Шекспир. Биография

Оцените книгу

О книге

Книга о Шекспире – человеке, который столь сильно повлиял на английский язык и мировую литературу, – достоверно известно немногое. Большая часть свидетельств – косвенные, а рассказы о нем – из третьих уст. В своей книге «Шекспир: Биография» Питер Акройд отвечает на главный вопрос: как смог сын перчаточника, провинциальный паренек без университетского образования, создать без малого 40 пьес, которые не сходят с театральных подмостков всего мира вот уже несколько веков. Питер Акройд в очередной раз делает невозможное: воссоздает время и эпоху Шекспира и погружает читателя в мир театра XVI века.

Подробная информация

Переводчик: Ольга Кельберт

Дата написания: 2005

Год издания: 2017

ISBN (EAN): 9785961449723

Дата поступления: 02 ноября 2017

Объем: 1.1 млн знаков

  1. panda007
    Оценил книгу

    Игра "Угадай героя!"
    (я угадаю его с семи вопросов)

    - Это мужчина или женщина?
    - Это мужчина.

    - Это реальный человек или вымышленный персонаж?
    - Никто не знает, но все хотят верить, что реальный

    - Он скорее толстый или худой?
    -Скорее, толстый

    -Он бескорыстный или любит деньги?
    - Он любит деньги.

    - Он скромный или хочет прославиться?
    - Он хочет прославиться.

    - Он любит драться или играть?
    - Он любит играть.

    - Он молодой или старый?
    - Это мужчина в самом расцвете сил.

    - Карлсон, который живёт на крыше!
    - Нет, это Шекспир в представлении Акройда!

  2. CaptainAfrika
    Оценил книгу

    Есть ли ещё фигура в мировой литературе, равная Шекспиру по количеству домыслов, фантазий, теорий, предположений? Вряд ли. Питеру Акройду не занимать смелости, ведь взялся он за очень непростое дело. Впрочем, Акройд — знаменитый романист и к тому же пишет замечательные биографии. Особая отважность художника ему знакома.
    Вот так почти обыденно называется его книга: просто «Шекспир», просто «биография». Как утверждает сам Питер Акройд, он попытался создать новый вид биографии, посмотреть на жизнь знаменитых людей под другим углом. И у него, действительно, это получается. Книга в семьсот страниц, насыщенная фактами, цифрами, отсылками к произведениям, читается достаточно легко.

    В какой-то мере эту книгу можно рассматривать как вызов всему тому сонму работ, что появились в последние годы/десятилетия и где речь идёт о различных теориях и очных ставках Шекспира с самим собой: один это человек или группа авторов (что не так уж редко в литературном мире)? Мужчина это или женщина? Учёный или королева?
    Акройд совершенно спокойно движется в своей книге о Шекспире мимо всех этих теорий и домыслов. Он их не отрицает. Он вообще их игнорирует. И создаёт биографию, которая бы не раз и навсегда ответила на все эти вопросы, а такую биографию, которая исходит из того, что есть. А есть вот что: тексты (комедии, трагедии, исторические хроники), эпоха, Англия (за пределы которой Шекспир, кстати говоря, не выезжал).

    Надо сказать, что Питер Акройд порядком потрудился, прежде чем написать эту биографию — список литературы в конце книги впечатляет! Впрочем, ни для кого не секрет, что Акройду доверять можно. Его образованность очевидна. Но Питер Акройд — это ещё и романист. Поэтому два этих начала в книге проявляются сполна. И в итоге мы получаем интереснейшее повествование, где Акройд-писатель и Акройд-исследователь идут рука об руку.

    Пожалуй, ещё никогда Шекспир не был так человечен, как в этой книге. Автор не упирается лбом в неразрешимые вопросы, но планомерно и вполне логично изображает Шекспира как человека, как часть семьи, городской общины, как представителя профессии, как удачливого дельца. Иными словами, возвращает Шекспиру его самого. И перед нами предстает человек своей эпохи — елизаветинских времён. Мальчик, который родился и упорно жил, обнаружив особую физическую выносливость (тогда как много детей в то время не доживали до 5-7 лет); юноша, которому не чужды были обычные деревенские развлечения (охота, например), который рано женился на женщине старше его, который уезжал и приезжал, И прочее, и прочее.

