«Храбр» читать онлайн книгу📙 автора Олега Дивова на MyBook.ru
image
image

Отсканируйте код для установки мобильного приложения MyBook

Стандарт

3.98 
(40 оценок)

Храбр

224 печатные страницы

2006 год

18+

По подписке
229 руб.

Доступ к классике и бестселлерам от 1 месяца

Оцените книгу
О книге

Он знает цену золоту, но выше ставит дружбу, а всего выше – долг перед Родиной. Верует в Господа, но побаивается старых богов. Говорит на нескольких языках и сражается любым оружием. У него своеобразное чувство юмора, и он очень добрый. Неравнодушный, живой, в чем-то весьма ранимый человек. Храбр по имени Илья Урманин. Он живет в мире, где «людьми» называют лишь свободных. Это мир Древней Руси.

Новая книга Олега Дивова – опыт глубокого погружения в этот яркий и сложный мир. Чтобы рассказать о нем простыми и честными словами, понадобился особенный герой. На самом деле Илья Урманин знаком вам с детства, только вы еще не видели его таким. Сейчас князь выпустит Илью из погреба – и тут герой себя покажет. Ему предстоят затеи, каких раньше не бывало, и чем он победит, никому не ведомо.

Узнайте, как все было на самом деле. Не пожалеете.

Или пожалеете, но будет уже поздно.

читайте онлайн полную версию книги «Храбр» автора Олег Дивов на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Скачивайте приложения для iOS или Android и читайте «Храбр» где угодно даже без интернета. 

Подробная информация

Дата написания: 

1 января 2006

Год издания: 

2006

ISBN (EAN): 

5699186638

Объем: 

404187

Правообладатель
17 575 книг

Поделиться

ivan2543

Оценил книгу

«Храбр» - необычный для Дивова проект, это заметили все и сразу. Необычная тематика, необычная форма.

Как видно, Дивов любит писать про сильных и умеющих рисковать людей, настоящих мужиков. Здесь и боец спецназа («Мастер Собак»), и суперагент контрразведки («Братья по разуму»), и «выбраковщик»-опричник («Выбраковка»), и военный священник («Саботажник»), и горнолыжник («Толкование сновидений»), и милиционер вместе с журналистом («Ночной смотрящий»), и многие другие. И если Дивов решил обратиться к Древней Руси, про кого же вспомнит в первую очередь? Конечно, былинных богатырей!

Однако храбры, как называли на самом деле могучих воинов (монгольское «багатур» впоследствии превратившееся в «богатырь» завезли на Русь позже, во времена ига) не просто «люди героической профессии», но люди эпохи, совершенно отличной от нашей. До этого Дивов обращался только к современным сюжетам или не слишком далекому будущему. Поэтому произведение, посвященное исторической тематике – очень смелый эксперимент для писателя.

Историческая проза – дело скользкое. Как известно, основной сложностью является соблюдение фактов истории и колорита, антуража, языка эпохи. И если первое не является сложной задачей при наличии справочной литературы, то на втором многие «прокалываются». Есть две крайности – осовременивание языка с одной стороны и перегрузка его архаизмами, историзмами, старославянизмами и т. д. С первым все понятно, второе тоже плохо – такой текст сложно читать и воспринимать всерьез.

Дивов нашел способ избежать обеих крайностей: он просто исключил по возможности анахронизмы, оставив только те слова и выражения, которые могли употребляться в описываемую эпоху. Возможно, это несколько обеднило авторский язык, зато не превратило книгу в сомнительную «летопись».

Главное, что бросается в глаза – неоднородность, какая-то асимметрия. Первая часть с художественной точки зрения значительно сильнее второй. Вторая же уступает и языком, и сюжетом.

В первой части автор открывает нам свое видение былинных событий. Дивов старается раскрыть истину за народными гиперболами и широкими фольклорными обобщениями. Выдвинутые им гипотезы чрезвычайно смелы и убедительны. Очень интересно было увидеть Илью как реального человека, а не фольклорный образ. Илья в романе отличается от былинного прототипа довольно сильно. Он столь же силен и независим, но при этом обладает какой-то первобытной наивностью и инстинктивным чувством справедливости. Выведя родословную Ильи от реликтового существа, Дивов показал истоки этого характера. Илья действительно подобен зверю – ведет себя непосредственно, добродушен и щедр с друзьями, бесстрашен и беспощаден в битве (и при этом совершенно не способен на бессмысленную жестокость), честен даже по отношению к врагу – по крайней мере, пока тот сам не проявит коварство. Это удивительно обаятельный персонаж, настоящий герой. При этом он ощущает свою чуждость миру, в котором с каждым годом все больше значения придается деньгам и дипломатической хитрости, и все меньше – чести и дружбе. Он далеко не глуп, но предпочитает честный бой с противником.

