухи, вскрывает тонкости физиологизма в психологизме маленького человека. Это уже не «маленький человек» Пушкина, Гоголя или Чехова. Те хотя бы умели говорить, эти же с ампутированной речью могут только бекать и мекать, и без трех основных великих матерных слова и их производных неспособны закончить даже элементарного предложения. Но они, как по волшебству, по велению и хотению автора обретают голос, чтобы мы увидели и услышали то, что скрывается за однообразной, серой толпой парнокопытных.

Ранее автор помещал своих героев в условия сельского быта без какой бы то ни было надежды подняться выше горизонта рептилии. На этот раз он немного отошел от деревенской прозы и высадил протагониста в условия крупного мегаполиса, чтобы уже в городском антураже во всей красе показать его «сильные» и «слабые» стороны (безволие и беспросветную тупость).

Предвидя возможное несогласие по поводу некоторых использованных прилагательных, сразу же оговорюсь, что они призваны подчеркнуть лишь духовную наполняемость, а именно, отсутствие оной у представителя описываемого этоса. Как говорил Шопенгауэр: разум - орудие инстинктов, если нет первого, то человек подчиняется второму, и уже ничем не отличается от животного.

Может быть кто-нибудь возразит, что любой человек, помещенный в контекст глобальных перемен: распад и ослабление государства, обострение межнациональных отношений, духовный и материальный кризис, общее обнищания, ощущение всеобщей бесперспективности и многое прочее, поневоле станет «маленьким человеком», но я с этим не согласен.

Если же вас не интересует заурядная бытовая история, хотя и искусно препарированная автором, то рекомендую данное произведение хотя бы потому, что на текстах Сенчина сможет отдохнуть ваш читательский глаз, уставший от постмодернизма и магического реализма.

Читать полностью
parastas
parastas
Оценка:
20

«Нубук» - это интересное художественное исследование событий начала до сих пор ещё не кончившейся перестройки. Сегодня уже нет бюста Ленина в зале ожидания Ленинградского вокзала в Москве. Погибли миллионы соотечественников на войнах с врагом и без врага. Но жива память, память творческих людей, запечатлевшая все безобразие, бесправие и безнадёгу перестроечных лет. Что оставалось делать молодым и не очень, имея за плечами определённый опыт, годный или вообще негодный для новой жизни?
Только сопротивляться, шевелиться, любыми усилиями добывать средства на жизнь. Можно их за это осуждать, давать самые нелестные оценки, но делать подобные шаги можно, только побывав в коже человека России 90-х годов. Это с успехом возможно испытать, прочитав книгу Романа Сенчина «Нубук».

Главный герой многогранен. Если допустить, что его личность автобиографична, сходная с самим автором, то все равно удостоверяешься, что перед тобой даже не дневники, а великое романическое полотно. Словно годы бесед с психоаналитиком прояснили все мельчайшие чувства, эмоции, желания автора.
Но обо всём по порядку. Главным двигателем жизненных поступков героя я считаю страхи. Страх перед будущим, даже за свою жизнь и здоровье, страх тюрьмы и потери свободы в более широком смысле. Идиллия деревенской жизни с контрастом невыносимости физического труда открывает широкие возможности конструирования собственной судьбы. Но это реально, когда рядом с тобой любимая женщина. У героя её не было. Мог ли он вообще полюбить кого-то? Конечно, мог, не такой уж он придирчивый. Романа Сенчина ругают за жёсткость женских образов. Но это всегда продиктовано авторским замыслом. Самодостаточность героев, их терпкое отношение к личной свободе, высокое жизненное предназначение сходу заявляют о гордости, своеобразном второстепенном месте женщины в жизни в мужчины.
Но не будем отвлекаться. «Нубук» несёт в себе все признаки классического романа. Интересный сюжет, линии разных героев, лирические отступления, описания природы и городской местности, идейное наполнение. И это с обязательной авторской оценкой, оставляя читателю право на личное мнение, многоголосие. Конечно, корень всех зол общества – политика. Споры в поезде, беседы с соседом, новости СМИ наталкивают на бессмысленность действий властных структур. И поднимая руку на соседа, герой, словно палач, исполняет приговор всей неведомой силе, виновной в бедах народа.
Интересный поворот сюжета в главах о командировке в Карелию. Будничность и печальный финал словно возвращают героя в тиски собственной неопределённости. Размеренной жизни пришёл конец. Ответственность невыносимым грузом опускает героя в отчаяние. Душевное состояние жаждет выхода. И разорение хозяина наводит на мысль о возвращении в деревню.
Новую обувь себе и родителям герой не оставил. Будет ли он помнить этот печальный опыт впоследствии неизвестно. Но он испытал свою нужность, вкус новой жизни, а это уже не отнять. И следующая попытка «его университетов» должна выйти удачнее.

Читать полностью
Zau
Zau
Оценка:
19

Вроде бы нашел родственную душу.

Автора, который на нужной волне, у которого музой работает "тоска зеленая, обыкновенная, 1 шт". Говорят, из книжки в книжку такая картина. Коли не врут, буду смаковать.

Давно примерялся перейти с Прилепина на Сенчина. Если Захар Николаевич с претензиею и "пьет коньяк в аэропорту Шереметьево", то Роман Валерьевич ограничивается одной лишь "Свежестью" и поэтому кажется своим парнем.

Минимум надоевшей игры слов, все только по делу и честно, без изысканного глянца. Хотя в этой книжке описывается конец 90-х, какой уж там глянец. Местами простоту повествования и провинциальность ГГ хотелось бы уже затушевать, стыдливо прикрыть каким-нибудь модным фильтром из Instagram, чтоб скрыть все прыщики. Чтоб над наготой не смеялись искушенные хамы. Но такова селяви во всей своей простоте и непосредственности. Что ж делать.

9 из 10

Читать полностью