«История нацистских концлагерей» читать онлайн книгу 📙 автора Николауса Вахсмана на MyBook.ru
  1. Главная
  2. Библиотека
  3. ⭐️Николаус Вахсман
  4. 📚«История нацистских концлагерей»
История нацистских концлагерей

Отсканируйте код для установки мобильного приложения MyBook

Премиум

4.54 
(24 оценки)

История нацистских концлагерей

1 446 печатных страниц

2017 год

16+

По подписке
549 руб.

Доступ ко всем книгам и аудиокнигам от 1 месяца

Первые 14 дней бесплатно
Оцените книгу
О книге

Известный историк, профессор Бирбек-колледжа Лондонского университета Николаус Вахсман исследовал и представил полную историю нацистских концентрационных лагерей с 1933 по 1945 год. Основываясь на подлинных документальных материалах о лагерях Освенцим, Дахау, Заксенхаузен, Бухенвальд, Маутхаузен, Флоссенбюрг, Равенсбрюк и многих других (двадцать два крупных лагеря и более тысячи лагерей-спутников опутали Германию и Европу), автор представил историю создания, цели, принципы, структуру и систему управления этой чудовищной человеконенавистнической машиной по уничтожению людей, обратив особое внимание на невероятные по жестокости условия содержания в них узников.

Заключая свой колоссальный труд, автор высказывает мысль о том, что «система концлагерей была великим извратителем ценностей, является историей бесчеловечных мутаций совести, сделавших нормой насилие, пытки и убийства». И настаивает: современный мир не имеет права об этом забывать.

В приложении приведены данные о заключенных лагерей, начиная с 1935 по 1945 год.

читайте онлайн полную версию книги «История нацистских концлагерей» автора Николаус Вахсман на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Скачивайте приложения для iOS или Android и читайте «История нацистских концлагерей» где угодно даже без интернета. 

Подробная информация
Дата написания: 1 января 2015Объем: 2603178
Год издания: 2017
ISBN (EAN): 9785227073013
Переводчик: А. Уткин
Правообладатель
4 822 книги

Поделиться

Celine

Оценил книгу

В общем, если спросить человека далекого от истории, или человека, который строит свое знание истории по масс-маркетовскому говнецу вроде какого-то "Мальчика в полосатой пижаме" и иже с ними "что вы знаете про концлагеря?", то скорее всего скрипя мозгами обыватель назовет Аушвиц-Освенцим, и скажет, что "там убивали евреев". А вот с остальными могут возникнуть затруднения. В одной из своих рецензий я упоминала про эпик фейл бывшего американского президента Барака Обамы (точнее, его спичрайтеров), который случился еще во время его предвыборной кампании - во время речи Обама рассказал историю про своего родственника (вроде двоюродного деда), который учавствовал в освобождении Аушвица. Эта ошибка вызвала взрыв ехидных постов в блогосфере и роликов на ютубе на тему "представляем себе чернокожего в красной армии" итд. На самом деле перепутали лагеря, и родич Обамы учавствовал в освобождении Бухенвальда или Дахау (уже сейчас не помню), но ехидничать блоггеры и журналисты все равно продолжили - "как можно было перепутать страны?"
Кстати, про Бухенвальд с Дахау... Кстати, вот тут на днях на ЛЛ наткнулась на абсолютно "прелестный" отзыв, где ремарковскую "Искру жизни" обвинили в том, что... Ремарк воспевает американцев и вообще "переписывает историю" (разумеется, победили только мы, а никаких американцев и прочих англичан и рядом не стояло, и вообще они казлы, второй фронт поздно открыли). Если говорить о "переписывании истории", то вот в комментариях к первой упомянутой мной рецензии мне принесли еще один "прелестный" пример - вот, читаем официальный текст, звучащий перед минутой молчания в День Победы. Вас там ничего не смущает? Ну, это я к вопросу об исторической точности событий, ничего более...
Теперь вернусь к книге. Скажу сразу - это самое масштабное и скурпулезное исследование из всех мною читанных посвященных именно истории возникновения и функционирования концентрационных лагерей. Вопреки поверхностному мнению, концлагеря не были созданы исключительно для того, чтобы убивать евреев. А "окончательное решение еврейского вопроса", которое дымом и пеплом выпустило из труб своих крематориев миллионы жизней было эволюционным шагом в развитии истории лагерей в Третьем Рейхе.
На первых страницах Вахсман рисует нам сценки из Дахау в обратной временнОй ретроспективе - мы видим Дахау образца сначала 1945 г. (в день освобождения лагеря американскими войсками), потом 1939, потом 1933 г. Есть такое одесское выражение - "две большие разницы", так вот тут это "три большие разницы", и лагеря разделенные двенадцатилетним промежутком друг на друга не похожи.
И вот потом, Вахсман страница за страницей рассказывает, как, для кого и почему были созданы концентрационные лагеря вообще в мире, и в Германии в частности. Как они создавались, кто за них отвечал, кто были заключенные, какие были порядки, какие были наказания, как питались, как наказывали узников, и сотни других вопросов. Тут особо стоит остановиться на вопросе: "кто были узниками". Когда нацисты окончательно пришли к власти, то вначале узниками лагерей были "социально опасные элементы", и все началось с врагов нацистов, политических противников и прочих, которых "социально опасных элементов", которых в лагеря кидали в ходе так называемых превентивных арестов. Многие знают знаменитые слова немецкого пастора Мартина Нимеллера, в которых вкратце отражена эволюция "развития" врагов рейха:

