Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно
Написать рецензию
  • ivoevodin
    ivoevodin
    Оценка:
    6

    Состав произведений, включенных в этот сборник, пестр и разнороден: под обложкой книги собраны произведения тридцати шести (!) прозаиков разных возрастов, убеждений, гражданств, национальностей, эстетических принципов. Это не коллекция признаний в любви чудесному полуострову, и не справочник путешественника, а подборка текстов, касающихся всех аспектов человеческого бытия – смерти, дружбы, ревности, страсти, безвозвратного течения времени, фатальных изгибов судьбы. Крым в этих произведениях чаще всего играет роль фона и находится на периферии читательского внимания. Но, как и следовало ожидать, эта декорация соткана из отшлифованных стереотипов.

    В представлении большинства авторов сборника Крым является курортно-романтическим Эдемом, где на каждой гальке либо отпечаток ноги Пушкина, либо Волошина, либо Чехова. Крымские рафинированные штампы – Артек, Бахчисарайский фонтан, Ливадия, Массандра, ласточкины гнезда, барашки прибоя – можно перечислять бесконечно. И следует признать, что звучание этих слов действительно опьяняет, как новосветское шампанское. Однако Крым не исчерпывается этими стереотипами, являясь большей частью выжженной беспощадным солнцем безлюдной степью. Именно такой Крым запечатлен в рассказах Михаила Елизарова «Зной». В этом захолустье – своя особенная скупая красота. Но очень мало писателей желает прикоснуться сюжетами своих произведений миру степного Крыма, где гуляют суховеи и качается ковыль. Немногие из авторов сборника решились, как Олег Рябов, автор рассказа «Фонтан в горах», покинуть прибрежную полосу. Кстати, его текст содержит краткую и поучительную историю запустения не курортного, а внутреннего Крыма, некогда зеленого и многолюдного, но в силу исторических событий превратившегося в малонаселенную землю.

    А ведь еще есть зимний анабиозный Крым! Этот мир пропитан упоительной печалью серого запустения, которое так и просится облечься в художественное слово, но изо всех сил сдерживается стандартными представлениями о Крымской природе.
    Маленький штрих Олега Рябова гораздо ценнее многих страниц описаний крымских прелестей: «Крым. Серые, выжженные до земли, до камня июльские и августовские склоны гор. Декабрьские ветра – пронизывающие, со льдом и дождями, когда не знаешь, куда спрятаться. Маленькие белые розочки, замерзшие в своих ледяных коробочках. Они постукивают друг друга и, кажется, плачут и звенят. Народу – ни души, ни в Планерском, ни в нашем поселке Курортном. С набережной можно бесконечно долго смотреть, как волны разбиваются о бетонные волнорезы и сотни уток, прилетевших с моих родных болот, плавают в отдалении. Декабрь в Крымском Приморье – это особый вид тоски».

    Еще одна загадка современных творческих представлений о Крыме заключается в том, что они формируются с постоянной оглядкой на прошлое российской культуры – на Серебряный век, в первую очередь, и на век Золотой – во вторую. Фамилия Волошин упоминается в сборнике ни много ни мало семьдесят девять раз… Но крымское стихотворно-музейное однообразие, с одной стороны, и мускатно-цукатное веселие – с другой, все-таки иногда отступают. Например, в рассказе Геннадия Шалюгина «Спящая почка» изображаются не картинные вензеля, а суровая действительность полуострова – милицейские будни, штормы, нищета выпавших из так называемой социальной нормы людей, сиротство и удушающее одиночество, возможное лишь в самом эпицентре всенародного праздника.

    Далек от крымской художественной идиллии и Роман Сенчин. Его текст совершенно не вписывается в представление «литературное посвящение Крыму». Героиня рассказа, одинокая, пожилая учительница из таежного глухого поселка, решает хоть раз в жизни, хоть на закате лет, побывать в Крыму, в русской культурной сокровищнице, о которой прочитано столько книг и сказано столько красивых речей. Но в итоге свои скромные накопления она решает потратить не на путешествие, а передать в фонд сбора средств для лечения серьезно больного ребенка. И морская соль, которую учительница использует для лечебных процедур, остается ее единственной ниточкой связи с далеким, ни разу не виданным морем… Что лучше – окультуриться и принести дань уважения восстановленной исторической справедливости или проявить конкретное «точечное» милосердие? Это – непростой вопрос. Каждый человек отвечает на него сам.

    Сборник «Крым, я люблю тебя!» – не первая коллективная работа, посвященная полуострову, овеянному российской боевой и культурной славой. Очевидно, что появление книги вызвано политическими веяниями и соответствующими настроениями в обществе. Благодаря этому сборнику читатель не только увидит Крым в уже многократно представленных и в новых художественных ракурсах, но и познакомится с творчеством современных авторов, как популярных, так и малоизвестных. Может быть, в светлом будущем, когда внимание писателей и издателей будет формироваться совсем без информационного повода, а чисто по зову сердца, читатели увидят сборники, посвященные не менее живописным и удивительным полуостровам России, например, «Камчатка, я люблю тебя!» или «С любовью к Таймыру!»…

    Читать полностью