«В Советском Союзе не было аддерола (сборник)» читать онлайн книгу 📙 автора Ольги Брейнингер на MyBook.ru
image
  1. Главная
  2. Библиотека
  3. ⭐️Ольга Брейнингер
  4. 📚«В Советском Союзе не было аддерола (сборник)»
В Советском Союзе не было аддерола (сборник)

Отсканируйте код для установки мобильного приложения MyBook

Стандарт

4.21 
(217 оценок)

В Советском Союзе не было аддерола (сборник)

248 печатных страниц

2017 год

18+

По подписке
229 руб.

Доступ к классике и бестселлерам от 1 месяца

Оцените книгу
О книге

Ольга Брейнингер родилась в Казахстане в 1987 году. Окончила Литературный институт им. А.М. Горького и магистратуру Оксфордского университета. Живет в Бостоне (США), пишет докторскую диссертацию и преподает в Гарвардском университете. Публиковалась в журналах «Октябрь», «Дружба народов», «Новое Литературное обозрение». Дебютный роман «В Советском Союзе не было аддерола» вызвал горячие споры и попал в лонг-листы премий «Национальный бестселлер» и «Большая книга».

Героиня романа – молодая женщина родом из СССР, докторант Гарварда, – участвует в «эксперименте века» по программированию личности. Идеальный кандидат для эксперимента, этническая немка, вырванная в 1990-е годы из родного Казахстана, – она вихрем пронеслась через Европу, Америку и Чечню в поисках дома, добилась карьерного успеха, но в этом водовороте потеряла свою идентичность.

Завтра она будет представлена миру как «сверхчеловек», а сегодня вспоминает свое прошлое и думает о таких же, как она, – бесконечно одиноких молодых людях, для которых нет границ возможного и которым нечего терять.

В книгу также вошел цикл рассказов «Жизнь на взлет».

читайте онлайн полную версию книги «В Советском Союзе не было аддерола (сборник)» автора Ольга Брейнингер на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Скачивайте приложения для iOS или Android и читайте «В Советском Союзе не было аддерола (сборник)» где угодно даже без интернета. 

Подробная информация
Дата написания: 1 января 2017Объем: 447258
Год издания: 2017Дата поступления: 14 октября 2020
ISBN (EAN): 9785171044879
Правообладатель
10 857 книг

Поделиться

vekua

Оценил книгу

Часто встречаемая претензия к книге «В Советском Союзе не было аддерола» — очевидная автобиографичность.

За автобиографичность некоторых произведений мы ни в коем случае не будем ругать известных классиков, даже напротив — прочитаем такого рода их рассказы, повести и романы с ещё большим, пожалуй, интересом. Но в случае, если так поступает автор современный, мы непременно посмешим поставить клеймо «Мэри Сью».

Это не то чтобы двойные стандарты. Скорее, закономерность. Особенно подобная реакция — допускаю — может быть оправдана в случае с дебютным романом Ольги Брейнингер: первый выстрел неизвестной писательницы и сразу же, прямо так с ходу, беллетристическое изложение событий собственной жизни, пускай и с долей вымысла и недомолвок. Для кого-то вся эта ситуация выглядит достаточно высокомерно, и себялюбие автоматически порицается, часто — на подсознательном уровне.

Мной тоже — и тоже автоматически, невольно — порицалось. Текст — сплошное «я», «я», «я». И не только потому, что излагается происходящее от первого лица, но и потому ещё, что ты осознаёшь — автора слишком много. Её видение тех или иных жизненных аспектов, её стремление сделать из своего частного случая общее правило и (тут уже догадка) романтизация, почти перетекающая в идеализацию, своего жизненного пути и своего характера. Романтизация не классическая, а такая, как подобает поколению обожателей контркультуры: читателю с нетерпящим возражений тоном заявляется, что героиня (автор?) вечно стремится к саморазрушению, а ещё она очень необычная и очень умная.

Вы можете усмехнуться и подумать, что ведь вот же она — Мэри… Возможно, будете правы. Но я увидела другое.

Если Ван Гог изображает на картине свой внутренний мир — это, по всеобщему мнению, прекрасно, а его современники, прекрасное не оценившие, вообще ничего не понимали. Если так же поступает современный и никому не известный писатель, то есть изображает свой внутренний мир (пускай не в лоб, а при помощи литературных приёмов), используя вместо красок слова, то… «Мэри Сью!»

Мэри, конечно, явление вполне реальное и нехорошее. Но в книге Ольги Брейнингер видно как её саму, так и творческое переосмысление — как только начинаешь его видеть, недовольство по поводу того, что автора слишком много, как рукой снимает.

