Читать книгу «Храм Мортис: Хранитель Тайного Алтаря» онлайн полностью📖 — Ольги Юрьевны Митюгиной — MyBook.
image









– Наверное, – криво усмехнулся Иккон. – Но я бы не хотел лишиться своего дома.

– Конечно, – так же тихо ответила Ларинна, не поднимая глаз.

– Если Стены Мортис не выдержат, если пламя на Алтаре потухнет, то боги не станут разбирать, и их гнев одинаково обрушится как на Бессмертных, так и на Смертных. Атарида падёт. Сейчас на счету каждый опытный маг. Вы унаследовали огромную силу, Ларинна, вы – Рождённая Бессмертная, Живая Рождённая. Есть ли у вас право отлынивать в такой ситуации?

– Я… поняла вас, Иккон. Я готова заниматься с вами, – прошептала Ринн.

– Прошу, не говорите никому раньше времени. Быть может, нам удастся укрепить Стены и раздуть пламя на Алтаре. Нам не нужна паника среди жителей.

– Я понимаю.

Иккон улыбнулся уголком рта.

– Вот и хорошо, девочка, вот и хорошо. Значит, я сейчас иду в деканат и договариваюсь, чтобы тебе перенесли экзамены на осень. Да?

– Да, – убито вздохнула Ларинна.

– С чего начнём занятия?

– Ну… Ритуал Поднятия я знаю. Заклятие Подчинения… У меня даже своих слуг нет, – призналась девушка, не поднимая глаз. – Может, какого-нибудь скелета поднять? Или попробовать вампа отбить у главы клана?..

– Ринн, ты же знаешь, что для новичков встреча с этими типами нежити слишком опасна. А связываться с главами кланов – это ещё и лишняя неразбериха с законом… а на будущее запомни: никогда не отбирай чужих слуг. Ты можешь подчинять себе вампиров только с позволения их хозяев. Словом, начни с простого. Почему бы тебе не поднять зомби?..

– Зомби?

– Да, зомби, – ободряюще улыбнулся Иккон. – Этого вполне достаточно, чтобы понять принцип Заклятия Подчинения, и притом совершенно безопасно. Приходи завтра ко мне в Храм, я объясню тебе теорию. А послезавтра мы придём сюда, в Лаборатории Университета, и перейдём к практике. Договорились?

Ларинна уныло кивнула.

Глава II

Лик богини

Эет

Университет кипел.

По лестницам и переходам сновали адепты, маги и колдуны, и в этой толчее невозможно было разобрать, где Бессмертные, а где Смертные. Повсюду раздавались взрывы смеха и весёлые, возбуждённые голоса. В самом воздухе, казалось, витал дух братства и сплочённости.

Просторные коридоры, залитые щедрым солнцем, вовсе не производили гнетущего впечатления, как, надо признаться, предполагал молодой человек, сейчас стоявший перед высокими дверями зала, за которыми заседала приёмная комиссия.

Беглец, с которым они вместе укрывались в дупле от бури, утром пожелал страннику доброго пути и ехидным тоном выразил надежду, что юный поступающий не достанется на прокорм какому-нибудь университетскому драколичу. Не то чтобы юноша поверил злобной и завистливой болтовне, но слова эти невольно омрачили его душу. Впрочем, ничто из увиденного тут, в столице, не подтверждало слов неприятного знакомца. Даже забавное высокомерие той девочки, указавшей дорогу так, словно сделала невероятное снисхождение.

Юноша глубоко вздохнул. Сейчас он узнает, напрасен ли был его путь через весь остров, и чего стоили мечты…

– Что, решается судьба? – весело осведомился парень с убранными в хвост белыми, почти серебристыми волосами. – Издалека?

Молодой человек пожал плечами. Какое значение имели все расстояния на свете – здесь, перед этими дверями?

– И в деревне ты был самым крутым волшебником, да? – подмигнул незнакомый студент, то ли колдун, то ли уже маг.

Юноша чуть улыбнулся, вспомнив прошлую ночь и неприятного соседа.