Когда нацисты пришли за коммунистами, я молчал, я же не коммунист.
Потом они пришли за социал-демократами, я молчал, я же не социал-демократ.
Потом они пришли за профсоюзными деятелями, я молчал, я же не член профсоюза.
Потом они пришли за евреями, я молчал, я же не еврей.
А потом они пришли за мной, и уже не было никого, кто бы мог протестовать.

Сам Нимеллер вначале симпатизировал нацистам, но потом стал протестовать против давления на церковь, и в итоге стал и сам заключенным в Заксенхаузене и в Дахау.
Но лагеря образца середины 30-х все таки сильно отличались от тех, чем они стали с начала Второй Мировой. Да, узникам жилось тяжело, голодно. Можно было умереть в лагере по самым разным причинам - от болезни, тебя могли убить или казнить охранники, но все таки тогда они еще не были массовыми фабриками смерти.
Да, как можно понять, то количество и функции лагерей не были одинаковыми от начала и до конца. Лагеря появлялись и исчезали, развивались, увеличивались. Были "трудовые лагеря", фильтрационные, пересылочные, а были и такие, чьей функцие стало массовое истребление неугодных. С принятием решения "окончательного решения еврейского вопроса", а также с началом ведения массированных боевых действий на Восточном фронте перед нацистской верхушкой встал вопрос о том, каким образом можно уничтожать конвейером большие массы людей, прежде всего военнопленных и евреев. Самые распространенные прежде методы казней - расстрелы или повешение для массовых экзекуций оказались малоэффективны, долго, и дорого. При том, приходилось принимать во внимание и психологическое влияние на тех, кому приходилось этим заниматься. (Не так то просто в день перестрелять несколько сотен человек одному человеку). Были и случаи неповиновения, и сумашествия, и всего чего удобно. В итоге, основной метод уничтожения при помощи газа показался нацистам достаточно "чистым" и эффективным, а также дешевым и быстрым. Загнали под маркой "дезинфекции" людей в помещение, пустили газ, несколько минут и все кончено. А трупы уберут и сожгут потом те же заключенные из зондеркоманд - а у самих охранников ручки чистенькие. Первые опыты по "газовому" методу умерщвления были испытаны на партиях советских военнопленных, а потом метод уже был поставлен "на поток".
Вот опять же, у нас на ЛЛ в комментариях уже как-то был разговор с френдами на эту тему - а как жили руководители лагерей вроде Рудольфа Хесса (коменданта Аушвица) в такой обстановке. А прекрасно они жили... Вообще, в условиях лагеря даже мелкая нацистская сошка с начальственными функциями становилась крупной фигурой. Они жили в комфортных условиях, могли выбирать себе лично или для приторговки на стороне любое барахло/ценности из вещей уничтоженных ими людей, их жены щеголяли в лучших нарядах сшитых заключенными. И, как я писала, дым из крематориев их беспокоил исключительно как бытовое неудобство.
Охранникам из ранга пониже приходилось похуже, так как они по долгу службы видели больше "неприятных" вещей. Многие жаловались на тяжесть службы, что им снятся убитые ими люди. Чтобы сгладить эмоциональные переживания - они имели почти неограниченный доступ к алкоголю, а также им периодически устраивали что-то вроде приятных вояжей на итальянские курорты.
Можно продолжать еще долго, это неисчерпаемая тема для разговоров с самых разных точек зрения. И я преклоняюсь перед Николаусом Вахсманом за его труд. Вроде бы, про концлагеря написаны тысячи книг - но в основной массе это мемуарная литература и рассказы выживших. А тут действительно очень серьезное, масштабное и скурпулезное исследование на тысячах источников. Обидно, что у такой литературы мало читателей - боятся документалистики, боятся объема книги, боятся темы. Но по мне - лучше прочитать одну хорошую документальную книгу для того, чтобы понять как оно было на самом деле, чем десяток современного слезовыжимательного ширпотреба с спекуляцией на тему войны.