Этот выдержанный, умный баланс между личностью творящего и результатом творчества в романе (по мнению Галины Юзефович, почему-то повести) прослеживается не чётко, но он всё же есть.

Таким образом, минус произведения отнюдь не в автобиографичности. Основная его проблема — в обрывочном, непоследовательном и путанном повествовании. Это, с одной стороны, можно оправдать состоянием героини и назвать мерой, а не оплошностью, но подобное высказывание будет ни чем иным, как лестью в сторону автора. Увы, бесспорно, что это никакая не мера, а обычный недостаток опыта в крупной форме — Ольга Брейнингер, прикрываясь намеренной недоговорённостью, избегает подробностей там, где они со всей очевидностью необходимы. Но она не Чехов, и поэтому малое количество её страниц напрямую подразумевает меньшее количество описательного и даже всё-таки идейного.

Тем не менее у Ольги, как у автора, есть свой наработанный стиль. Правда, он далеко не всем придётся по вкусу — действительно похож на стиль писателей альтернативной литературы (как раз к ней рекламщики пытаются причислить и «В Советском Союзе не было аддерола»). Лично мне — понравилось очень. Слог гладкий, а что самое главное — он различается в зависимости от того, от чьего лица ведётся повествование. (Фокальные персонажи не чередуется, но добрая часть издания — это серия небольших взаимосвязанных друг между другом рассказов, не имеющих отношения к роману.)

Как отечественное литературное явление «В Советском Союзе не было аддерола» и вправду нечто значимое, но переоценивать его всё же не стоит. Роман интимный (личностно интимный), и он может понравиться по большей части тем читателям, которых затронутые вопросы так или иначе коснулись — собственно, как и автора. В силу того, что Ольга Брейнингер вложила слишком много себя, это никакой не роман поколения. Это — роман для таких же, как она. И ещё, пожалуй, для очень-очень любознательных.

Что касается серии взаимосвязанных рассказов, то они понравились мне даже немного больше. Там тоже затронута тема эмиграции, но основная идея крутится вокруг психических заболеваний и, в частности, биполярного аффективного расстройства. Что самое главное (и в то же время удивительное), в этих кротких отрывках из жизни по прочтении всех кусочков чувствуется куда меньше рванности и куда больше художественного монизма, чем в самом романе.

28 мая 2018
LiveLib

Поделиться

Sammy1987

Оценил книгу

Мы с Ольгой Брейнингер родились в одном и том же 1987 году и принадлежим к одному поколению родившихся в советские 80-е, выросших в новороусские 90-е и повзрослевших в свободные 2000-е. Вот только что может быть общего у преподавателя Гарвардского университета и оператора заштатного колл-центра? Мы обе умеем красиво тосковать.

«В советском союзе не было аддерола» роман не автобиографический, хотя кое-что общее в судьбах героини и автора есть. Главная героиня — молодая женщина, принимающая участие в неком эксперименте по созданию сверхчеловека. Сам эксперимент и его цель описаны крайне расплывчато, зато флэшбеки в прошлое, создающие не только портрет героини. но и всего поколения описаны блестяще. Героиня в романе в отличие от неснятого фильма Федерико Феллини не на героине, а на аддероле. Ок, Гугл — «Аддерол — торговое название смеси солей амфетамина, используемый для лечения синдрома дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ) и нарколепсии. В России запрещен, но в США широко используется». Для главной героини аддерол своеобразный ускоритель, попытка выжать максимум из своего умственного потенциала. Русскоязычная девушка с немецкой фамилией, родилась в Казахстане, эмигрировала с семьей в Германию, «сбежала» учиться в Оксфорд, умчалась за «любовью всей жизни» В Чечню, нашла приют (надолго ли?) в США...

Нестерпимая жажда любви и признания собственной значимости соперничает здесь с бесприютной тоской маленького человека эпохи глобализации и восторгом головокружительной свободы от отсутствия границ настоящего человека мира, одинаково свободно ощущающего себя и в родной Караганде, и в сумасшедшем Нью-Йорке. Пишет Брейнингер очень круто — лихо, точно, сочно, стильно, если хотите. Но в романе нет ощущения целостности, картинка рассыпается на отдельные кусочки калейдоскопа — какие-то выпуклые и яркие, какие-то совсем блеклые, словно еле заметные мазки кистью. Цикл из пяти рассказов «Жизнь на взлёт», также помещенный в это издание, кажется более цельным. И в то же время каким-то неровным, дерганным, нервным. Казалось бы, учитывая общую интонацию всей книги это даже неплохо. Но.. Всегда есть но. Чего-то не хватает. Где-то не дотянула, не дожала, не взорвалась.