    Питер Акройд занимается своего рода реконструкцией образа Шекспира. Он подробно изучает быт и привычки человека той эпохи (елизаветинца, как принято называть) — и выкраивает оттуда облик самого Уильяма Шекспира, rоторый вовсе не родился Шекспиром — великим драматургом, ставшим ключевой фигурой в мировой культуре на многие века. Он родился обычным человеком. В обычной, но довольно обеспеченной семье. Отец-перчаточник ведь был и мэром Стратфорда, о чём часто забывают, и даже имел свой фамильный герб.

    Шекспир-человек, каким показывает его Акройд, всё же отличается от Шекспира в нашем восприятии сейчас. Да и невозможно, пожалуй, проживать жизнь и одновременно быть больше этой жизни. К тому же известность Шекспира как драматурга при его жизни многих пугала. Например, его мать Мэри Арден испытывала даже какой-то суеверный страх перед известностью сына и говорить о его делах не любила ни с кем.

    Читая эту биографию, невозможно отделаться от ощущения, что образ великого гения рождается тут же, на наших глазах. Так Акройд сотворяет Шекспира, точнее, оживляет в нём человека, пропускает всю эпоху через него. Фигура Шекспира у Акройда — это сосуд, наполненный приметами эпохи, цитатами из его, Шекспира, текстов, предположениями и логическими конструкциями или вовсе интуитивными догадками. Он забрасывает удочки глубоко в историю и вылавливает оттуда факты, которые тут же примеряет к Шекспиру, как бы наращивая мясо на бесценном скелете. Акройд лепит его образ не отсекая всё лишнее, вопреки знаменитой формуле Микеланджело, а наоборот, наращивая объём.

    Немалым подспорьем Акройду служат и тексты великого драматурга. Ими пронизана вся книга. Характер отсылок к тестам комедий, трагедий, исторических хроник, с одной стороны, носит филологический оттенок, а с другой стороны, связан с возможными реальными фактами из жизни Шекспира. Вот именно это и можно назвать новым подходом к биографии вообще. Шекспир, о котором неизвестно напрямую практически ничего ( а только из косвенных источников — ведь никто не занимался его жизнеописанием), обретает жизнь благодаря своим текстам. Вероятно, так и должно происходить с великим творцом. Жизнь на земле не вечна, а вот бессмертные творения живут и рассказывают о многом.

    Акройд всему находит привязки. Частые упоминания цветов и растений в текстах драматурга объясняются его деревенским происхождением. Некоторые подробности в области кожевенного дела — ремеслом его отца. Акройд даже находит прототипы некоторым людям, знакомцам Шекспиров. По роду своей деятельности и в силу характера Шекспир был окружён огромным количеством людей. И был занят множеством занятий, помимо написания текстов для театральных постановок: занимался юридическими вопросами семьи, покупал дома и земли, заключал деловые договоры. Но при этом обладал природным остроумием, наблюдательностью, жизнелюбием. И то, что для обычного человека является его обыденностью, для Шекспира тут же превращалось в реплику или яркое действие.

    Самое интересное, что Шекспир вовсе не был такой уж центральной фигурой в то время. На пике славы были Марло, Бен Джонсон, Нэш, Роберт Грин.

    Из современных Шекспиру авторов Марло больше всегослужил ему примером. Он был соперником, которого следовало превзойти. Он шёл неотступно рядом с Шекспиром, плечом к плечу. Но шекспировская муза была ревнива и готова сокрушить любого конкурента.

    Шекспир — это самое сердце Англии. Его укоренённость в английской культуре является частью его гения. Его неуловимость тоже очень английская. Он ускользает от внимательных взглядов, как привидение в старинном замке. Но при этом может появляться везде и всюду. Как чистый дух.
    Спасибо Акройду за возможность подсмотреть в дверную скважину.