Добрыня – политик, своего рода покровитель Ильи, помогающий ему не запутаться в сложностях жизни при княжеском дворе. Он очень сильно отличается от Ильи – в романе он больше стратег и командир, нежели боец. Он – представитель нового мира, в котором слово останется за многочисленными армиями и дальновидными полководцами. Он уважает силу и независимость Ильи, понимая, что моральная чистота этого первобытного воина для современных людей недостижима. Недаром к концу жизни Илья все чаще задумывается о монастырском уединении.

Вторая же часть несколько слабее первой. Она напрочь лишена фантастического элемента, да и интрига в ней не до конца «закручена». «Спецоперация» русских воинов на территории Византии обещает вроде бы массу опасных приключений, но вдруг все проходит как по маслу и даже ошибка, стоившая жизни мятежному правителю ничего практически не меняет. Понятно, что автор хотел создать атмосферу напряженного ожидания, однако этого не удалось. Скорее испытываешь какое-то разочарование – ждешь приключений, и вдруг все заканчивается легкой победой. Получается какое-то невнятное восхваление русского оружия. В общем, Дивову не вполне удалось выразить идею второй части (имхо).

Очень сложно определить жанровую принадлежность романа. Отнести его к чисто историческому жанру нельзя – слишком много делает автор смелых допущений. Однако и «славянским фэнтези» его назвать невозможно – единственный фэнтезийный элемент – наличие у йотунов-неандертальцев сверхъестественных способностей. Поэтому на мой взгляд этот роман можно отнести скорее даже к жанру криптоистории, т. к. он во многом раскрывает перед нами вероятные умолчания летописей и истинный смысл фольклорных иносказаний.

Мир романа удивительно живой, немало места отведено раскрытию характеров героев. Немало на страницах «богатырского» юмора, в особенности запоминается «закадровый» персонаж Дрочило, несомненный предок мичмана Харитонова:-).

Итог: интересная и уникальная в своем роде книга, однако вторая часть сильно портит впечатление. Мне кажется, что тема плодотворная, и хотелось бы, чтобы автор не ограничился двумя повестями, ведь былин про Илью много и среди них есть хорошие сюжеты.

P. S.: Попытка отождествить скандинавских йотунов, снежного человека и неандертальцев кажется мне чересчур смелой. Все-таки доисторические наши родичи не обладали огромным ростом, да и не были столь уж дикими, чтобы сравнивать их с йети. Снежного человека встречали как одинокое существо, иногда с самкой и детенышами, а неандертальцы жили племенами. Слово «орк» было придумано Толкином (хотя в последнее время это оспаривается). Орки действительно похожи на наших древних родичей, но они – не мифологические существа. Мне кажется, что предками йети могла стать какая-то другая разновидность антропоидов, какие-нибудь очень крупные всеядные приматы. А эволюция неандертальцев пошла бы, скорее всего, по техническому пути и породила бы кого-то вроде толкиновских гномов. И уж совсем упрощенно считать «йотунами» всех сверхъестественных существ.

Рецензия написана 05.06.2009.

Поделиться

Glenna

Оценил книгу

Мир, где "люди" - это свободнорожденные, а рабы не воруют, ибо "раб - сам не свой, зачем ему воровать?" Это Киевская Русь, князь её - Владимир Святославич, робичич, с дядькой Добрыней и любимым и странным храбром старшей дружины Ильёй. В этом мире Добрыня до крещения назывался именем Торбьёрн, а Илья, что носит рядом с нательным крестом знак в виде буквы Т Мьёльнир, - урождённый Ульф Урманин. Былины и стАрицы легли в основу этой книги с оригинальным взглядом автора на происхождение былинных богатырей. Жуткие нелюди населяют леса вокруг Киева. И неизвестно, кто страшнее: чудища-каннибалы или случайные собутыльники. Брат за брата или твой друг твой враг?

Однажды князь попросил Илью.

Книга состоит из двух частей:
1. Храбр.
2. Зигзаг удачи.
Приложения:
1. Все имена Ильи Муромца.
2. Мир былин и мир людей.

Книга позиционируется как Славянское фэнтези, ведь кроме человеков разных статусов в ней живут берегини, волоты и йотуны. Ну и кровавые битвы, с законным правом "воткнуть" побеждённым и пытками с отрезанием ятр. Жаль, что автор недосказанно оборвал повесть об Ульфе - Илье Урманине на самом интересном месте.