Тем не менее книга хороша, хочется верить, что Брейнингер ворвалась в литературу свежим бризом и принесла с собой ожидание чего-то нового и крутого для русской литературы, запретного и невиданного, такого же как аддерол для советского союза.

Случайная цитата: Вот как у меня на лице стало написано, что я знаю, что это значит — страдать и испытывать стыд за себя. Вам когда-нибудь приходилось осознавать, что отныне вы для всех окружающих — пятый сорт и этого не изменить никогда? Если так, то добро пожаловать в Германию глазами русского эмигранта. После стихийного бедствия прощальных визитов одного за другим, с надрывом, после всех родственников, когда каждый надеется, что снова увидитесь очень скоро, в душе поселяется сомнение. Никакой горечи расставания и тоски. Просто вдруг понимаешь, что только что поставил крест на своей жизни. Если грубо променял свою неприметную, тихую историю на такую же неприметную и тихую, но при этом не твою собственную, а выпрошенную взаймы. Если не оценил свои силы и не сможешь, стиснув зубы, помнить, что ты — это ты, а не сломленный жизнью сорокалетний старик или двадцатилетняя вдова в рабочей спецовке, что начинает подметать улицы в шесть утра. И так человек погребает себя заживо, рассудив, отчасти очень здраво, что шансов больше нет. И нужно просто дотерпеть. Пока.

7 августа 2017
LiveLib

Поделиться

jonny_begood

Оценил книгу

"В Советском Cоюзе не было аддерола",- утверждает Ольга Брейнингер и даже выносит это утверждение в заголовок собственного романа. Название информативное, провокационное и интригующее одновременно. Читатель, далекий от фармакологии, идет за справкой в сеть:

"Аддерол – мощный амфетаминовый психостимулятор и фармацевтический препарат, используемый для лечения синдрома дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ) и нарколепсии".

Главное слово в этом описании - "амфетаминовый". Это важно для понимания авторского замысла. Амфетамин и метамфетамин - известные стимуляторы -"ускорители", но Ольга Брейнингер - это все же не Уильям Берроуз и не Ирвин Уэлш, а ее книга - отнюдь не роман о наркоманах и наркотиках из знаменитой "желтой" серии альтернативной прозы. Будьте уверены - здесь все в рамках закона: книга опубликована в старой доброй "Дружбе народов", засветилась в премии "Дебют", в текущем году попала в лонг-лист "Национального бестселлера", и пропаганды наркотиков, уж поверьте, в ней нет. Аддерол в этом романе - элемент текстового метафорического поля, центральный символ, а уж потом наркотик. От этого и будем отталкиваться.

"Я лично бухаю, но могу ускориться",- пел когда-то Сергей Шнуров. Но Шнур - представитель того самого поколения, при котором аддерола не было, и для которого "ускорение" - лишь альтернатива, да и то не самая яркая. Для героини Брейнингер скорость, движение - это не только стиль жизни, это сама жизнь, бурный поток бытия, выходящий из под контроля предыдущих "ламповых", неспешных поколений.

"В Советском Cоюзе не было аддерола" - в некотором смысле роман-манифест первой постсоветской генерации, тех, кто родился в СССР, но сформировался как личность в современной России и других странах.
Это поколение уже заявило о себе в современной русской литературе при помощи проекта "Последние тридцать" и выпущенного по его итогам альманаха, который объединил таких авторов как Ольга Брейнингер, Антон Секисов, Арслан Хасавов, Алиса Ганиева и других. Что же общего между ними? В чем особенность литературы, которую они создают? Как и любая другая поколенческая литература, она, конечно, опирается на общий исторический опыт. Как и любая другая литература "молодых" она подразумевает вечный конфликт "отцов" и "детей". В то время как нынешние "отцы" массово "уходят в историю", "дети" наглядно демонстрируют оторванность от "советской Атлантиды" и пытаются формировать идейное поле современности. В этом смысле роман Ольги Брейнингер весьма показателен: в нем аккумулируются важные философские и стилевые концепты "последних тридцати". Хотя на сегодняшний день кому-то из этих "тридцати" уже может быть и тридцать с хвостиком.

Стиль романа Ольги Брейнингер подкупает. Это тот случай, когда понимаешь, что книга, написанная столь ярким, точным, плотным языком, не может быть плохой по определению. Автор - филолог, ныне учится в докторантуре Гарварда и, несомненно, знает, как делать текст, избегая монотонности и скучности типичной "филологической" прозы. В первой главе она изящно и иронично сочетает легкий молодежный стиль с увесистым научно-канцелярским языком филологических исследований. Впрочем, за стилем лишь первые впечатления. У Брейнингер есть и другие средства для удержания читательского внимания.