– Я никогда не был волшебником, тем более крутым.

– А чего тогда тащился сюда? – широко ухмыльнулся собеседник, словно невзначай показав удлинённые клыки. – Если ты не волшебник? Знаешь, что тут делают с такими, ни на что не годными?

Юноша прищурился, и взгляд его стал цепким и холодным, как у воина перед схваткой.

– Расслабься! – расхохотался парень. – И в следующий раз думай, что говоришь.

– Вир! – высунулась из соседних дверей худенькая девушка с тёмными волосами. – Книги принесли!

– Ага, я сейчас, Фрери, – Вир тут же сорвался с места. – Бывай! Удачи! – только и крикнул он на бегу, махнув на прощанье.

И скрылся в дверях.

Молодой человек невольно улыбнулся. В его родной деревне ни один Бессмертный не позволил бы себе разговаривать со Смертным, как с равным…

Глубоко вздохнув, юноша потянул на себя массивную тёмную дверь.

Она распахнулась неожиданно легко, открыв перед ним огромный зал, залитый солнцем, заполненный бурлящей толпой. Юноша проскользнул внутрь.

Вдоль стен вытянулись столы с табличками факультетов: “Драконоведение”, “Боевая магия”, “Алхимия”, “Некромансия”, “Спиритизм”…

Возле столов толкались и шумели поступающие: и гладко причёсанные, одетые с иголочки отпрыски Бессмертных из самых влиятельных семей, и скромные, аккуратные выходцы из средних сословий – Смертные соискатели.

Его собственная дорожная куртка выглядела здесь, как нищенские лохмотья.

“Богиня, что я тут делаю?.. – пронеслась предательская мысль. – Надо мной потешаться станут!”

Подумав так, юноша лишь крепче сжал губы и протиснулся к столу драконоведения.

– Мама, – пищала рядом совсем маленькая девчушка, видимо, сестра кого-то из поступающих. – Мама, а чем некромансия отличается от некромагии?

– Некромагия – это магия Смерти, она лежит в основе любого нашего колдовства, – услышал он ответ, за который был очень благодарен. – А некромансия – одна из её дисциплин, работа с мёртвыми, детка…

– Ну?.. – вернул молодого человека к действительности скрипучий голос. Профессор в седом парике и чёрной мантии, сидевший за столиком “Драконоведения”, недовольно взирал из-под очков. – Вы пришли сюда, чтобы молчать?

– О, простите… – пробормотал юноша. – Я хотел бы поступить на ваш факультет. Что для этого нужно?

– Богиня, ну почему ты приводишь сюда и подобных невежд? – воздел очи горе профессор. – Имя ваше скажите, откуда вы и каков ваш уровень магии.

– Уровень? – в замешательстве пробормотал соискатель. – Я, право… я не знаю…

– Имя и происхождение. Не тратьте моё время.

– А… Ну да, конечно, – молодой человек смущённо улыбнулся. – Простите… Меня зовут Эет. Я из Верхних Бродов, это в окрестностях Колиноса…

Профессор усмехнулся уголком рта, не поднимая головы от листа, на котором записывал.

– Да, не близко, не близко… А теперь вернёмся к определению вашего уровня. Кто с вами занимался?

– Никто… Я самоучка. Заговаривал коров от болезни. Отпугивал низшую нежить. И сферами пользоваться умею.

– Какими?

– Вчера я использовал Сферу Иллюзии, чтобы спасти Смертного от Дикой Охоты. Например… – смущённо закашлявшись, добавил молодой человек.

Преподаватель поднял голову и впервые заинтересованно взглянул на собеседника.

– Говорите, вам удалось сбить со следа Дикую Охоту с помощью… всего лишь… сферы?

– Ну… да, – невольно улыбнулся соискатель. – Я попросил о помощи богиню, как обычно.

– Гм… Оставим в покое богиню. Послушайте меня… – преподаватель скользнул взглядом по листку, – Эет. Я не хочу ни ругать, ни хвалить вас. Но то, что вы сейчас мне рассказали, либо враньё невиданной наглости, либо невиданной редкости и силы талант. У вас в роду были Бессмертные?