M_Aglaya

Оценил книгу

Очень мне понравилось.
Содержание (уже всем известно ) – русские былины на новый лад. Правда, всего две… Мало! Первая про Илью Муромца и Соловья-разбойника. Вторая… ну, вторую не знаю.
Герои мне очень понравились. Хотя тут из героев больше всего действует Илья… Урманин… Добрыня в роли государственного мужа меня удивил. Но в приложениях все пояснили и обосновали. Не важно. Мне и приложений не надо. Я обычно при чтении книги доверяю автору. Если доверяется… По своей темности в истории и древнерусской литературе я долго считала, что тот самый Дрочило, про которого упоминается в первой части, это Алеша Попович. В приложениях мне объяснили, что я зря так считала.
Но я, в общем, не жалуюсь. Ильи и одного хватит. Какой герой получился! Настоящий богатырь. (Знаю-знаю. В приложениях мне объяснили, что называть воителей из былин богатырями исторически неверно. Где-то смутно чувствую, что я неспроста не читаю обычно приложения!)
«Мне всегда говорили, что я не очень умный. Поэтому я нарочно много думал…» Это гениально. Хотя Илья, по впечатлению, не умный и не глупый. Он вне этих понятий. Он находится в другом измерении… Какое-то пересечение человека и зверя. Или – человека разумного и пещерного?
Автор выводит, что Соловей-разбойник и прочая нечисть из былин – остатки неандертальцев… в общем, древнего и пещерного. Которых всячески стремятся уничтожить. Ну да, я понимаю – это, видимо, инстинкт сохранения вида. Но все равно жалко, что этот вид истреблен… Всегда было жалко.
Рассуждения у меня на этот счет были такие (уж какие получились): Человек является самым могущественным видом на планете. Он подчиняет и уничтожает остальные биологические виды, в результате изменяется сама среда обитания. Получается, что у каждого биологического вида есть естественные природные враги, которые сдерживают его распространение. У человека, как вида, таких естественных врагов в природе нет. Равновесие нарушено.
(Скромно, а может, и нагло. Не является ли бурное развитие фантастики вообще и фэнтези в частности, во второй половине ХХ века, именно следствием стремительного технического развития, происходящего на глазах уничтожения среды обитания – и, соответственно, смутного подсознательного желания Homo Sapiens вернуться к «ключевому моменту» развития и переиграть по другому варианту? Ведь если посмотреть по существу, что является основным буквально в каждом фантастическом произведении? Не одна разумная раса. )
Интересно, как бы развивалась наша цивилизация, какой была бы история человечества, если бы было несколько видов человека? Это мы уже не узнаем…
Но если взять Илью-Урманина, то, может, где-то было бы и не так плохо?
Повод для размышления.

Поделиться

Еще 2 отзыва
Микола задумался. По большому счету, между безродным Дрочилой, который дрочил проволоку на кольчуги, и княжим мужем Ильей Урманином не виделось особой разницы. Они даже внешне были похожи, только Дрочило коренастей и грубее. Однажды, когда к Киеву подступило войско печенегов, возникла нужда в поединщике для зачина сечи. Печенеги выставили такого необхватного степняка, что киевская дружина загрустила – самые могучие свои оказались, как назло, в разъездах. Тут-то и вспомнили молодца, дравшегося по праздникам на торжище. Пошли, уговорили. Дрочило вышел за городскую стену, разорвал степняка голыми руками и ушел обратно. Воодушевленные русы печенегов разбили наголову. Дрочиле после этого прямая дорога была в дружину, а там как повезет. Князь его озолотил, воевода позвал служить. Дрочило служить пришел… и ушел. Сказал, привык быть вольным. Чем княжих мужей обидел донельзя, всех, от младших дружинников до бояр. И случайно пробудил в них лютую неуправляемую зависть. Как бы намекнул на их добровольное рабство при киевском столе. Княжи мужи холопами отродясь не были, никогда даже во временное холопство не подавались, но… Им требовался князь. Они могли сместить его и выдвинуть нового из своих, да хоть призвать варяжского конунга или польского круля, однако без князя им было никуда. Сущая правда – и она резала глаза. На наглеца затаили нешуточную злобу. Не стань Дрочило знаменит на весь Киев и окрестности своим подвигом, угодить бы ему из людей в смерды мигом. А то и в холопы. Уж придумали бы, как скрутить чересчур вольного в бараний рог. Но такое самоуправство возмутило бы весь город.
12 сентября 2020

Поделиться

отношения и государственное строительство у русов даны по монографии «Киевская Русь» академика Б.Д. Грекова. Духовная составляющая – по «Истории русской церкви» видного советского религиоведа академика Н.М. Никольского. Фактически это учебники университетского уровня, служившие «основополагающими» много десятилетий (лично для меня отдельная ценность обоих авторов в том, что они занимали высокие посты в советской научной иерархии, но сформировались как ученые еще в царское время). Общая атмосфера и все детали отношений Руси с Византией (в частности, эпизод бунта Георгия Цулы) почерпнуты из сборника текстов выдающегося русского византиста академика Г.Г. Литаврина «Византия, Болгария, Древняя Русь».
11 февраля 2020

Поделиться

Воевода и витязь попытались войти в двери одновременно. Терем задрожал.
15 сентября 2017

Поделиться

Еще 1 цитата

Автор книги