Сюжет не то чтобы уж совсем лихо закручен, но держит читателя в тонусе. Главная героиня романа (пожалуй, "alter ego" писательницы) участвует в необычном научном эксперименте, где роль подопытного кролика с проводами на голове граничит с образом жизни суперзвезды, знающей, каковы на вкус губы Ланы Дель Рей. Ее жизнь - попытка выжать максимум, поиск границ возможностей человеческого интеллекта. Тело подводит, но "для поддержания тонуса и социально уместного внешнего вида есть лекарства, косметика, индустрия моды и отбеливание зубов". Есть аддерол, в конце концов. Перед нами, по сути, героиня будущего постгламурного общества с новыми представлениями о теле: "Человек, его физическая оболочка не имеют значения, они лишь носители идеи. И это - все, что имеет значение".
Впрочем, имеет значение и то, как эта русскоязычная девушка, уроженка Казахстана, гражданка Германии, проживающая в Америке, приходит к подобным выводам. По сути, каждая глава книги - это попытка выстроить цепочку детерминированных событий, которые вскрывали бы логику становления не только отдельной души, но и целого поколения. Счастливое детство в Казахстане, несчастная юность в Германии, Оксфорд, Чечня, США. Оторванность от почвы, забвение о собственном доме и семейном очаге, несчастная любовь. Добавим к этому бесприютные скитания, одиночество, почти трагичную невозможность границ и получим идеальные условия для того, чтобы мир рухнул на главную героиню со всей сопутствующей невыносимой легкостью бытия. Чувствуется, конечно, в девичьем голосе и эмигрантская тоска, но это не тоска эмигрантов первой волны по потерянной России, это тоска маленького человека эпохи глобализации, тоска по утраченному жестко структурированному миру собственного детства, смешанная с восторгом первопроходца.

Да, восторг в этой книге определенно присутствует. Это восторг узника, вырвавшегося на свободу - героиня покидает сначала своего возлюбленного, готовящего золотую клетку в Грозном, а затем ученого с мировым именем, руководящего экспериментом. Есть здесь и эйфория жертвы, идущей на заклание ради всего человечества. Эпизод, когда героиня предается толпе, окормляя своими телом и кровью жаждущих (ассоциации с Христом очевидны), становится метафорическим центром произведения: "влюбленные в меня как в идею, их всех объединяющую, они жаждали обладать мной и стать мной, сделать свое тело моим телом".

Есть в этой книге и, чего греха таить, упоение безграничной свободой. Свободой, о которой люди прошлого не могли и мечтать, которая может при всех преимуществах обернуться и сущей мукой. По-настоящему свободный человек свободен и от заботы, и от поддержки, и, что всего хуже, от подлинной любви. Именно поэтому последняя глава становится обвинительной речью на саммите "большой двадцатки" в адрес не только сильных мира сего, но и всех тех, кто менял мир и менялся сам, пребывая в "иллюзиях демократии, свободы речи и прочей ерунды". Да, это определенно стоит прочитать, такой концентрации злобы, вызова и откровенности я уже давно не встречал: "Может быть, я хочу, чтобы вы разрушили нас, пока мы еще не подняли голову, может быть, еще каких-то пять, десять лет, и станет поздно. Может быть, я хочу, чтобы мы проиграли, потому что тогда мы все обретем дом и покой".

Заканчивает свой роман Ольга Брейнингер совсем не риторическим вопросом: "Вам есть что сказать в свое оправдание?" Мне, допустим, есть. Но стоит ли оправдываться? Рано или поздно и это поколение "проиграет" и обретет долгожданный покой.

7 апреля 2017
LiveLib

Поделиться

– Она мне звонила. Неделю назад. Очень счастливая, как фейерверк, вот такая, – Эмили выбросила руки вверх, – голос прямо звенел. У меня мороз пробежал по коже. – Я никому не говорила, – понизила голос Эмили. – Но мне кажется, что если что-то изменилось и она была счастлива… может, она испугалась, что это закончится. Что ее затянет назад. Она так боялась возвращаться.
27 октября 2020

Поделиться

Я не понимаю, как это так, человек от боли должен умереть, а я все просыпаюсь и просыпаюсь каждое утро.
27 октября 2020

Поделиться

для меня у каждого дня ни конца ни края. Я устала просыпаться и понимать, что наступил еще один день.
27 октября 2020

Поделиться

Автор книги

Подборки с этой книгой