  3. bookeanarium
    Оценил книгу

    Питер Акройд, – достойный британский автор, который особенно силён в написании биографий знаменитых людей. На обложке – недавно обнаруженный в частной коллекции семейства Кобб портрет елизаветинца; некоторые искусствоведы утверждают, что это единственный прижизненный портрет Уильяма Шекспира.

    Долгие годы принято мистифицировать Шекспира, вопрошая «а был ли мальчик» и «а вдруг это королева Елизавета скрывалась под таким псевдонимом». И чем дальше от Британских островов находится скептик-исследователь, тем меньше архивных материалов у него под рукой и больше вопросов. В итоге Уильям Шекспир предстаёт в образе чуть ли не Моисея со скрижалями. У Питера Акройда другой подход: он раздобыл горы сопутствующей информации, поэтому его книга походит, скорее, на эпичное полотно, чем на крохотную парсуну с единственным ликом.

    Рассказывая о семье Шекспира, Акройд перечисляет родственников поимённо вместе с информацией о том, где жили, чем зарабатывали на жизнь, из каких семейств происходили. Рассказывая о театре «Глобус», концентрируется не только на спектакле: оживают зрители в зале, жующие яблоки, пряники и орехи, роняя скорлупу под ноги или закидывая огрызками сцену, если спектакль не начинался вовремя. Попутно приводится информация о средней продолжительности жизни (мало кто доживал до сорока) и численности населения упоминаемых городов. Рассказывая о пьесах, Акройд не пытается усыпить «я список кораблей прочёл до середины», он живо и доступно покажет наиболее интересное (хотя книга не маленькая и совсем не поверхностная).

    Много внимания уделено взаимоотношению драматурга и труппы: Шекспир подстраивался под театральные условия – ограниченное количество актёров (95% строк у Шекспира предназначались четырнадцати актерам), среднюю продолжительность спектакля в два с половиной часа, невозможность использовать дорогостоящие декорации. Вписывал в пьесы исполнение шотландской джиги, поскольку один из актёров отлично танцевал именно этот танец. Акройд убедительно объяснит, почему из всех елизаветинских драматургов Шекспир был самым непристойным, а в каждой пьесе найдёт отсылки к реальной жизни тех времён. Те же «хлебные бунты» из «Кориолана» не были плодом воображения, в 1596-97 годах в Стратфорде-на-Эйвоне случались смерти от недоедания. Знаменитый драматург с каждой страницей обретает землю под ногами, пока не окажется на пятьдесят третьем году жизни глубоко под землёй: Шекспира похоронили на глубине 17 футов, опасаясь заражения тифом, который бушевал в те годы. Питер Акройд не пытается сказать миру, что он всё знает об авторе, о котором вообще-то мало что известно, но он собирает воедино большинство обоснованных выводов, концентрируясь на фактах, а не на мистификациях.

    «Много высказывали догадок об общем доходе Шекспира: ведь он писал пьесы, играл в спектаклях, был «пайщиком», а затем стал постановщиком и одним из хозяев «Глобуса». <...> Учитывая все источники дохода, получаем более правдоподобную цифру — около 250 фунтов в год. Напомним, что в то время жалованье школьного учителя составляло 20 фунтов, а поденного рабочего — 8 фунтов. Шекспир упомянул в завещании, что оставляет своим наследникам 350 фунтов и поместье стоимостью 1200 фунтов. Конечно, он не обладал несметным богатством, как предполагают некоторые, однако и был далеко не беден».

Цитаты из книги

  1. Но если смотреть шире, то какова связь ландшафта с Шекспиром и Шекспира с ландшафтом? Возможно, какой-нибудь будущий гений топографии проникнет в природу явления, которое стали называть «территориальным императивом»: когда атмосфера некоего места определяет и формирует характер того, кто там родился и вырос. Хотя в отношении Шекспира сразу напрашивается один вывод: из его творчества явственно следует, что он не мог ни родиться, ни вырасти в Лондоне. Ему чужды суровость и высокопарность Мильтона, родившегося на Бред-стрит; резкость Бена Джонсона, воспитанника Вестминстерской школы; острота Александра Поупа из Сити или одержимость Уильяма Блейка из Сохо. Он — деревенщина.
    22 января 2019