feb23sale
10 книг
Добавить все к моим книгам

Один Я почувствовала страх еще до того, как услышала крики. Ее ночной кошмар пульсировал внутри, вытряхивал меня из сна, в котором присутствовали побережье и сексапильный парень, втирающий мне в кожу масло для загара. Сознание заполонили ее образы – не мои: огонь и кровь, запах дыма, искореженный металл автомобиля. Страшные картинки обволакивали меня, душили, и так продолжалось до тех пор, пока некая рациональная часть сознания не напомнила, что это чужой сон. Я проснулась; пряди длинных темных волос прилипли ко лбу. Лисса металась и кричала во сне. Я выбралась из постели и быстро преодолела несколько разделяющих нас футов. – Лисс! – Я потрясла ее. – Лисс, проснись! Крики смолкли, сменившись тихим хныканьем. – Андрей… – простонала она. – О господи! Я помогла ей сесть. – Лисс, ты не там. Очнись. Спустя несколько мгновений ее веки затрепетали и поднялись; даже в тусклом свете было видно, что сознание в ней начинает брать верх над тем, что держало ее во сне. Бурное, прерывистое дыхание успокаивалось, и она склонила голову мне на плечо. Я обняла ее, провела рукой по волосам. – Все в порядке, – мягко приговаривала я. – Успокойся, все хорошо. – Мне снова приснился тот же сон. – Да. Понимаю.
Один Я почувствовала страх еще до того, как услышала крики. Ее ночной кошмар пульсировал внутри, вытряхивал меня из сна, в котором присутствовали побережье и сексапильный парень, втирающий мне в кожу масло для загара. Сознание заполонили ее образы – не мои: огонь и кровь, запах дыма, искореженный металл автомобиля. Страшные картинки обволакивали меня, душили, и так продолжалось до тех пор, пока некая рациональная часть сознания не напомнила, что это чужой сон. Я проснулась; пряди длинных темных волос прилипли ко лбу. Лисса металась и кричала во сне. Я выбралась из постели и быстро преодолела несколько разделяющих нас футов. – Лисс! – Я потрясла ее. – Лисс, проснись! Крики смолкли, сменившись тихим хныканьем. – Андрей… – простонала она. – О господи! Я помогла ей сесть. – Лисс, ты не там. Очнись. Спустя несколько мгновений ее веки затрепетали и поднялись; даже в тусклом свете было видно, что сознание в ней начинает брать верх над тем, что держало ее во сне. Бурное, прерывистое дыхание успокаивалось, и она склонила голову мне на плечо. Я обняла ее, провела рукой по волосам. – Все в порядке, – мягко приговаривала я. – Успокойся, все хорошо. – Мне снова приснился тот же сон. – Да. Понимаю.