Эет отрицательно помотал головой.

– И такая искренность, – хмыкнул маг. – При таком вот заявлении. Откуда ж к вам свалилась подобная сила, если не от благородных родителей? Молчите?

– Я… не вижу ничего особенного во владении сферами. Они и раньше выручали меня, – пожал плечами Эет.

Волшебник пошамкал губами.

– Ну ладно… Пока напишем: “Заявленный уровень выше среднего”. Вот так…под знаком вопроса. А теперь вот что, молодой человек. Пока вы не подтвердите свои способности – о знаниях, заметьте, речь не идёт – никто не имеет права дать вам неприкосновенность, но… если вы сказали правду… Одним словом, послушайтесь доброго совета. Если вы сказали правду, ваша сила неоценима, и обидно было бы потерять её из-за досадного недоразумения. Не оставайтесь на территории университета. Переночуйте в городе, лучше всего в Храме Мортис – там вы будете в полной безопасности. А послезавтра, к девяти утра, придёте на вступительный экзамен в тридцатую аудиторию. Советую вам найти её заранее, потому что на экзамен нельзя опаздывать. Вот вам пропуск, на нём поставят резолюцию о прохождении или непрохождении. Кроме него, с собой ничего не брать. Идите.

Эет, не умея сдержать радости, взял тонкий листочек пропуска и, не отрывая взгляда от сияющей на нём печати, направился к выходу.

– У мальчика есть шанс стать Живым Бессмертным, не трансформируя себя в высшую нежить… – задумчиво глядя ему вслед, покачал седой головой профессор. – Не Рождённый, но Обращённый живой бессмертный! Последний раз такое случилось полторы тысячи лет назад… Молю богиню, чтобы он пережил эти два дня!

…Найти тридцатую аудиторию оказалось непросто: Эет совсем было запутался в переплетениях лестниц, коридоров и переходов, но адепты и колдуны ни разу не отказали ему в помощи, и в конце концов аудитория нашлась.

Хорошенько запомнив дорогу к ней, Эет покинул университет.

Над городом задувал холодный ветер, и с моря наползали тяжёлые серые тучи. Похоже, к ночи снова соберётся гроза.

Люди спешили по своим делам, не обращая на бедно одетого прохожего никакого внимания. Эет медленно шёл между витринами богатых лавок, глядя на цены и прикидывая, на какие деньги купит себе университетскую форму. Впрочем, кажется, студентам платят пособие?

У лавки булочника живот дал о себе знать голодным урчанием. Порывшись в карманах, юноша извлёк на свет две медные монетки – всё, что у него оставалось. В дороге он добывал себе на пропитание, показывая в деревнях магические фокусы или выполняя для крестьян незначительную работу, вроде лечения скота или поиска утерянных предметов… Но кого здесь, в столице, таким удивишь?

Интересно, сколько стоит ночлег в Храме?

Есть хотелось немилосердно. Со вчерашнего вечера Эет не проглотил ни крошки. Отбросив колебания, молодой человек зашёл в лавку.

От упоительного запаха свежего хлеба рот наполнился слюной. Мягкие розовые булочки и хрустящие крендельки с маком словно улыбались с прилавка.

– Чем могу быть полезен? – неприветливо буркнул дородный усач-пекарь, с первого взгляда оценив покупателя.

– Простите, а сколько у вас стоит булочка? – стараясь скрыть смущение, осведомился Эет.

– Два медяка.

– А крендель?

– Три.

Эет вздохнул и выложил на прилавок свои последние деньги.

– Тогда булочку, пожалуйста.

– Приятного аппетита.

Завернув булку в бумажный пакетик, усач протянул покупателю еду.

– А… как пройти к Храму? – осторожно полюбопытствовал Эет, беря хлеб.

– К какому? К главному, что ль?

– А при котором можно переночевать?

– При любом. Но при главном ещё и ужин бесплатно, милостью богини. Тебе, наверное, не лишнее.

Молодой человек покачал головой.