1 апреля 2017
LiveLib

Поделиться

Yuli_yuli__k

Оценил книгу

Нацистские лагеря - это огромное позорное пятно в истории человечества, его никогда не смыть, и мы обязаны об этом помнить, дабы подобное никогда не повторилось, хотя я и не верю, что какая-либо книга могла бы этому препятствовать.

Я данное произведение читала около двух месяцев, практически каждый день, и на протяжении всего этого времени меня не покидали два чувства: страх и стыд. Стыдно было за то, что я вообще принадлежу к человеческому роду, лучше бы родится глубоководной рыбой и никогда не встретиться с этим страшным двуногим животным. Еще Ф.М. Достоевский писал, что право телесного наказания одного человека другим, есть первый признак морального разложения общества, так, стало быть, к моменту установления нацистской диктатуры оно представляло собой целиком гниющую массу.

Профессор Лондонского университета Николаус Вахсман писал эту книгу более десяти лет, основываясь на подлинных документах, собранных им в течение этого времени. Его монументальный труд охватывает период с 1933, когда национал-социалисты во главе с Гитлером пришли к власти, по 1945 года. Освенцим (Аушвиц), Дахау, Бухенвальд и многие другие крупнейшие лагеря, ставшие местом гибели огромного количества людей (в числе которых около двух миллионов евреев!) представлены здесь в самом обличающем свете.

Основные моменты книги:

​история создания, развития и принцип работы этой чудовищной машины по истреблению людей;

реальные истории бывших узников концентрационных лагерей, а также тех, кто не смог дожить до освобождения;

освещение общественного мнения, и того, каким ничтожеством, может быть тот, кого не трогают;

невероятно жестокие, нечеловеческие условия содержания узников в лагерях;

статистические данные о количестве лагерей и заключённых в них людей;

полный список имён нацистских преступников и их судьба после падения третьего рейха.

В общем, нелёгкое получилось чтение, перевод, на мой взгляд, мог бы быть и получше, ссылки, которые занимают почти половину книги совершенно нечитабельные и я вскоре перестала обращать на них внимание. В целом же, книга даёт ясное представление о системе концлагерей и оставляет после себя тяжкий осадок, кто интересуется этой темой, вполне может взять её на заметку.

13 сентября 2019
LiveLib

Поделиться

Maple81

Оценил книгу

Это далеко не первая моя книга на тему концлагерей. Я читала уже много воспоминаний. Но проблема их как раз была в их чрезмерной разрозненности. Нет, конечно, сложно предъявлять претензии выжившим узникам, что они нам не предоставляют полную картину происходящего. Каждый писал только о том, что видел он. Но ощущалась необходимость свести все эти личные взгляды воедино, дополнить их документами и снабдить, желательно, отстраненным взглядом. Не равнодушным, нет, но не вовлеченным напрямую, способным к взвешенной рассудочной трактовке, умеющим отделять правду от россказней. И вот все это я наконец-то встретила в этой книге. Рассказ о лагерях начат еще практически до их начала, и закончен тоже значительно после того, как они перестали эксплуатироваться. Может быть, и эта книга не полна, но пока что это самое масштабное исследование из тех, что мне попадались.
Начинается книга издалека, с анализа самого понятия концлагерь и упоминания того, что основателем его были вовсе не немцы. Но это, скорее, чистая история. Далее автор переходит к первым лагерям. Когда они образовывались, зачем и против кого. А первые лагеря в Германии были ... против немцев. Тех из них, кто считался инакомыслящим. Например, с коммунистическими склонностями. Или слишком дерзкие адвокаты, юристы. Кто-то, кто косо смотрел на нацистов. А то и просто личные враги или надоедливые соседи вновь выдвинувшихся партийцев. И, конечно, немецкие евреи. Правда, это были еще не лагеря смерти. Хотя и там были случаи избиваний узников и убийств их "при попытке к бегству", все это были разовые акции, таковых лиц автор перечислял практически поименно. Евреев туда сажали тоже не столько по национальному признаку, сколько с целью отъема ценностей. А позже могли и выпустить. Многие из партийного руководства не одобряли излишней жестокости в лагерях, время от времени туда приезжали комиссии, производились проверки. Множество "самопальных" лагерей закрывается, за остальными налаживается контроль. И только Гиммлер постепенно старался прибрать лагеря к рукам, и он же разгадал идею фюрера не закрывать их, а, наоборот, расширить, и ввести более жестокую систему.
Расширяется и диапазон категорий, попадающий в лагеря. Все они носят специальные метки.

