Книга или автор
0,0
0 читателей оценили
130 печ. страниц
2019 год
12+

*

Красота и революция…

Красота не нуждается в воле – восторженное возбуждение не для неё, и она не требует расчёта – для неё борьба бессмысленна… Душа – источник красоты, и она постигается разумом сердца.

Расчетливые искатели борьбы видят красоту в революции – она возбуждает восторг, переходящий в фанатизм… за которым не видится жизни – есть только одно желание: быть внутри своей «красоты» – в революции.

Любой революционер на вопрос: есть ли у него душа?.. ответит: «Я атеист»… но причём здесь Бог?..

Если нет души – красоты не увидеть… она будет придумана чистым разумом и геометрическим расчетом, без участия сердца… и совести не будет здесь места.

Когда отмирает стремление к свободе и пропадает желание проявлять нужные героические поступки, то испаряется мужество, гордость разбавляется ненавистью, а вера уходит в себя, возбуждая надежду на самозащиту от мерзости, исходящей от власти…

Поэтому власть во все времена пытается искусно спрятать грязь и дерьмо под идеологию или корпоративную этику, осознавая, что самостоятельные люди поймут при любых обстоятельствах правильно, а тем, кому можно навешать лапшу на уши, всегда найдутся…

Мерзость – основной признак вырождения и упадка, который вызывает страх… Главная мерзость – это коррупция, которую любая власть видит и осознаёт в первую очередь.

«Наивный» Сталин понимал по-простому: с коррупцией надо бороться методом кнута и пряника, а коррупционеров убирать из власти… каким образом?.. это иная мерзость, не имеющая значения к данной теме.

Мерзость «свыше» для самостоятельных людей – это поиск выхода из положения с необходимостью не испоганиться ею.

Для «рабов своих желаний» – это падение в бездуховность… до подчинения мерзким обстоятельствам.

«Красота спасёт мир»… если наши души будут прекрасны сами по себе и в себе самом, отталкивая «эстетику» мерзости… которую под видом свободы узаконивают конституционно и правилами общественной морали.

Красота нужна всем, и каждый её воспринимает по-своему и у каждого свой идеал.

Гнусная мерзость – отнять у человека жизнь, но самая гнусная – оправдать отнятие жизни.

Мне косвенно пришлось пережить большие и малые войны – они в сердце проникали через сознание и не ложились тяжёлым грузом в душу (таким состоянием, в порядке вещей, пользуются непорядочные политики, оправдывая войну, закладывают страх в душу… но Бог им судья). Для меня война противное и мерзкое мероприятие, ни чем не связанное с красотой, в которой можно оправдывать только сторону защиты.

В моём понимании глобальная война – это бессмысленное отнятие жизни и отсчёт новой эпохи, изменяющей уклад жизни человечества… локальные войны – то же самое для защищающейся страны и его народа.

Раб желаний на троне деспота… не жизненная ситуация, поэтому сопротивляться ей – самоубийство.

Раб желаний и красоту видит только в своих желаниях… исполнив их, он теряет красоту – она ему больше не нужна… в этом не ограниченность, а бессмысленность жизни.

Рабское всегда и во всём бессмысленное, пусть даже исполняется с глубоким и проникновенным умом.

Нет красоты в природе, если нет её в душе человека. Душа раскрывает в природе свою красоту, что является смыслом искусства и умения жить… согласно своим желаниям, не подчиняясь им.

Каждая душа творит свой идеал красоты – в чём сила и независимость человека.

Творящие «всеобщий» идеал красоты – рабы своих желаний… В революционном порыве, утверждая свой идеал, они несут людям беды и горе (смотрите хотя бы историю Великой Октябрьской революции).

Есть одна красивость в революции, которой щеголяют любители резких перемен – это возможность, как презрительно говорят в народе, «вылезти из грязи в князи».

Примеров много, приведу пару:

Из батраков в генсеки… такой путь могла дать только революция, ломающая старые устои по принципу: кто был никем, тот станет всем – это путь Константина Черненко.

Путь от мошенника до генерала и зам. Министра путей сообщения прошёл Френкель, управлявший железнодорожными строительными отрядами по системе ГУЛАГ. Сам бывший гулаговец, предложивший, каким образом использовать «исправительный труд (читай: дешёвый рабский труд) заключённых» на благо Родины… Сталин был очень доволен этим предложением, поэтому Френкель – генерал.

Революция – это резкое изменение культуры… с её падением, движение для которой требуется только эволюционное – тогда она подлинный выразитель сущности развития общества.

*

«Демократизм вызывал во все времена упадок организующей силы» (Ф. Ницше)

Сейчас это понятно даже непосвящённым в политику людям… Но фашиствующие либералы с ортодоксальным мышлением прикрываются словом «демократия», извращая её на корню.

Сила ума Ленина как раз в том, что он видел и понимал, каким образом «демократизм» уничтожает человеческое в мелких разрозненных европейских государствах, а в «империях» организует «массы» и формирует «организующие силы» в любом деле…

Отсюда ловко придуманный «демократический централизм», который способствовал организации дисциплинированной партии, революции и государственности… но это на первоначальных этапах становления или под гнётом диктатуры – далее развращение «организующих сил» и «масс». «Демократический централизм» как статья устава партии в системе советской власти являлся главной причиной формирования партийной бюрократии. «Демократический», это круговая порука, а «централизм», это ответственность одного за всех. Партия всегда была права находя «козла отпущения» и создавая культ главы партии. Это была «мина» позволившая развалить не только партию, но и страну в конце 1980-х – начале 1990-х.

К любому «централизму» надо приспосабливаться, чтобы выжить… жить возможно только за пределами прямолинейной надуманной системы… там, где приспособление, там не обходится без разврата.

Развращённая демократизмом современная Европа и привычная к традициям, авторитетам и ответственности Россия…

Естественное противостояние, в котором либеральный стадный инстинкт вызывает презрение и ненависть, непереносимость и откидывания всего, что относится к традициям, что предполагает ответственность, а тем более вызывает авторитет.

Вся ответственность отдаётся на откуп либерально-демократическим организациям типа ОБСЕ или в Европейский парламент, которые теряют её в круговой поруке… или утрачивают либеральную и демократическую суть, где традиции просто стираются – в них нет нужды, а «традиционным» становится свободное желание и нетрадиционная ориентация… авторитет, точнее рейтинг, определяется не «силой», а местом в «вертикали власти».

Установите
приложение, чтобы
продолжить читать
эту книгу
261 000 книг
и 50 000 аудиокниг