– Ну, дело твоё. Словом, сейчас выйдешь и пойдёшь по улице в гору. Всё прямо и прямо. Упрёшься в главные ворота. Да не задерживайся, а то скоро стемнеет…по переулкам таскаться, сам знаешь оно как…

Эет задумчиво кивнул и вышел из лавки. В пепельных сумерках начинали загораться огни окон, по небу волоклись тяжёлые сизые тучи. Ветер задувал неистово, осыпал на землю порошу яблоневых лепестков, рвал куртку.

Запахнувшись плотнее, Эет медленно двинулся вверх по улице, жуя булку. Фонари стояли редко, роняя зеленоватый свет на брусчатку.

Ночь нагоняла. Она упала на город, накрыла его темнотой, как плотной шалью, и вместе с ней на мостовую упали первые капли дождя.

Эет прибавил шаг, торопясь укрыться от непогоды и мрака.

И через пять минут остановился.

Он очутился на перекрёстке. Улица раздваивалась, огибая парк за витой оградой. Только одинокий фонарь тускло озарял пустые скамейки.

Булочник ничего не упоминал о развилке, и оставалось лишь гадать, направо повернуть или налево…

Юноша в замешательстве огляделся. Никакого указателя, и ни души, чтобы спросить дорогу.

Что ж, видимо, придётся использовать магию. Эет полез в сумку, когда холодный порыв ветра заставил замереть. Рука в сумке медленно отпустила шарик направления и сжала одну из сфер. Эет не знал, какую, но, как бы там ни было…

Он быстро развернулся.

Его серебристые волосы светились в темноте, развеваясь на ветру нитями невиданной паутины. Бледная кожа испускала свет, подобный лунному, а полы чёрного огромного плаща вздымались под порывами ветра, как крылья.

Улыбка вампира завораживала.

Эет прищурился, внутренне собравшись.

“О… – прошелестел в голове бархатный голос. – Кого я вижу… Старый знакомый. Заблудился, бедолага?”

– Охотишься, Вир? – ровно осведомился Эет.

– Охочусь.

На сей раз Вирлисс заговорил нормально, не применяя телепатию, но всё равно – речь его звучала вкрадчивой музыкой, что поглощала разум и волю.

“Выпендрёж этот их вампирский, аж тошнит”… – вспомнились Эету слова вчерашнего беглеца.

– Тогда охоться в другом месте, – спокойно проговорил молодой человек. – Удачи. Приятно было тебя снова увидеть.

Плащ вампира опал, утратив всякое сходство с крыльями, а сверхъестественное свечение кожи и волос исчезло. Вирлисс схватился за живот, сложившись от хохота.

– Нет, ну ты мне нравишься! – выдохнул он наконец. – Короткий у тебя разговор с Бессмертными, нечего сказать… Н-да… – вампир выпрямился, промокнув слёзы в уголках глаз. – Ты куда идёшь-то?

– В Храм Мортис.

– В главный, что ли?

Эет кивнул.

– А чего припозднился?

– Я не знаю дороги.

– Ну пошли, провожу!

Молодой человек испытующе вгляделся в Вирлисса, но рассудил, что, если бы Бессмертный хотел напасть, то вряд ли стал затевать какие-то сложные игры, и потому кивнул:

– Если тебе не трудно.

– Надо говорить: “Если тебе не влом!” – рассмеялся Вир, хлопнув его по плечу. – Так вот, мне – не влом. Пошли, а то ещё нарвёшься на кого без чувства юмора. Пошли…

Молодые люди – а теперь Вира и не отличить было от человека – свернули направо и быстро зашагали дальше вверх по улице.

Дождь заморосил сильнее.

– Кстати, у тебя потенциал, – небрежно, словно невзначай, бросил спутнику вампир. – К тебе нельзя подкрасться незаметно, и ты не поддаёшься нашему обаянию. А я старался, можешь поверить, – сверкнув зубами в своей фирменной улыбке, заявил Вир.

– И ты бы напал?

– Можешь не сомневаться, – кивнул молодой Бессмертный. – Если бы не встретил тебя сегодня в универе. Но я ж тебя узнал… А нападать на своих – дурной тон.