Евреи и цыгане попадают по национальному признаку, коммунисты по политическому, есть преступники и асоциальные элементы (нищие, проститутки), а также нелюбимые нацистами гомосексуалисты и Свидетели Иеговы. С учетом большого разнообразия заключенных нельзя назвать дружной компанией, даже до начала войны. После разница еще усиливается, прибывают украинцы, поляки, русские военнопленные.
Со все увеличивающейся массой народа надо что-то делать. Входит в норму трудовая повинность - заключенных можно использовать на тяжелых работах, на стройках или на опасном производстве, в шахтах. Раньше работа в лагере была от случая к случаю и не была обязательной. На части заключенных начинают ставить медицинские опыты, оправдывая это защитой солдат рейха и используя асоциальные элементы. Потом начинают уже вести эксперименты по сокращению численности лагеря. От обычных расстрелов переходят к смертельным инъекциям, дальше идут опыты с газом, пока не доходят до налаженной системы крематориев. Число лагерей увеличивается вместе с растущей территорией. Чем дальше от Запада, тем меньше надо церемониться.
Немцы очень рациональны, они не просто уничтожают людей, они внимательно считают получаемую выгоду. Собирают с обреченных не только золото и деньги, но тщательно сортируют все вещи, состригают волосы, и все это отправляется на промышленные цели в Германию. Но доступ к деньгам приводит к обогащению на местах, а это, в свою очередь, к дополнительным расследованиям. Впрочем, в самом лагере от этого условия не улучшаются, дело заканчивается только назначением других людей на руководящие лагерные посты.
Но после перелома в войне ситуация несколько меняется, верхушка рейха стремится замаскировать творящееся в лагерях. Где-то прекращаются эксперименты, в последние месяцы войны даже пытаются смягчить режим. Ряд евреев вдруг становится ценным материалом для потенциальных обменов. Впрочем, с этими планами ничего не выходит, и дети из показательного лагеря отправляются туда же, куда и все остальные до них.
Далее уже всем видно поражении Германии. И опять реакция на местах оказывается совершенно разной. Кто-то стремится убежать и не обращает внимания на узников. Кто-то наоборот усиливает расстрелы в последние дни, чтобы оставить как можно меньше свидетелей. Тех, кто может идти, отправляют в марши смерти. Но тех, кто лежит в лазаретах, часто оставляют в живых, потому что с ними уже некогда возиться.
И часто книги заканчиваются на том, что пришло освобождение. Но нет, автор прав, что не обрывает здесь свое повествование. Он не слишком подробен, но дает некоторую картину. Где-то освободители на местах расправлялись с оставшимися охранниками, где-то же предпочитали их отдавать суду. Заключенные не перестали умирать только потому, что пришла свобода. Понадобилось еще прилично времени, чтобы организовать необходимое питание, условия содержания и медицинскую заботу. Ну, и, конечно, эвакуацию узников на родину. Поэтому проще всего было с западными гражданами. Например, французами, норвежцами. Тяжелее с теми, чьи семьи погибли, которым некуда было возвращаться. Их старались содержать в лагере, не отпуская в "свободное плавание", чтобы не обременять страну бродячими нищими и не разносить болезни. Поэтому в некоторых из книг мы сможем встретить и удивляющую непосвященных картину, когда люди уже после освобождения находятся в лагере и под охраной.
Заключительные страницы книги посвящены судам. Кто именно оказался на скамье подсудимых, всегда ли приговор был объективен, кто смог избежать суда? А также как изменялось отношение к преступлениям гитлеровцев со временем, как по-разному реагировали на него страны, каким тяжелым грузом были для них места этих бывших лагерей.

10 декабря 2021
LiveLib

Поделиться

Но даже в условиях ничем не ограниченного притока новых рабочих рук для принудительного труда кирпичный завод Ораниенбурга не стал ожидаемым триумфом, поскольку устремления СС значительно превышали их возможности. Кирпичный завод стал циклопических масштабов бедствием, напоминавшим некоторые несуразные вследствие масштабности государственные проекты в СССР, осуществляемые в рамках системы ГУЛАГа. Решающий момент наступил уже в мае 1939 года во время первого пробного пуска, состоявшегося с нарушением графика – завод был пущен с задержкой в несколько месяцев. Офицеры СС недоверчиво взирали на то, как их тщеславные мечты в буквальном смысле превращались в пыль: кирпичи, едва выйдя из печей обжига, разваливались. Вследствие некомпетентности и спешки эсэсовские управители допустили массу примитивных ошибок. Они даже не потрудились проверить, подходила ли местная глина для использования в оборудовании для полусухого прессования. А она не годилась. Огромный кирпичный завод, унесший столько жизней, так и не произвел ни одного качественного кирпича .
11 ноября 2020

Поделиться

Первые месяцы в каменоломнях лагерей Флоссенбюрг и Маутхаузен были особенно тяжелы.
11 ноября 2020

Поделиться

Но для подавляющего большинства немцев, даже не особо жаловавших режим, ужасы концентрационных лагерей превратились не более чем в абстракцию
11 ноября 2020

Поделиться

Переводчик

Другие книги переводчика

Подборки с этой книгой