Эет усмехнулся.

– Я рад это слышать, но я ещё не поступил.

– Не имеет значения, – покачал головой Вирлисс. – Ты поступишь! Ну и погодка… – поёжился он, накидывая капюшон.

– Ты уверен? – Эет даже остановился, вглядываясь в лицо колдуна-вампира.

– В том, что погода мерзопакостная? – улыбнулся тот. – Уверен! – В полной мере насладившись выражением лица своего спутника, Вирлисс соизволил прекратить валять дурака. – Пошли давай, чего встал? Говорю же, у тебя потенциал, какого нет у иных магов. Даже у Живых Рождённых. Вот учится с нами на курсе одна… ну, как учится? Юбочку свою от лучших портных на лекциях протирает. Дура полная. Хотя моя девушка с ней вроде как общается… В голове у этой фифы только родословная и ноль интеллекта. Фрери надо готовиться к экзаменам, а эта идиотка её на озёра зовёт. Ну ты подумай, ум есть?.. – Вир даже фыркнул от возмущения, и глаза его в темноте блеснули. – Фрери – Смертная… Понимаешь, чем грозит ей провал, да? А Ринн, которая не отличит вампа в обличье нетопыря от обычной летучей мыши, на консультации провоцирует Фрей поболтать! Самой-то ничего не сделается… Сегодня было такое желание припереть эту девицу где-нибудь и сказать всё, что думаю! Ну ладно, тебе, конечно, не интересно… Прости, – Вирлисс немного нервно улыбнулся.

– А когда у вас экзамен?

– Завтра, – коротко бросил Вир, глядя в сторону.

– Если ты так волнуешься, почему не учишь? – серьёзно спросил Эет. – Ты бы повторял, а не шатался по улицам…

– Перед смертью, друг мой, не надышишься! – широко усмехнулся Вир, блеснув клыками. – Знаешь? А потом… – Вирлисс снова посерьёзнел и опустил голову. – Я не за себя беспокоюсь, а за Фрери. Каждая сессия – как… А, – он горько махнул рукой. – Тебе не понять. Ты ведь наверняка ни разу ни в кого даже не влюблялся, – молодой вампир попробовал улыбнуться, но получилось не очень убедительно. – А я Фрери люблю. По-настоящему.

Эет молчал. Он и правда не знал любви и никогда о ней не задумывался. С одной стороны, вроде как считается, что любовь – это счастье. С другой… Например, Вир особо счастливым не выглядел.

– Почему бы ей не сдать? – спросил наконец Эет.

– Она умница, – кивнул Вирлисс. – О, кстати, хорошо, что ты меня тащишь в Храм. Я как раз помолюсь богине за Фрей!

– А далеко ещё?

– Не очень.

Улица сделала крутой поворот и втиснулась меж двух оград: городским парком и чьим-то развесистым садом. Здесь, под густым переплетением ветвей, царила непроглядная тьма. Эет щёлкнул пальцами и засветил над головой шарик белёсого света.

Вирлисс не сумел сдержать смешливое фырканье.

– Ха! Это “не умеет” он ничего?.. Ты что на первом курсе будешь делать? Отстающим уроки давать? Куда поступаешь-то?

– На драконоведение, – пожал плечами молодой человек, стараясь скрыть радость в голосе.

– Виверны, дракончики, драколичики… – с шутовским умилением пропищал вампир. – Какая прелесть! – И уже нормальным тоном добавил: – А я на некроманта учусь.

– Ну… – чуть смущённо пожал плечами Эет. – Ты же Неживой… Бессмертный.

Вир картинно закатил глаза.

– Ой-ой. Ну, раз вампир, значит, обязательно некромант! А у меня, прикинь, есть знакомые-вампы, на алхимиков учатся. Что скажешь?

Эет невольно улыбнулся. С

Стандарт

4.48 
(118 оценок)

Читать книгу: «Храм Мортис: Хранитель Тайного Алтаря»

Установите приложение, чтобы читать эту книгу